X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
02 июня 2020

Год продовольственным антисанкциям. Как меняли лосося на карася...

Ничто не вечно под луной. И дискуссия о «пользе и вреде антисанкций», которым исполнился ровно год, совершенно не нова. И ответ на неё, и аргументы мало чем отличаются от других дискуссий. Таких дискуссий, как: «Что мы выиграем от введения очередной таможенной пошлины?», «Стоит ли России вступать в ВТО?», «Каким образом защитить отечественного производителя от импорта?», и т. д., и т. п.

При ответе на такие вопросы у меня есть один аргумент — столь же исчерпывающий, сколь и неочевидный. А именно: теория сравнительных преимуществ Давида Рикардо. Да-да, того самого Рикардо, про которого многие студенты советского времени знают, что он был экономистом, вместе с Адамом Смитом создавшим домарксистскую политическую экономию. И больше ничего.

Так вот, в числе прочего Давид Рикардо открыл одну любопытнейшую вещь. До него считали, что более развитые страны обладают «абсолютным преимуществом» и будут богатеть, а менее развитые — беднеть. А наш герой сделал математические выкладки и доказал: если эти страны будут торговать друг с другом — разбогатеют и те, и другие. Единственный серьёзный негатив от этого процесса — специализация стран, причем чуть ли не на вечные времена. И если Англия во времена Рикардо производила промышленные товары, а Португалия — вино, то и сейчас мало что поменялось. Но, повторимся, от обмена вина на промышленные товары выигрывали и выигрывают обе страны.

И отсюда: любые барьеры в международной торговле могут быть полезны только ограниченным группам людей, но вредят обществу в целом, причём в обеих странах. «Классика жанра» — пошлины против иномарок: они выгодны ограниченному числу чиновников, работников и продавцов отечественного автопрома и невыгодны всему остальному населению страны.

Так что позволю себе парафраз Маяковского: «Вступать или не вступать в ВТО — такого вопроса для меня не было!»

Теперь перейдём к нашим баранам, точнее, к польским яблокам и норвежскому лососю. Как мы помним, свои первые санкции против нашей страны США и ряд других стран ввели ещё в марте 2014 года в ответ на конкретные действия России по присоединению (скажем так) Крыма. После этого было ещё несколько волн санкций, которые (в отличие от мер в адрес Ирана почти 10 лет назад) отличала редкостная тактичность. Многие из них даже не были экономическими. И составлены были так, чтобы по максимуму страдали люди, которые прямо участвовали в украинских событиях. И по минимуму — все остальные. Что-то типа прицельного огня.

Но вот пришла пора «адекватного ответа» со стороны российской власти. И ответ получился «асимметричнее некуда»: из пушки по заложникам из мирного европейского населения. То есть удар пришёлся по производителям сельхозпродуктов из Европы и... массовому российскому потребителю. В полном соответствии с вышеупомянутым принципом сравнительного преимущества.

А каковы же последствия всего этого для пермского бизнеса?

Центральное ТВ благодарным гражданам всё время внушает одну мысль: мол, санкции нам не помешали, а только укрепили. Рефреном к этому звучит волшебное слово «импортозамещение».

Так вот, среди более-менее крупных пермских производителей я ещё пока не встретил никого, кто бы однозначно сказал: «Мы выиграли от санкций». Если кто-то и получил небывалый оборонный заказ, то... это нивелировалось снижением спроса со стороны коммерческих предприятий и повышением цен на оборудование, расходные материалы и так далее.

А в среде торговых организаций (с ними я чаще имею дело) воцарилось уныние: ощутимый спад продаж вкупе с повышением закупочных цен коснулись почти всех. И непонятно, что больше на это повлияло: то ли санкции, то ли снижение доходов от нефти, то ли падение курса рубля, то ли отток капитала из страны — всё это как-то сразу навалилось. Как в старом анекдоте: «Штирлиц шёл по Берлину и не мог понять, что же так сильно привлекало к нему внимание немцев — то ли форма советского полковника, то ли сверкающая на груди Золотая звезда, то ли парашют, волочащийся следом». Одним-единственным словом «кризис» объясняется сразу всё.

А насчёт импорта яблок и сыров из Европы... Что-то не видно, чтобы этих продуктов стало меньше на наших прилавках. Моя версия: как шли они оттуда, так и идут. Ведь «простой российский барыга» ещё в «лихие девяностые» научился всем необходимым навыкам. Здесь — и общение с таможней, и смена этикеток на продукции (скандинавского лосося́ на белорусского карася), и изготовление сертификатов соответствия в промышленных масштабах. Сейчас эти навыки явно в самом ходу. И никакие угрозы жечь проклятый пармезан прямо на границе от них не защитят!

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь