X

«Иностранный агент» — это знак качества

То, что общество «Мемориал» признано иностранным агентом, не удивляет нисколько. И даже тот факт, что организация международная, а посему включение её в реестр иностранных агентов противоречит решению Конституционного суда, не вызывает ни возмущения, ни изумления.

В реестре «иностранных агентов» можно найти «Школу призывника», спортивно-патриотическую организацию, школу экономики, фонд развития малых народов Севера, беженцев и вынужденных переселенцев и много другого интересного. Все они получают или получали деньги из-за рубежа и, по мнению Минюста, занимаются политической деятельностью. А политической деятельностью в России могут признать всё что угодно. Сосед снизу курит в туалете, а ты чувствуешь запах дыма у себя в квартире — агитируешь его, а заодно и всех окружающих за отказ от курения, — формируешь общественное мнение. Потом это общество предпочтёт выбрать депутата-спортсмена, который фанат здорового образа жизни, поэтому выдвинул законопроект, который предусматривает полный запрет на продажу табака. Закон приняли. Сосед снизу оказал влияние на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики в области укрепления здоровья нации. Политическая деятельность всех участников цепочки событий налицо.

Наверное, наши потомки когда-нибудь станут называть время, в которое мы живём, эпохой абсурда. И будут правы. Жить в абсурде и непрерывно реагировать на происходящее эмоциями невозможно. Когда всё это начиналось — ещё да, а сейчас мы все просто привыкли. Чувствительность притупилась, реакции вялые. Только признаваемые иноагентами НКО почему-то продолжают переживать и спорить. Зачем? Да, словосочетание «иностранный агент» имеет негативный оттенок. Но это временно. В стране, в которой этот ярлык вешают на Общество трезвости оленеводов, это понятие рано или поздно утратит свой первоначальный смысл, даже несмотря на культивирование в обществе ненависти к иностранцам.

Есть прекрасные примеры того, как когда-то «плохие» слова довольно быстро прекращают восприниматься как таковые и входят в повседневный обиход. Например, нецензурные слова и выражения, которые пока ещё запрещено использовать в СМИ, активно используются в современной литературе, искусстве и повседневной речи. Разве можно было представить себе лет 20 назад парочку нежных юных созданий, которые держатся за руки, прогуливаясь по вечерней аллее и мило беседуют... матом. При этом нисколько не смущаясь близостью детей и взрослых людей.

Когда-то жаргонизм «открытка» сегодня стал вполне литературным словом, вошёл в словари русского языка. Есть и обратные примеры. Старое русское слово «шваль», когда-то означающее «портной», теперь стало пренебрежительным и оскорбительным.

Вернёмся к нашим баранам, поголовье которых растёт, определяя характер нашего времени. Процесс адаптации населения к новому понятию «иностранный агент» в значении «негосударственный» можно ускорить. Для этого нужно перестать писать это мелким шрифтом, прятать в уголках страниц и бегать по судам, оспаривая решение Минюста. Надо гордо вывешивать это как бренд, как знак качества, некоррумпированности, искренности намерений и внутриполитической непорочности. На сайтах, на воротах, на всех документах, визитках и презентациях. Не станут же иностранные фонды финансировать бездельников и непрофессионалов. Там не дураки сидят. А если вы НКО, но вас ещё не признали иностранным агентом, договоритесь, чтобы вам прислали пару тугриков из Монголии, и бегом — заноситься в реестр. Чего тянуть? Чем быстрее все не относящиеся к госструктурам НКО станут иностранными агентами, тем быстрее всем станет на это наплевать.