X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
23 мая 2019
22 мая 2019

Сталинские рекорды, Левада-Центр и мой дед

О том, что Сталин — упырь, я знал с пелёнок, хотя иногда мне кажется, что осознание этого факта произошло ещё до моего рождения. Знал из рассказов женской половины семьи и молчания мужской. Мужики молчали не потому что чего-то там боялись, а просто потому что их молчание было намного красноречивее любых слов. Поэтому логический ряд в моей голове был примерно такой: Земля круглая, дождь идёт, огонь горит, Сталин — упырь.

Для того чтобы понять, о чём речь, кратко изложу историю жизни одного из моих дедов. Иван Николаевич Кучевасов родился в семье, где было девять детей, в родовом гнезде Тарасово, это под Кочово в Коми-Пермяцком округе. В 1930 году семью раскулачили, отца посадили, мать сразу после этого умерла. Иван и его брат Пётр попали в детдом для детей врагов народа, сестёр и братьев разобрала родня, кроме младшего: дед Егор, как тогда говорилось, ушёл «в люди».

В 1941 году в составе 16-й армии Рокоссовского Иван Кучевасов защищал Москву, в 1945 взял Берлин, потом была Манчжурия и разгром Квантунской армии. Демобилизовался в 1947 году, поехал в Полтаву, где во время освобождения Украины познакомился с моей будущей бабушкой. Год они прожили там, потом поехали на Урал, где, по сравнению с голодной Полтавщиной, было относительно сытно, тем более, что там уже обосновался его брат Пётр, который тоже прошёл войну и выжил. Вообще, к слову сказать, ни один из моих родственников не умер во время Второй мировой войны — ни на фронте, ни в тылу, ни под оккупацией, ни в концлагере (были и такие).

Это всего лишь одна история из жизни многочисленного клана Агалаковы-Кучевасовы, и я надеюсь, вы поняли, что воспитывали меня, как выражались в моей любимой 86-й школе, в такой антикоммунистической морали, что «кушать не могу».

И тут мне на днях попадается заголовок: «Левада-центр: одобрение Сталина россиянами достигло рекорда» и многочисленные его собратья в СМИ вплоть до «70 % россиян одобряют сталинские репрессии». Мне внуку, правнуку, неоднократному внучатому племяннику репрессированных стало интересно, а что за цифры такие и откуда ноги растут у этого рекорда.

А ноги растут вот откуда. Опрос «Левада-Центра» состоит из трёх вопросов, пройдёмся по порядку.

Как вы лично в целом относитесь к Сталину?

Варианты ответа:

— С восхищением

— С уважением

— С симпатией

— Безразлично

— С неприязнью, раздражением

— Со страхом

— С отвращением, ненавистью

— Я не знаю, кто такой Сталин

— Затрудняюсь ответить/нет ответа

Этот пункт у меня вопросов не вызвал, для меня всё понятно.

А вот второй вопрос поставил меня в ступор:

Как вы считаете, какую роль сыграл Сталин в жизни нашей страны?

Вернее, даже не сам вопрос, а варианты ответов:

— Положительную

— Отрицательную

— Затрудняюсь ответить

Вот как ответить? Как отделить конкретную личность от всего советского периода и даже периода его конкретного правления? Тут только могу вспомнить слова Александра Зиновьева, не того, который с Каменевым, а социолога, мыслителя и автора книг «Зияющие высоты» и «Коммунизм как реальность», «Кризис коммунизма» и «Запад», «Глобальный человейник» и «На пути к сверхобществу». И которого вряд ли можно заподозрить в симпатиях к советской власти и к Сталину тем более.

«Дело в том, что разные социальные системы в разной степени благоприятны для жизни народа. Для русского народа наиболее благоприятной была ситуация, сложившаяся в советские годы. Это можно легко доказать, взяв такие параметры, как образование, продолжительность жизни, участие в общественной жизни и т. д.»

Но это всё цветочки, самым шедевральным оказался третий вопрос:

Как вы думаете, оправданы ли человеческие жертвы, которые понёс советский народ в сталинскую эпоху, великими целями и результатами, которые были достигнуты в кратчайший срок?

Варианты на выбор:

— Определённо да

— В какой-то мере да

— Нет, их ничем нельзя оправдать

— Затрудняюсь ответить

Тут меня уже настиг не ступор, а когнитивный диссонанс: с одной стороны, никакие жертвы нельзя оправдать ничем, но что конкретно имели в виду авторы опроса? Жертвы коллективизации, Большого террора, Великой Отечественной войны? Все вместе или по отдельности? И что за результаты, которые были достигнуты в кратчайший срок? О чём вы вообще, мастера социологии?

Я, конечно, мог бы ответить на все эти вопросы, исходя из предпосылки, с которой я и начал свою колонку, что Сталин — упырь. Но семейное воспитание, которое мне привило ненависть к Усатому, научило меня ещё и думать. А после долгих раздумий о судьбах моей родины, я пришёл к двум неутешительным выводам:

Первое: подобные странно сформированные опросы и публикация их сенсационных результатов есть ни что иное, как самая оголтелая сталинская пропаганда. Ведь так бывает, что люди начинают «топить» за тему, против которой они якобы выступают. Потому что, если очень долго идти на Запад, рано или поздно придёшь на Восток.

Второе: пора уже признать, что борьба с культом личности Сталина на данном этапе провалилась. Потрачены куча денег, времени, сил и печатных слов, но в итоге мы имеем, то, что имеем. И, возможно, прав Иван Леонидович Сидериди, начальник контрразведки Ордена Пятый Рим (Михаил Успенский и Андрей Лазарчук «Посмотри в глаза чудовищ»), который сравнил Сталина с Эрликом Эрликв мифологии монгольских народов и саяно-алтайских тюрок — владыка царства мёртвых, верховный судья в загробном мире, дьявол, демиург или первое живое существо, созданное демиургом:

«Эрлику обычные проклятия „чтобы ты сдох!“ только прибавляют сил. Равно как и здравицы. Он как бы прикрыт щитами спереди и сзади».

Сразу скажу, что делать — я не знаю. Я не знаю, как объяснить кому-то, кроме себя, вещи, которые для меня являются объективной реальностью. Да у меня и нет такой задачи. Но я всё чаще замечаю, особенно когда попадаю в пространство, где сталкиваются сталинисты и антисталинисты, что мне не по пути ни с теми, ни с другими.

***

Депутат Пермской городской думы Владимир Плотников считает, что нам не хватает Сталина.

Летом 2017 года на пермской гимназии повесили портрет Сталина. Вот реакция на это журналиста Ивана Козлова.