X

Новости

Сегодня
Вчера
21 сентября 2018
20 сентября 2018

Субсидирование профспорта в возгласах и междометиях

Очередной раз в сети разгорелся спор о том, должны ли субсидировать профессиональный спорт из бюджета. Причиной дискуссии стала инициатива выделения 40 миллионов рублей для БК «Парма». Источник средств — бюджет Перми. Хочется разобрать все аргументы, которые при этом приводятся.

Когда мне говорят: «Профессиональный спорт, это бизнес», хочется повторить любимую фразу одного моего приятеля: «Вы делаете мне смешно». Однако когда-то давно я сам был ярым противником субсидирования профессионального спорта из бюджетов любого уровня, о чём мы неоднократно говорили в эфире «Эха Перми» с моим коллегой Романом Поповым.

Как и многие, я утверждал, что «профессиональный спорт — это бизнес», что клубы должны жить с продажи билетов, рекламы, трансляций и игроков. Да я и сейчас согласен с тем, что билеты, реклама и прочая коммерческая деятельность — должны быть крупным источником дохода профклубов. Вот только вместо реализации — «упс». Не покривлю душой если скажу, что ни один профессиональный клуб Высшей хоккейной лиги (а то и вообще все клубы в стране) не считают коммерцию «основным источником дохода». И это ещё мягко сказано. Доля доходов от коммерческой деятельности крайне мала.

Давайте кратко разберем все эти статьи.

Билеты. Отличный источник денег. Даже превосходный. В среднем, исходя из наполняемости спортивных сооружений краевой столицы, билет на матчи пермских клубов должен стоить от 800 до 2000 рублей. Но покупательная способность пермского болельщика болезненно реагирует на билет дороже 250 рублей. Мне это хорошо известно по опыту работы с болельщиками «Молота-Прикамье».

Болельщик — очень специфичная аудитория. Наш основной зритель — это рабочие, студенты, пенсионеры, те, кого называют «средний класс» (хотя, с моей точки зрения, классовая градация сложно применима в России). При этом для похода в цирк пермяки тратят от 300 до 1500 тыс. рублей, в Театр-Театр — от 300 до 1500 рублей, в театр оперы и балета — от 1000 до 8000, на матчи «Амкара» — от 200 до 500 рублей, на «Парму» — от 150 до 300 рублей. Билет на хоккейный матч «Молота-Прикамье» — от 50 до 250 рублей.

Профессиональный спорт — это зрелище, ярмарка эмоций. И болельщик не готов платить за её посещение больше. Сделай билеты дороже, и многие люди просто не пойдут. А играть при пустых трибунах или зрительном зале не хочет никто — ни актёр театральной труппы, ни хоккеист. Не зря же во всех спортивных регламентах есть взыскание — «матч без зрителей». Это и вправду наказание.

С другой стороны, сделав билеты дороже, мы лишаем целые категории населения возможности вживую смотреть спортивные матчи, чего допускать тоже нельзя, т. к. теряется принцип массовости. Опять — «Упс!»

Трансляции. Это тоже отличный источник дохода спортивных клубов. Но только для тех, чья аудитория намного превышает аудиторию любого регионального клуба. Элита — да, она продает трансляции. Всё, что хоть на йоту ниже — нет. В территории присутствия всё той же ВХЛ просто отсутствует заинтересованный покупатель. Продажи, которые есть сейчас — это копейки, а стоимость сравнима с размещением на доске объявлений. То есть: какова аудитория, такова и цена. «Упс!»

Реклама. Как говорят сами рекламщики: рынок рекламы в Перми распилен и мёртв. Да, есть постоянные партнёры клубов, которые покупают микропакеты в 1-3 рекламных местах. Становиться же титульным партнером-рекламодателем готовы единицы, да и те в качестве исключения. Нужно признать, что и сами клубы зачастую опускают руки, прекращая заниматься активными продажами. Но это уже от всеобщего чувства безнадёги, поверьте.

Так что ещё раз — «Упс!»

Спонсорство. О, да! Это можно считать краеугольным камнем и рогом изобилия для клубов и маркетологов от бизнеса. С одним «но». Предложение было бы востребованным, если бы многие годы бизнес из-под палки не заставляли участвовать в таких проектах. Как это происходило раньше да и вполне может происходить сейчас? Большой федеральный или губернский начальник встречался, а то и вызывал «на ковёр» бизнесмена и едва ли не в приказном порядке назначал ту или иную компанию спонсором клуба или спортфедерации.

