X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
02 августа 2020
01 августа 2020
31 июля 2020
30 июля 2020

Репрессплотейшен как основа нашего кино, и что это вообще такое

Сериал «Зулейха открывает глаза» оказался чудовищно плох, скандален и популярен. Как ни странно, в этом нет ничего удивительного. Качество сериала, как и хайп вокруг него, это вполне естественные и понятные для нашей массовой культуры явления. Явления, за которыми стоит одна серьёзная проблема. Григорий Ноговицын предлагает поговорить об этом, в том числе потому, что нашего края это проблема касается напрямую.

Изначально этот текст задумывался как одна из частей рецензии на сериал «Зулейха открывает глаза», в которой бы рассматривался конфликт вокруг сериала и объяснялось, почему он в итоге вышел таким паршивым, и почему другим этот сериал не мог получиться в принципе. Но отзыв и так вышел огромным и гневным, а об этих проблемах стоит порассуждать отдельно.

Что касается скандала, то понятно, что доносы в прокуратуру, попытки привлечь по статье за оскорбление всех готовых оскорбиться и угрозы исполнительнице главной роли — это отвратительно и неправильно. Правда, стоит заметить, что скандал, связанный с экранизацией такой популярной книги, был просто неизбежен. У нас почти любой крупный исторический проект вызывает срачи на пустом месте, вспомните хотя бы «Матильду». Правда, споры вокруг «Зулейхи...» возникли не совсем на пустом месте. Кажется, что создатели сериала сделали всё возможное, чтобы кого-то разгневать. Если дурацкая и вообще ненужная для сюжета сцена секса в мечети просто была в книге, то с ещё одним моментом там сильно облажались непреднамеренно.

Видимо, сценаристы «Зулейхи открывает глаза» проявили высочайший уровень владения гуглом, и для того, чтобы в сцене оглашения имён раскулаченных, отправляемых эшелоном в Сибирь, найти имена татар, взяли первые же ссылки в поисковике. И в итоге по этапу отправились видные исламские деятели. Как умершие, так и живые. В частности, нынешний Верховный муфтий России Талгат Таджуддин. Продюсер сериала ничего дурного в этой ситуации не видит. Сам муфтий в этой ситуации проявил мудрость и спокойствие, и если оскорбился, то не так сильно, как представители «Коммунистов России» и КПРФ. Именно депутат от последних попросил проверить сериал на оскорбление чувств верующих. Вот мы и дожили до того, что о чувствах верующих коммунисты пекутся больше, чем сами верующие.

Ещё один показательный момент того, как тщательно работали над сериалом «Зулейха открывает глаза», это то, что у него не было историка-консультанта. Действительно, зачем он в историческом кино? Искать его пришлось самой Чулпан Хаматовой уже на заключительном этапе зимних съёмок. И главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов ей посоветовал специалиста по истории Таиланда, профессора Андрея Зубова. Про неоднозначную деятельность этого человека подробнее лучше почитать в «Википедии» или в его интервью. Узнаете много нового о том, какими бывают люди.

Фото со съёмок сериала Фото: Галина Сущек

Всё это — лишь ещё одно подтверждение того, что «Зулейха открывает глаза» — на редкость лениво сделанная халтура, с которой, кажется, вообще не старались. Но бесполезно освистывать глухого музыканта. Этот сериал изначально не мог получиться хорошим. Ведь делали его в жанре, неотъемлемой частью которого является такой откровенно наплевательский подход к работе. Ведь тема этого жанра позволяет авторам лениться везде, где можно и нельзя. И тема эта — репрессии.

Фильмов и сериалов на нашем телевидении об этом очень много, и выходить они будут ещё. В рецензии я уже приводил примеры некоторых из них —«Тальянка», «А.Л.Ж. И. Р.», «Отчий берег», «Отрыв», «Сучья война». Кстати, почти все они в плане демонстрации пресловутой антисоветчины дадут сто очков вперёд довольно вегетарианской в этом отношении «Зулейхе открывает глаза». Этот список можно продолжать ещё долго, припомнив, например, фильм «Служу Советскому Союзу». Из-за него восемь лет назад очень активно пикировались директор НТВ Кулистиков и министр культуры Мединский. Хотя сам фильм был таким днищем, что на «Кинопоиске» рейтинг у него ниже плинтуса, а BadComedian даже снял на него обзор.

И в этом обзоре Евгений Баженов фактически вывел основополагающие принципы и приёмы стандартного российского фильма о репрессиях, которые уже можно выделять в отдельный жанр. Основные черты его такие: обычно это фильм или сериал, действие которого чаще всего происходит в период правления Сталина. В основе сюжета лежат бесконечные страдания невинных, добрых героев от угнетения, несправедливости и кровожадных чекистов, которые этих героев всячески гнобят, расстреливают и ссылают в ГУЛАГ. И вообще творят всяческое зло без видимой причины. Просто потому что могут. В производстве такие продукты отчаянно дёшевы, а по постановке и сюжету от обычного телемыла отличаются только сеттингом.

Фото со съемок сериала Фото: Cup by Cup

Кажется, что в этом всём нет ничего плохого, ну кроме качества исполнения. Наоборот, это же хорошо, что массовой аудитории, пусть и с некоторыми допущениями и условностями, неизбежными для художественных произведений, постоянно рассказывают об одном из самых страшных периодов в истории страны. О жестокой, бесчеловечной государственной машине, перемалывающей судьбы. О боли, страхах и муках ни в чём неповинных людей, пострадавших ни за что. Плохо и даже ужасно то, что эти фильмы и сериалы не рассказывают про страх, боль и репрессии. Они их бесцеремонно используют.

Судя по всему, у этих произведений нет цели что-то рассказывать и объяснять. Может, авторы иногда об этом и задумываются, но в итоге вся задача подобных фильмов и сериалов сводится к тому, чтобы просто удержать людей у экрана с помощью манипулирования простыми эмоциями. Точнее, всего двумя эмоциями — жалостью к героям и ненависти к их угнетателям. Историческая достоверность минимальна, поскольку по большей части сюжеты основаны на расхожих мифах и заблуждениях. На основе уже устоявшихся, пусть порой и не верных суждений, можно городить всё что угодно. А если факты мешают двухкнопочной манипулятивной драматургии, то тем хуже для фактов.

Поэтому, к сожалению, репрессии оказались идеальной темой, настоящим Клондайком для слезливых дешёвых мелодрамок. Сходу понятно, где несправедливость и кого надо жалеть, а кого ненавидеть и за что. Поэтому не надо заморачиваться со сценарием, достоверностью, героями, постановкой. Репрессии всё спишут. Туда можно засунуть любую дичь и несуразицу, противоречащую не только фактам, но и простой логике и даже зачастую самой себе. Ведь любой косяк можно запросто свалить на «кровавый совок» и всё лепить по шаблонам. Так что даже сильно стараться не надо. Но набор штампов оказался всё же ограничен и за многие годы неоднократно использован. При отсутствии старания авторов это породило одинаковые схемы. Опять же повторю рецензию на «Зулейху...» — если вы видели один российский сериал о репрессиях, то вы видели их все. Кажется, что сценарии к подобным картинам делаются даже без использования каких-либо допматериалов, источников или даже гугла. Хотя иногда возникает ощущение, что наши киноделы взяли на вооружение творческий метод из одной серии «Южного парка», и сценарии таких фильмов и сериалов доверили сочинять ламантинам, засовывающим в компьютер мячики с ключевыми словами.

Грубо говоря, наши фильмы и сериалы о репрессиях не рефлексируют на эту страшную тему, не исследуют её и не раскрывают. Они её эксплуатируют. Превращают реальную трагедию в дешёвый товар, который так легко впарить. И, судя по количеству такого продукта, и его популярности (как у той же «Зулейхи...»), как говорил классик, пипл хавает. А как называют кино, использующее какую-либо тему только ради того, чтобы лучше продаваться? Верно — эксплуатационное кино. То есть у нас сложился свой собственный, посконный жанр эксплуатационного кино. На Западе были секссплотейшен, нацисплотейшен, блэксплотейшен и другие. А у нас есть то, что можно коряво назвать репрессплотейшеном.

У этого жанра есть даже своё лицо, опять же из обзоров BadComedian — красный, страшный Комиссар Вопреки, который собирает в себе все черты репрессплотейшена.

Он же наглядно показывает, что эксплуатация репрессий оказалась таким удобным приёмом для ленивых киноделов, что он просочился вообще во все наши исторические фильмы. А у нас большинство фильмов и сериалов исторические. Ведь в первый раз явление Комиссара состоялось в обзоре на фильм «Движение вверх». Фильма, который великолепно манипулировал эмоциями зрителей через пожалейку и вопрековость, забив ради этого даже на мнение членов семей прототипов главных героев. Ещё раз Евгений Баженов надел кожанку комиссара ради обзора освистанного вообще всеми фильма «Временные трудности». Там в одной сцене утверждалось, что в СССР чуть ли не официально замалчивалось существование инвалидов.

