X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
10 июля 2020
09 июля 2020

Куб преткновения: почему в соцсетях снова спорят о вкусах и почему это нормально

В Перми поставили новый памятник. Я написал изрядное количество текстов о городских памятниках и уже не все помню — но, кажется, в одном из них я даже транслировал идею моего хорошего друга, который из соображений мизантропии предложил просто заставить все свободные пространства в городе огромными кубами. И вот наступил момент, когда я вспомнил фразу «бойтесь своих желаний»: никогда не думал, что эта замечательная идея начнёт воплощаться в жизнь. Но знаете что? Мне опять всё не нравится.

Речь, конечно, про памятник «Солдат России» на аллее Советской Армии. Обсуждать сам памятник мне на этот раз не очень-то и хочется. Его уже три дня все обсуждают в «Фейсбуке», и, в общем, противники памятника и без меня успели перемыть ему все кости. Все претензии кажутся мне справедливыми (при безусловном уважении к смыслу памятника и к инициаторам его установки — думаю, здесь важно сделать эту ремарку). Шеститонные полированные гранитные кубы скорее уместны на кладбище криминальных авторитетов, чем в современной городской среде; отсутствие запятых на нём считывается как явная пунктуационная ошибка, и отсылки к какой-то невнятной локальной «традиции» здесь не спасают; концентрация пафоса, нехитрого символизма и заезженных цитат в памятнике такова, что, кажется, притягивает окружающие предметы. И так далее. Ну да ладно. Разводить споры о смыслах — дело нехитрое. Мне хочется сказать не об этом, а о реакции защитников памятника в соцсетях. В этот раз мне бросилось в глаза, что дискуссия об общественных пространствах у нас как-то совсем деградировала, и на претензии к памятнику слишком часто следует ответ «о вкусах не спорят».

Фото: Владислава Кузнецова

Аргумент про «дело вкуса» — абсолютно ущербный. Во-первых, это пошлость. Во-вторых, этот аргумент слишком затаскали любители прикрывать им свою или чужую халтуру. В-третьих, о вкусах, разумеется, спорят — более того, как раз в этих спорах и определяется облик нашего с вами города.

Отдельно меня забавляет то, что, как я успел заметить, «о вкусах не спорят» сейчас примерно те же люди, которые в своё время клеймили позором «Красных человечков» и всю паблик-арт программу музея PERMM — тогда споры о вкусах им не казались чем-то плохим.

Кстати, про паблик-арт. Я в своё очень радовался, когда «Красные человечки», «Пермские ворота» и прочие арт-объекты появились в городе. И меня нисколько не смущало, что они появились по воле узкого круга конкретных людей и что горожан об этом никто не спрашивал. Почему меня теперь так бесит, что горожан не спрашивают о гранитном кубе?

Очень просто: потому что паблик-арт объекты — история принципиально временная. Это заложено в самой их идее: время «Красных человечков» истекло, они исчезли, это нормально. Несмотря на всю мою любовь к «Пермским воротам» или «Скарабею», я готов признать, что они застоялись — они не должны были дожить до того момента, когда пермяки перестали их замечать, это противоречит их сущности. В этом весь смысл: произведение живёт, пока привлекает внимание, срок его жизни в городской среде заранее оговорён, это ведь украшение, а не крест, который нужно тащить до конца жизни.

Но для традиционной городской скульптуры такой подход чужд. Она с нами навсегда. Этот куб установлен на Сибирской, чтобы на него смотрели наши потомки и потомки их потомков. Но время с каждым годом изменяется всё быстрее, городская среда становится всё пластичнее, и те, кто хочет въехать в вечность на кондовых советских представлениях о прекрасном и незыблемом, захлёбываются уже на короткой дистанции.

Фото: Владислава Кузнецова

Деньги на памятник, кстати, выделил «ЛУКОЙЛ». Может, у «ЛУКОЙЛа» не хватило денег на разработку оригинальной идеи, отвечающей требованиям времени? Деньгами они, подозреваю, давятся. Скорее, нет мотивации. Этот прагматизм я понимаю — зачем напрягаться, если город гарантированно примет и скажет спасибо? Я бы на их месте тоже не стал бисер метать.