Разрушив сам принцип спонсорства, власть сделала помощь спорту крайне непривлекательным делом. В итоге, в числе благотворителей профклубов в регионах остались лишь те, кто сам любит этот вид спорта и готов его поддерживать и пропагандировать. Но и таких бизнесменов становится всё меньше, учитывая возрастающую тугость закрутки гаек. А гайки закручивает... всё та же власть, очередным ФЗ запретив, по сути, спонсорство профессиональных спортивных клубов. Тут уже не «упс», а финита.

Игроки и трансферы. И снова — статья доходов для элиты. Как неоднократно говорил журналистам знаменитый пермский хоккеист Александр Гулявцев: «ВХЛ — это Лига для зарабатывания опыта, а не денег». И это в равной степени относится как к зарплатам спортсменов, так и к их «продаже» в другие клубы. Большая редкость, когда за своего игрока клуб ВХЛ получает большую сумму компенсации. Если это случается раз в 2-3 года, то это хорошо. А кушать, как поговаривают, хочется всегда.

Я, как и многие, раньше отказывался видеть связь между детским, массовым, любительским и профессиональным спортом. Во всем мире люди её видят. А мы — нет. Хотя социальная связь наипрямейшая.

Давайте приведу ещё один наглядный пример. Представьте себе мальчика-хоккеиста типа и класса Кирилла Капризова (есть такая восходящая хоккейная звезда родом из Новокузнецка). Играет этот гипотетический мальчик в Перми лет до 13-14, участвует в детских турнирах, радует тренеров и родителей, у него растёт опыт и мастерство, за ним тянутся и молодняк, и ровесники, на его примере в секцию пришли ещё несколько одноклассников да несколько ребят из параллели, да парочка знакомых из соседнего двора... И все вокруг понимают, что впереди у него юниорка (ЮХЛ), затем и молодежка (МХЛ), а там и ВХЛ, и КХЛ, и чем черт не шутит — NHL.

Однако, нет в его городе ни команды ЮХЛ, ни МХЛ, ни ВХЛ, ни КХЛ. Что делать? Выхода два — похоронить талант, бросив спорт или уезжать. Ну а родному городу останется довольствоваться тем, что, в числе многотысячной толпы, лет через 5-10 лет они сходят и поглядят на чемпиона и здоровенный кубок, который их земляк завоевал, представляя команду из другого региона, а то и страны.

Таких мальчишек, только выпускников СДЮШОР «Молот», могу назвать десятка два — тех, что уехали в другие города из-за отсутствия команд ЮХЛ, МХЛ и КХЛ. Тренеры в спортшколах перечислят ещё пару сотен ребят, которые подают большие надежды и, когда придет время, наверняка тоже уедут из Перми.

Так субсидировать профклубы из бюджета или нет? Для начала задам почти риторический вопрос: почему может субсидироваться театр или цирк (тоже профессиональные виды деятельности), а спорт — нет? Любой ответ склонен считать вкусовщиной и прекрасно знаю, какая реакция будет на него у некоторых читателей. Тем не менее, вопрос реален и уместен. И то, и другое не хлеб, а зрелище, но почему-то многомиллионные субсидии одного зрелища не вызывает у вас никаких вопросов, а второе становится едва ли не поводом для истерики.

Мое же личное мнение: в данной ситуации субсидировать необходимо, с применением целой кучи «но».

«Но» первое: восстановить социально-возрастной лифт — от детского до профессионального спорта (а в Перми наоборот — взяли и «отселили» детскую хоккейную школу от профессионального хоккейного клуба, якобы лёд в УДС «Молот» дорого обходится и места всем не хватает).

«Но» второе: политика в отношении клубов должна быть максимально понятной и прозрачной. Сейчас все спортклубы большую часть времени живут в неведении, когда и из каких источников они будут получать средства и как они их смогут потратить. Как вам такой специфичный пример: чиновники почему-то не учли, что, помимо самих игроков, в клубах есть персонал, которому также нужно обеспечить рабочее место, а самих спортсменов нужно обязательно застраховать — но ни та, ни другая статья расходов почему-то не может финансироваться из тех средств, что клубы получают из бюджетов.

«Но» третье: одновременно нужно менять логику взаимоотношений между спортивными клубами и органами власти. Спорт — это не предмет из разряда «поиграл и выбросил», а инструмент.

«Но» четвертое: спонсорство должно быть полноценным и не «изподпалочным». Это работа маркетологов и клубов, а не действие по приказу чин имеющего.

«Но» пятое: как минимум, принять программу для поддержки спортсменов, чтобы они не бежали из родного города только по причине отвратительных бытовых условий в спортклубе или отсутствии тренеров.

«Но» шестое: субсидия должна быть законной и контролируемой. Хотя это — по умолчанию.