Чтобы просто понять, какая это лютая чушь, просто почитайте вот эту рецензию на «Временные трудности» от женщины с ДЦП, проходившей реабилитацию в советском НИИ.

Подобных примеров, когда тема каких-либо угнетений со стороны советского государства напропалую используется как сюжетный костыль, подпирающий любую тупость сценария, насчитывается бессчётное количество. Можно даже припомнить насквозь патриотический фильм про космос «Время первых». Писатель Антон Первушин, изучающий историю космонавтики, в своём отзыве отмечал, что во «Времени первых» из курировавшего отряд космонавтов генерал-лейтенанта Николая Каманина сделали туповатого злодея, стремящегося угробить своих подчинённых, и полного антипода насквозь положительного, заботящегося о людях Сергея Королёва. Хотя в реальности всё было совсем не так. Но, видимо, это было сделано опять же для пущего драматизма, ну и подражания клише фильмов-катастроф.

Те, кто дочитали до этого места, уже наверняка причислили автора к ватникам, сталинистам, ура-патриотам и решили, что мне просто всякая антисоветчина в кино глаза режет. Но проблема того, что я тут называю репрессплотейшеном не в том, что это антисоветчина. Чёрт бы с ней. К тому же выше я отнёс к этому жанру вполне патриотическое кино. Беда с репрессплотейшеном не в том, что это антисоветчина. Проблема в том, что он буквально строится на манипуляциях, тупости и халтуре. А манипуляции, тупость и халтура — это плохо всегда. Вне зависимости от контекста и сеттинга. Вот в отличном фильме Михаила Идова «Юморист», который рассказывает историю страдающего посреди совка комика, есть и угнетения, и гэбня. Но фильм хорошо сделан, над ним явно усердно работали и старались. Все уже набившие оскомину ходы там отлично работают, и поэтому тему маленького человека, на которого наезжает бездушная госмашина, «Юморист» не эксплуатирует, а отлично раскрывает.

Ещё одна, немного парадоксальная, но важная проблема, связанная с репрессплотейшеном, это то, что он может помешать адекватному, серьёзному обсуждению темы репрессий и достижению в обществе согласия по ней. Ведь, как я уже многократно повторял выше, в нашем кино эксплуатируется расхожие, много лет гуляющие тут и там мифы и откровенные выдумки. И это успело так задолбать многих зрителей, что уже не редкостью стали комментарии в духе: «Наконец-то кино про СССР без тупых злобных чекистов». Отчасти этим обусловлен невероятный успех кампании по сбору денег на довольно средненький фильм «28 панфиловцев» (кстати, тоже основанного на расхожем мифе, но уже другого толка).

Но репрессплотейшен продолжает все эти байки укоренять в головах людей, навязывать даже и близко не подходящие к истине представления на, безусловно, ужасные страницы нашей истории. За кустами этой развесистой клюквы уже не видно настоящих, кровоточащих до сих пор трагедий и разрывающих сердце скорбных историй, вроде той, что связана со спецпосёлком Галяшор. А уж сколько ещё в нашем ссыльном краю таких историй наберётся... Книга памяти пермского «Мемориала» тому доказательство.

Но люди уже не верят в то, как было, а верят в то, что им впаривали много лет и продолжают впаривать. Либо не верят и впадают в другую крайность: начинают считать, что того, чем так усердно полощут мозги, вообще никогда не было. И непонятно, что из этого хуже. Поэтому возмущаться репрессплотейшеном должны не сталинисты, фапающие на советскую атрибутику, не ура-патриоты и не блогеры с ютьюба, а музеи, общественные организации, учёные, которые занимаются исследованием репрессий. Просвещать людей, например, объясняя после выхода очередного реперссплотейшен-фильма или сериала, что с ним не так. Ведь, в отличие от других эксплуатационных жанров, этот ужасно токсичен. Причём в обе стороны. Авторов он неизменно превращает в ленивых халтурщиков, везде вставляющих условного Комиссара Вопреки, а зрителей через шулерскую манипуляцию с эмоциями заставляет либо возненавидеть этого самого Комиссара, либо считать, что он был не так уж и плох. И уже трудно объяснить, как оно было на самом деле. И чем по-настоящему были страшны репрессии.

***

Читайте также: рецензия на сериал «Зулейха открывает глаза»

Интервью с режиссёром и сценаристом Михаилом Идовым

Документальный фильм о спецпосёлке Галяшор

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь
Стань Звездой
Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.