X

Citizen

Сегодня
Вчера
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017
05 декабря 2017

Что во фракции тебе моей? Политпросвет для депутатов Пермской городской думы

Заглянул я на круглый стол в Пермской городской думе. Депутаты обсуждали проект нового регламента своей деятельности, в том числе встал вопрос о регулировании деятельности партийных фракций. Хотя, честно скажу, что после позапрошлогодней истории с принятием нового Устава Перми и спектаклем, устроенном на так называемых «публичных слушаниях», особого желания что-либо обсуждать с депутатами и чиновниками администрации не испытываю.

Когда принимался новый Устав, я и ряд других экспертов высказывались, что не стоит вводить смешанную избирательную систему и выделять часть из 36 депутатских мандатов в гордуме для политических партий. Ведь не существует «партийных» подходов к решению тех вопросов, в которых участвуют местные депутаты. Благоустройство, транспорт, ЖКХ, мусор, снег, школы и пр. Да и надо честно признать, что пермские региональные отделения политических партий никогда своей особой позиции, даже по наиболее острым и актуальным городским проблемам (переезд зоопарка, точечная застройка, коммуналка и пр.), публично не высказывали. В общем, особых привилегий в Думе они не заслужили.

Но раз уж партийное представительство в гордуме ввели, то надо создать депутатам, избранным по партийным спискам, нормальные условия для работы, которые бы не отличались от условий, созданных для депутатов, избранных по одномандатным округам. Более того, Регламент гордумы и другие правила, которые регулируют деятельность депутатов, должны учитывать специфику этих депутатов.

Прежде всего, это именно политическое представительство. В отличие от депутатов, избранных по округам, «депутаты-списочники» представляют не интересы жителей определённой территории (Гайвы, Запруда, Крохалевки, Пролетарки, Закамска и пр.), а жителей всего города, но придерживающихся различных политических взглядов (коммунистических, либеральных, государственнических, «пропутинских», «антипутинских» и пр.). При этом, даже оппозиционные партии в целом поддержало достаточное большое число избирателей. Так, КПРФ поддержали более 46 тыс. избирателей, что позволило партии провести двух депутатов, ЛДПР (2 депутата) — более 37 тыс., «Справедливая Россия» (2 депутата) — ок. 36 тыс., «Яблоко» (1 депутат) — более 19 тыс.

Между тем, «депутаты-одномандатники» имеют из городского бюджета так называемые «депутатские фонды» примерно по шесть миллионов руб. в год для «реализации наказов» избирателей, а «депутатам-списочникам» в этом было отказано, как будто у них таких наказов от избирателей нет.

Но главное не это. Главное отличие — в «политическом весе». Согласно законодательству, депутаты, избранные от партий, обязательно должны состоять во фракциях — объединениях депутатов по партийно-идеологическому принципу. Численность депутатов во фракциях зависит от результатов голосования избирателей и, как правило, различается. Всегда есть фракция большинства, всегда есть фракции меньшинства. А когда к фракции большинства присоединяются депутаты, избранные по округам, эта разница может стать просто огромной. Так и произошло в Пермской городской думе. В состав фракции «Единой России» вошло 27 депутатов из 36. Это означает, что, в принципе, все решения единороссы могут принимать единолично и совершенно игнорировать мнение семи депутатов, избранных от других партий, что зачастую и происходит на протяжении первого полгода работы Пермской гордумы. Депутаты от ЕР имеют возможность заблокировать любую инициативу, исходящую от других депутатов. При этом, напомню, что за ЕР на выборах по партийным спискам проголосовало всего 106,5 тыс. жителей Перми, а за остальные партии — в сумме более 148 тыс. Таким образом, политические интересы большинства пермяков могут легко игнорироваться сложившимся в Думе депутатским большинством единороссов. По-моему, это несправедливо.

Сложившаяся ситуация — это никакое не «открытие Америки». Опыт партийных демократий европейских стран (например, во Франции и Германии) уже давно нашел способы и механизмы преодоления подобного рода несправедливостей, защиты прав депутатов из оппозиционных фракций и интересов избирателей, которые за ними стоят. Смысл их в том, что при обсуждении тех или иных вопросов необходимо учитывать мнение всех политических групп, представленных в парламенте, предоставить им возможность высказаться и повлиять на принимаемые решения с тем, чтобы они были более взвешенными и легитимными.

Среди важнейших гарантий деятельности фракций меньшинства обычно выделяют следующие:

  • обязательное представительство всех фракций в коллегиальных органах управления представительным органом (например, Советом Думы) и обязательный созыв их заседаний по требованию любой из фракций;
  • пропорциональное представительство фракций при формировании рабочих органов Думы (комитетов, комиссий, групп) и распределении должностей в них;
  • как минимум раз в сессию представительный орган заседает по повестке, которую формируют оппозиционные фракции;
  • после принятия повестки заседания парламента или его комитета, снятие или дополнительное включение какого-то вопроса возможно, только если против этого не возражает ни одна из фракций, то же самое касается продолжения или прекращения обсуждения докладов чиновников, проведения депутатских дебатов и пр. обсуждений;
  • после основного доклада по какому-то вопросу от члена правящей фракции, слово обязательно предоставляется члену оппозиционной фракции, чтобы представить иной взгляд на обсуждаемую проблему;
  • особенно важной гарантией считается назначение только из членов оппозиционных фракций руководителя финансового комитета представительного органа, потому что никто кроме оппозиции не сможет лучше проконтролировать расходование бюджетных средств.

Есть и другие меры и правила, которые включаются в регламент и позволяют членам оппозиционных партий более полноценно участвовать в депутатской деятельности и представлять интересы своих избирателей.

Спрашивается, а зачем все эти сложности? Почему те, у кого власть, у кого большинство должны что-либо уступать тем, кто в меньшинстве? Ответ весьма прагматичен: потому что рано или поздно, но они обязательно поменяются местами. И даже в нашей стране, и даже в нашем крае есть муниципалитеты, где большинство принадлежит отнюдь не единороссам. Предоставляя дополнительные права оппозиции, ты защищаешь свои права, только в будущем. И ещё немаловажно, что именно оппозиционные депутаты, как правило, высказывают самую острую критику в адрес главы исполнительной власти и его администрации, ставят перед ними самые неудобные вопросы, на что не смогут решиться депутаты от той же правящей партии. Мировая практика показывает — чем в парламенте сильнее закреплены права политического меньшинства, тем сильнее перед лицом исполнительной власти выглядит парламент в целом.

Вот примерно об этом я и рассказал на упомянутом круглом столе. Только у наших депутатов-единороссов, как известно, «собственная гордость», и такая «высшая математика» им не к чему. Как сказал председатель Пермской городской Думы Юрий Уткин:

«Мировая практика — это мировая практика, но мы живём в стране, где есть свой строй и свой свод законов, и мы должны его соблюдать».

А ещё, видимо, они свято уверены, что будут у власти вечно. Ну что же, поживём-увидим.

***