X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 января 2019

Музей PERMM: Пропаганда дарвинизма

Я думал, с окончанием пермского «культурного проекта» мне больше не придётся писать про конфликты активных пермяков с искусством, но что-то пошло не так. В музее PERMM — очередная прокурорская проверка.

Проверяют, нет ли порнографии, растления малолетних и прочих сомнительных вещей в экспонатах выставки азербайджанского искусства «Конфетные горы, нефтяные берега». Точнее, в одном экспонате, фотографии которого вы наверняка уже видели, — работе Вусала Рагима с изувеченными куклами в неоднозначных позах.

Конечно, за годы своего существования PERMM пережил бессчётное множество проверок, и я не сомневаюсь, что и на этот раз всё закончится хорошо и разум восторжествует. Поэтому про саму проверку распространяться не хочется.

И уж тем более я не хочу писать о работе, из-за которой всё это разгорелось. Она мне даже не нравится: ну правда, сколько можно уродовать детских пупсов на разные лады? Нечто подобное я видел ещё на «Табачной фабрике» в рамках «Белых ночей» четыре года назад. И уже тогда это вряд ли было свежей и оригинальной идеей.

В этой истории мне показалась наиболее любопытной личность человека, который первым поднял шум, который написал несколько кляуз (в том числе и обращение к Путину) и из-за которого музей PERMM атаковали журналисты, полицейские и проверяющие. Точнее, не конкретно его личность, а сам факт того, сколько проблем может принести городской культуре агрессивный православный фанатик, живущий так, будто Библия состоит только из Ветхого Завета.

Пермяк по имени Сергей Огарышев, судя по всему, задался целью перекроить местное культурное пространство по своему вкусу. Во всяком случае он, помимо музея PERMM, уже сформулировал свои претензии к Музею советского наива и к Художественной галерее (им досталось за выставку африканского киноплаката «Я ненавижу свою деревню» — её устроители были объявлены слугами сатаны и растлителями детей).

Но больше всего натерпелся, похоже, Краеведческий музей. Дело в том, что некоторое время назад чета Огарышевых придумала Музей пермской меди. Эта идея очень понравилась депутату Юрию Уткину. Надо сказать, они очень удачно нашли друг друга — фанатик, который верит во Всемирный потоп, и депутат, который воюет с граффити и обвиняет Яндекс-робота в предвзятости. Огарышевы в благодарность объявили Уткина единственным достойным стать губернатором Пермского края и чуть ли не молебны за него проводят. В общем, гармония.

Короче говоря, огарышевская медь в итоге была пристроена в Краеведческий музей, а куратором экспозиции стала Юлия Глазырина. Огарышев, человек абсолютно не компетентный в музейном деле, возомнил себя большим музейщиком и поссорился с ней из-за расхождений в вопросе о том, что включать в экспозицию, а что нет. Причём вышел из ситуации триумфатором — профессионалы отступились, а бог, по его выражению, не дал осуществиться планам сатаны.

Правда, злобу Огарышев всё равно затаил — в «Фейсбуке» он клеймит куратора Музея пермских древностей за новые преступления. А преступления, надо заметить, неисчислимы. Главное из них, вы не поверите, — пропаганда дарвинизма. Так и пишет: «Юля Глазырина очень достойно служит дьяволу, внушает нашим детям теорию эволюции, делает из них будущих богоборцев, будущих „Шарли Эбдо“».

То есть надо это отдельно ещё раз проговорить, для понимания. Определять пермскую культурную повестку (с помощью доносительства, админресурса и обращений в прокуратуру) берётся человек, который верит во Всемирный потоп, считает теорию эволюции злом и ересью, а французские теракты — заслуженным возмездием, и желает своим оппонентам вечных мук на адском огне. Про потопы и теракты — это всё из аккаунтов в соцсетях, там ещё много такого, можно долго перечислять.

Именно в результате стараний этого человека PERMM теперь исследует прокуратура. В художественной среде по этому поводу ходят самые разные слухи. Встречается версия и о том, что этот карнавал дикости спровоцирован местными властями для очередной атаки на музей PERMM и на местное музейное сообщество в целом. Может быть, так и есть, не знаю. Во всяком случае, на фоне длящейся истории с музеем «Пермь-36» странно сомневаться в том, что подлости и интриги стали привычными инструментами борьбы с неугодными учреждениями. К тому же к освещению скандала как-то очень оперативно подключились федеральные СМИ. Но, думаю, всё может быть и гораздо проще. В пермскую культуру вломилось грязное, необразованное, омерзительное Средневековье, и это выглядит не столько акцией, спланированной кем-то против кого-то, сколько естественным ходом вещей. Просто в государстве установился такой вот климат. Те, кем мы ещё пару-тройку лет назад брезговали, считая их фриками, городскими сумасшедшими и юродивыми, сегодня становятся почётными гостями на центральных каналах, ведут экспертные колонки в серьёзных федеральных изданиях, являются проводниками мнений и определяют политику страны. Энтео врывается в Манеж, чета Огарышевых строчит направо и налево доносы с заявлениями и изрыгает адские проклятия, и все чувствуют себя комфортно. Потому что могут. Потому что такой стиль поведения уже практически легитимен.

Мы живём в мрачное время, и дальше будет хуже. Власть, которая отупляет людей и заигрывает с фанатиками, рано или поздно кончается каким-нибудь доном Рэбой или Его Воробейшеством, на фоне которых Гладнев и Уткин покажутся мудрыми слугами народа. Понятие нормы очень пластично, именно поэтому вчерашние безумцы сегодня становятся авторитетами, а общество мгновенно привыкает к новому положению вещей. Чем нам действительно надо озаботиться, так это тем, чтобы вмешательство агрессивного Средневековья в культуру никогда не стало нормой.