X

Новости

Вчера
2 дня назад
19 июля 2018
18 июля 2018

Праздник отсыревших фейерверков

Новый год на носу. На самом деле это такое образное выражение, потому что у меня на носу прыщ. Не какой-нибудь серый сентябрьский прыщ или, там, сухой июльский, а декабрьский, перламутровый. Очень гармонирует с гирляндой на окне.

Мы, пермяки, страсть, как любим гирлянды. У нас в Перми они вместо солнца. С начала декабря на рамы их наздёвываем. А как не наздёвывать, если солнца нету? Ровно брошенные дети живём, честное слово. От праздника к празднику, в робкой надежде, что как-нибудь рассосётся.

Вообще, мы от праздников без ума. Они нас будоражат. В остальное время мы дремлем и индифферентно смотрим на мир. Логично смотрим на мир. В русле французского экзистенциализма смотрим на мир. Кто из нас не напивался в День Парижской Коммуны до изящного бормотания? А кто не переедал в Новый год? Между прочим, это единственная ночь в году, когда к холодильнику не обязательно красться. Эсхатологический праздник. Финал, там, и всё такое. Любим мы финалы-то. Хлебом не корми, дай по краю пройтись, как в девяносто девятом. Вот ведь времечко было. В Голливуде Шварценеггер Антихриста победил. В России Путин к власти пришёл. Оба подсуетились. Как хотите, так и понимайте это совпадение.

Смешно, но алым днём календаря у нас стало тридцать первое декабря. Одним финалом эту страсть не объяснить. Раньше я не понимал, почему пермяки так любят Новый год. А потом я две зимы подряд продавал ёлочные игрушки в палатке на Пролетарке. Мёрз, понужал коньячок, анализировал покупки. За три дня до Нового года с прилавка сметали буквально всё. Пермяки покупали сломанные волшебные палочки, треснутые маскарадные маски, детские костюмы, которые были заведомо малы их детишкам. Заведомо, понимаете? Тридцать первого декабря трезвый мужик купил отсыревшие фейерверки. Я ему честно сказал, что они отсыревшие. «Отсыревшие, — говорю — салюты-то. Видишь, под прилавком лежат? Не на продажу». А мужик посмотрел на меня шало, сгрёб палки в охапку и спросил: «Сколько?» Отдал за тысячу рублей. Нельзя меня так искушать на морозе-то.

Именно тогда я смекнул про Новый год. Мы любим этот праздник, потому что это самый иррациональный и бессмысленный праздник на свете. По большому счёту мы приветствуем хронологию, чествуем облетевший календарь, вглядываемся в точку. Вдохновенно наслаждаемся отсутствием смыслов и ограничений. Будь у нас поменьше гордости и побольше смирения, мы бы непременно затеяли отмечать новый месяц, неделю, день, час, минуту. Самые смиренные добрались бы даже до секунд.

Однако гордость хранит нас, и мы даём себе слабину только в Новый год. Комплексы, диеты, экономность исчезают вслед за светилом. Мы едим, едим, едим, потому что завтра не наступит никогда. Мы пьём, пьём, пьём по той же причине. Мы покупаем, покупаем, покупаем, вы уже знаете — почему. Вольница. Дон. Лас-Вегас. Ватага ушкуйников в поисках отсыревших фейерверков. Эсхатологическая устремлённость, бессмысленность происходящего, сбежавшее солнце будто бы освобождают нас от самих себя. А пока мы наздёвываем гирлянды. Покупаем сугрев. Лепим пельмени. Выбираем подарки для родственников жены. Короче, рационально готовимся к белиберде. Потому что жить без смыслов — это радость. А когда радость, тогда и праздник.

***