X

Новости

Вчера
2 дня назад
15 августа 2019
14 августа 2019

Гладнев как универсальная категория

Во второй раз в жизни подписал петицию. Первый раз даже не помню — кажется, там было что-то за защиту лесов или какого-то парка. А теперь вот не в защиту, а совсем наоборот — против министра Гладнева.

Пытаюсь представить себе аудиторию «Звезды» и понимаю, что вряд ли тут есть кто-то, кому нужно объяснять, что за человек Игорь Гладнев и за что мы его не любим.

Объяснять — не нужно. Но напомнить стоит.

В принципе, автор петиции, общественный активист Александр Калих, приводит довольно полный список заслуг министра: «На своём посту он прославился непримиримой войной с пермскими театрами, ликвидацией полюбившихся тысячам людей фестивалей и на всю Россию „прогремел“ благодаря своей стихотворной перепалке с поэтом Орлушей, посвящённой... метанию коровьих лепёшек».

Сразу скажу про последний пункт. Что касается этой идиотской истории с фестивалем коровьего кала — Орлуша тоже не бог весть какой персонаж, и на основании только того, что он против Гладева, я, пожалуй, репостить его стихи себе на страницу не стану. Побуду над схваткой в этой битве коровяком. И, кстати, раз уж зашла речь — мне нравится фестиваль коровьих лепёшек, с удовольствием бы на нём побывал, если бы представилась возможность. На большей части территории России, кроме иссушённого коровяка, вообще ничего нет: что плохого в том, что в одном из тысяч сёл люди решили повеселиться, задействовав самый доступный ресурс? Уверен, это выглядело довольно трогательно.

Да и вообще — напрасно мы противопоставляем гладневское невнимание к высококультурным фестивалям его вниманию к фестивалю какашек. Потому что условному фестивалю какашек он тоже особого внимания не уделяет. В той же петиции Калих спрашивает: «Как быть удалённым от краевого центра территориям, которых фактически лишили программы „Пермский край — территория культуры“, в рамках которой каждый населённый пункт мог почувствовать себя культурным центром и на самом деле стать им? Закрываются последние возможности для реализации творческих проектов на территории края».

Насколько я помню, в начале так называемой карьеры министр всю свою риторику выстраивал на противопоставлении себя команде «культурного проекта», имея в виду его недоступность для простого зрителя, и в противовес ратовал за отдалённые сёла и их нехитрые радости. Но и в этом направлении, судя по всему, что-то пошло не так.

Вообще говоря, за это министру Гладневу следует сказать спасибо. Гельман расколол пермское сообщество на два враждующих лагеря — одни были поклонниками современного искусства и «культурного проекта», другие ненавидели его и боролись с ним всеми возможными средствами. Гладнев снял этот вопрос, консолидировав общество, — умудрился сделать так, что им, кажется, недовольны вообще все. И прогрессивная молодёжь, и сельские работники культуры.

Зато им наверняка довольны бывшие ГУЛАГовские охранники. Длящаяся и известная всем история с музеем «Пермь-36» в длинном списке министерских заслуг вообще стоит особняком. В контексте желаемой отставки Гладнева на неё следует обратить особое внимание по той причине, что в ней прослеживается противоречие между действиями регионального министра и курсом федеральных властей. Были ведь и президентские поручения, и вполне конкретные действия чиновников и общественников федерального уровня, направленные на то, чтобы сохранить музей в его прежнем виде. Несмотря на это, на протяжении последней пары лет происходило ровно обратное. Даже за теми редкими моментами, когда прежнему руководству «Перми-36» удавалось добиться своего, неизменно следовали (по чистой случайности, конечно же) какие-нибудь неприятности со стороны администрации или прокуратуры. Что в итоге? Как верно отмечает Калих, то, во что Минкульт превратил музей, «полностью противоречит Концепции федеральной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, принятой правительством Российской Федерации».

Мне кажется, попытки противоречить федеральному центру просто так не прощаются. Так что, может быть, эта ситуация — наша единственная надежда. Потому что во всём остальном деятельность Гладнева как раз-таки ничем не противоречит генеральной линии партии. Мы можем сколько угодно тосковать по фестивалям, ругаться на популизм и потешаться над летающим коровяком, но Гладнев — это не случайный потешный чиновник, забравшийся на высокое кресло для всеобщего осмеяния (хотя и это тоже, конечно). Мне вообще кажется странной идея писать Басаргину петицию про Гладнева, потому что Гладнев — это и есть Басаргин. И Мединский — это тоже Гладнев. И все, кто выше. Так что жаловаться на нашего министра некому. Никакого другого Гладнева нам не дадут, потому что в системе никого, кроме Гладневых, нет. Иногда, в более прогрессивных странах, таких как Москва, в стройных рядах Гладневых может появиться какой-нибудь Капков, да и то исключительно в качестве издёвки. К тому же многие всё равно будут подозревать, что в качестве Капкова им снова всучили того же Гладнева, только законспирированного.

В остальном же чиновники подобраны один к одному — так, чтобы решать одну на всех важную задачу. Задача эта заключается в том, чтобы низводить нас (я говорю «нас» в самом широком смысле — всех нас, от городских умников до сельских механиков) до своего уровня и делать нас хуже и глупее, чем мы есть на самом деле. Потому что вся сегодняшняя государственная система тем крепче, чем хуже и глупее мы. В этом смысле Игорь Гладнев (равно как и упомянутые Басаргин, Мединский и прочие-прочие) замечательно справляется со своей должностью. Поэтому вряд ли его снимут. Но петицию вы всё равно подпишите.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+