X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
10 декабря 2017
08 декабря 2017

Время заводить кошек

Новости Перми, по мотивам которых хочется писать колонки, в основном делятся на две категории — трагические или идиотские. Тем ценнее редкие хорошие новости, вызывающие желание высказаться развёрнуто. Особенно, если они связаны с котятами. Да, кстати — тот, кто не любит котят, может дальше не читать.

Хотя если ваш уровень развития позволил вам научиться читать, то котят вы, скорее всего, тоже любите.

Так вот: 17 января в Перми открывается приют для кошек. Называется приют «Матроскин». Я немного знаю пермских ребят из организации «За защиту зверей», которые всё это придумали. В России нечасто встретишь такой уровень креативности — помню, что их протесты всегда были театрализованы, акции сопровождались перформансами, а праздничные даты вроде Дня птиц — костюмированными представлениями. Лет пять назад я относился к этой теме с бОльшим трепетом — видимо, не был ещё настолько циничным, — следил за их деятельностью и даже участвовал в некоторых акциях. По прошествии лет некоторые вещи из тех, что я тогда поддерживал, кажутся мне небесспорными, но это нормально. С зоозащитниками, как и с любыми активными гражданами любой направленности, можно и нужно дискутировать. Но только не в случае с приютом для кошек — здесь я повода для дискуссии вообще не вижу. Приют для кошек — дело хорошее и нужное. А за то, что его создателями не движут корыстные или ещё какие-то сторонние побуждения, я, пожалуй, могу даже и поручиться.

«Так получилось, что всё время меня окружали животные. Сначала свои домашние питомцы, а потом и бездомные — когда-то давно, в 2008 году, я нашла коробку, перемотанную скотчем, в которой было два крохотных котёнка. Так я начала спасать животных», — рассказывает девушка по имени Галя Море, руководитель «За защиту зверей».

Де-факто приют начал работать на месяц раньше своего официального открытия. Одними из первых его постояльцев стали сразу одиннадцать животных — пять новорождённых котят, два котёнка побольше, одна молодая кошечка и три взрослые кошки. Раньше все они жили в квартире у какой-то сердобольной пермской старушки, но потом старушка умерла. Её родственники получили в наследство квартиру вместе с кошками — квартиру оставили себе, а кошек просто вышвырнули на улицу. Изначально их было больше: одиннадцать — это только те, кто выжил. Один из котят погиб уже при транспортировке в приют — умер прямо в коробке, в которую замёрзших зверей запаковали соседи покойной бабушки.

Открытие «Матроскина» должно было состояться годом раньше — оно было намечено на январь прошлого года. Но защитники зверей слишком долго искали подходящее помещение, предъявляя к нему очень высокие требования. И дело не только во всех необходимых коммуникациях, но и в том, что приют и содержащиеся в нём звери не должны были причинять никаких неудобств другим людям. Такое помещение удалось найти только сейчас.

Приют находится на улице Одоевского. Это четыре большие комнаты площадью около восьмидесяти квадратов, в которых есть всё необходимое для того, чтобы коты могли подлечиться и подготовиться к поиску дома. Но точный адрес «Матроскина» руководители выдают интересующимся только по запросу, справедливо опасаясь того, что под двери приюта, адрес которого общеизвестен, люди начнут подкидывать кошек в неограниченных количествах. А «Матроскин» способен одновременно содержать только 16 кошек. Планируется расшириться до пятидесяти мест, но денег на это пока не хватает.

Из соображений безопасности этот самый адрес, наверное, тоже не стоит публиковать. Вы вообще очень сильно удивитесь, узнав, сколько врагов может нажить человек, всего-навсего решивший помогать брошенным котятам. Почитайте мировые новости — во всех уголках мира полно сумасшедших, которые нападают на приюты (даже если те стоят на отшибе, на частной территории и никому не мешают), разоряют их и расправляются с животными. Да и сами зоозащитники с их миролюбивыми вегетарианскими взглядами во всём мире — извечная мишень для любых радикалов людоедского толка, которых они бесят одним своим существованием.

Для нормального функционирования приюту нужно не только комфортное и безопасное помещение, но и до восьмидесяти тысяч рублей в месяц — ведь все звери, попадающие туда, в комплекте с необходимым лечением получают все нужные прививки и стерилизацию. То, что приют открылся и существует, — заслуга сотен неравнодушных людей, но организаторы надеются, что таких людей со временем будет ещё больше. Кстати, было бы неплохо, если бы одним из этих людей оказались вот лично вы. Приюту постоянно нужны лекарства, корм, вещи и всё прочее, что обычно требуется в подобных случаях.

Несмотря на все сопутствующие трудности, «Матроскин» заявил о себе и, надеюсь, просуществует ещё долго. Эти добрые новости из родного города сейчас кажутся мне настоящей отдушиной. С весны я временно проживаю в Черногории — это компактная малоэтажная страна, здесь, как в деревне, многие друг друга знают — даже некрологи здесь вывешиваются на уличных досках и столбах. И отношение к животным здесь соответствующее — не злое и не садистское, просто деревенское. Без лишнего, так сказать, пиетета.

Собак здесь то и дело травят, кошек ежедневно (и, наверное, ежечасно в масштабах страны) сбивают машинами и никогда не останавливаются — со временем животное просто превращается в мокрое место. А частные приюты для зверей, которые тут есть, представляют собой зрелище ужасное, даже по меркам российской провинции. И организаций, подобных «За защиту зверей», здесь нет, поэтому влиять на ситуацию гораздо труднее. Мы с женой в августе подобрали котёнка, и всё лечение и сопутствующие хлопоты пришлось брать на себя нам и нашим друзьям. Так что тем, кто придёт в «Матроскин», можно будет только позавидовать — ухоженную и стерилизованную кошку оттуда разве что по красной ковровой дорожке не выведут. Грех будет не взять её домой.