Это не упрёк никому конкретно. В совете по топонимике, например, сидят преимущественно хорошие люди. Но они работают с тем, что есть, обсуждая и оценивая те или иные предложения. Когда мы говорим, что решения об установке подобных памятников должны приниматься при широком общественном обсуждении, мы ведь не имеем в виду, что по поводу каждого гранитного куба нужно проводить референдум. Скорее, речь о том, что следует поменять сам механизм общественной оценки — дело не только в количестве интересантов, влияющих на результат, но и в формировании качественно нового запроса, который заслуживает наш город и который нельзя удовлетворить, продолжая плодить бронзовые натуралистичные памятники. Этот запрос должны формировать эксперты, которые понимают, что такое современные тенденции в работе с городской средой, а вся процедура, связанная с памятником (мнения, экспертные оценки, альтернативные варианты) должна быть нам понятна. Иначе ничего никогда не изменится, и городское пространство не перестанут пичкать гранитными кубами.

Фото: Владислава Кузнецова

Я не требую от любого монумента ультрасовременности, конечно, баланс должен быть и здесь. Например, стоящий на той же аллее памятник «Разорванное братство» тоже не назовёшь по-настоящему современным, он тоже сделан «на века». Но у него другое преимущество — он вызывает эмоцию, а значит, воспринимается без отчуждения. Он сделан талантливо, в нём заложен верный драматический и антивоенный пафос, а в руках у людей нет оружия, потому что руки они простёрли друг к другу в знак поддержки и утешения. В этом есть рефлексия и нет патетики, бесхитростной, как гранитный монолит.

Короче, я настаиваю на том, чтобы спорить о вкусах. Хотя это не такая простая задача, как может показаться. Рациональные аргументы людей, которые «о вкусах не спорят», могут быть логически выстроенными — они могут даже казаться неоспоримыми.

Как раз, пока я писал этот текст, подоспел отличный пример. Все же знают эту нашумевшую историю про «Остров мечты», открывшийся накануне в Москве? Граждане вырубили парк в Нагатинской пойме, вбухали больше миллиарда долларов и под видом «Русского Диснейленда» создали абсолютно жалкий на вид, как будто в «Пэйнте» нарисованный парк развлечений. Экологи в ужасе, урбанисты плачут кровавыми слезами, москвичи в недоумении, жители замкадья злорадно хихикают и издеваются. Миллиард долларов! Огромные площади! И итог — визуальное убожество. И вот издание The Village берёт интервью у создателя «Острова мечты», весь смысл которого — потыкать его, как котёнка, в его творение, грозно вопрошая «Кто это сделал, а?»

Но что мы видим? Он предстаёт перед нами несколько самоуверенным, но донельзя рациональным человеком, который на все вопросы даёт чёткие ответы, не увиливая. Это интервью даже на дурацкие цитаты не растащишь. Вот статистика, вот раскладка по цифрам, вот соотнесение с мировым опытом, вот основанные на фактах доводы. И в качестве вишенки на торте — пуленепробиваемый аргумент про вкусовщину: «Вам не нравится, а мне нравится».

Но как же такое может быть? Почему же тогда получилось то, что получилось? Почему новогодние игрушки не радуют?

Наверное, потому, что работа с городским пространством — это нечто большее, чем просто ремесло. Такая работа, результаты которой будут наблюдать десятки и сотни тысяч людей в постоянно меняющихся условиях, требует вкуса и творческого импульса, которые необходимы, несмотря на то, что их критерии не прописаны в техническом задании и в условиях договора — а значит, формально без них позволено обойтись. Тот, кто не понимает этого — никогда не поймёт, что пошло не так между третьим и четвёртым кадром этого мема. Тот, кто не понимает этого, должен заняться чем-нибудь другим.

***

«Кто-нибудь задавался новым смыслом этой аллеи?» В Перми на Сибирской установили памятник «Солдат России»

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь