X

Новости

Вчера
2 дня назад
18 апреля 2019
17 апреля 2019

Испытано на себе. Положить в дом престарелых

Сколько Бог тебе отмерил, неизвестно. Пребывая в трезвом уме и добром здравии, многие из нас хотят жить если не вечно, то, по крайней мере достаточно долго. Но когда начинает болеть от макушки до пят, когда человек не может самостоятельно сходить в туалет и даже перевернуться, жизнь его становится сущим адом, причём не только для него, но и для его окружения.

Начну с того, что решение положить мою 95-летнюю лежачую бабушку в специальный центр — попросту говоря, дом престарелых — давалось тяжело, представлялось нешуточной сделкой с совестью. Всё-таки по жизненным принципам, привитым мне семьёй, выхаживать её — моя прямая обязанность. Однако, окончательно осознав собственную несостоятельность в качестве профессиональной сиделки, не имея времени, сил и мало-мальского медицинского образования, я крепко задумалась о том, чтобы найти место, где будут за ней ухаживать. Бабушка — инвалид детства, но, приближаясь к вековому юбилею, она не имеет никаких хронических болезней вроде гипертонии. Стало быть, ухаживать за ней надо будет долго...

Надо добавить, что у неё ярко выраженная деменция, то бишь она практически ничего не понимает. Как выяснилось позже, это же явилось и камнем преткновения.

После того как во время гигиенических процедур бабуля завалилась на бок, потом упала, ударившись головой о батарею, а обратно из травмпункта её отказались увозить домой на «скорой», мотивируя это отсутствием первой группы инвалидности, я приняла решение. И почти сразу поняла, наткнувшись на привычное бюрократическое отфутболивание, что определить её куда-либо будет ой как непросто.

Я начала обзванивать дома-интернаты для престарелых инвалидов, отделы соцзащиты и прочие учреждения социального обеспечения. К слову, муниципальных домов-интернатов у нас совсем немного: Верхне-Курьинский геронтологичекий центр, Гайвинский дом-интернат для престарелых инвалидов, дом престарелых в Култаево, а также один дом-интернат в Краснокамске. Да и мест в них практически никогда не бывает. Правда, кое-где есть платные койки, но об этом позже.

В отделе соцзащиты Дзержинского района Перми на мою просьбу о помощи отреагировали прохладно. Впрочем, я и не ожидала бури эмоций от работников данного ведомства. Сообщили, что раз старушка не одиноко проживающая, то ей, как говорится, и надеяться особо не на что. Это для одиноких пенсионеров, не имеющих возможности себя обслуживать, выделяются сиделки, они приходят на полдня, кормят и всячески обслуживают лежачего. Тогда специалист соцзащиты предложила мне попробовать оформить заявку в дом-интернат. Когда на мой электронный ящик пришёл перечень бумаг, необходимых для оформления, я буквально стекла со стула от удивления вперемешку с возмущением. Такое количество всевозможных документов и медицинских анализов, думаю, требуют, кроме как от престарелых инвалидов, только от претендентов на полёт в космос.

Для того чтобы положить невменяемого человека в учреждение с должным медицинским уходом, ему (лежачему!) нужно пройти девять врачей, включая узких специалистов, сделать флюорографию и сдать десять различных анализов. Затем суд может признать его недееспособным. А последним аккордом должна стать комиссия во главе с психиатром, которая и вынесет свой окончательный вердикт. У меня опустились руки, ведь произвести все эти манипуляции с бабушкой было столь же невозможно, сколь бессмысленно. Ибо для понимания того, что она абсолютно беспомощна и недееспособна, достаточно, кажется, даже одного врача, поскольку это и так ясно, как белый день...

Я вновь стала звонить в соцзащиту, опять объясняла ситуацию, что человек не может даже сидеть, не то что ходить, что выполнить все требования нам физически невозможно... Мне отвечали, что надо было делать это раньше, когда она ещё ходила... Но ведь тогда, когда бабушка ходила по квартире с помощью костылей, нужды помещать её в дом-интернат у нас не было! Да и обратись я раньше, её бы сочли недостаточно немощной для этого. Короче говоря, проходите, как хотите, всех врачей, возите, как хотите, её по больницам и стойте/лежите в очереди. Стоит заметить, что все полученные в ходе врачебной комиссии заключения действуют лишь шесть месяцев. При таких скоростях за полгода можно и не успеть, наверняка придётся совершать кружок по врачам ещё раз. Добавлю, что возить бабулю пришлось бы на платной «скорой», один рейс которой стоит порядка пяти тысяч рублей. Такие суммы моей семье не под силу. Все эти размышления заставляют глубоко и тяжело вздохнуть.

Поняв, что бесплатной путёвки бабуле не видать, я начала узнавать, где те же услуги можно получить на коммерческой основе. Таких учреждений сегодня уже больше, чем муниципальных, — и это неудивительно, ведь общество очень нуждается в них. Частные дома сестринского ухода находятся как в центре, так и на окраине города, к тому же платные палаты есть и в муниципальных интернатах. Цена месячного проживания в них почему-то даже выше, чем в частных домах престарелых. Для сравнения: платная койка в Верхне-Курьинском геронтологическом центре стоит почти 30 000 рублей, а дом сестринского ухода «Забота» предлагает услуги по обхаживанию стариков за 25 000 рублей в месяц. И тут всё намного проще: не требуют проходить всех мыслимых и немыслимых врачей, а просто просят справку от терапевта о текущем состоянии пациента.

Кстати, для лежачих стариков или больных в терминальной стадии заболевания, то есть умирающих, в нашем городе в январе появилось отделение паллиативной помощи. Оно находится в больнице № 7 и принимает больных на срок от двух до трёх недель. По сути, это делается для того, чтобы родственники, ухаживающие за немощным, могли немного выдохнуть. Потому как такой срок содержания старика в стационаре проблемы, конечно, в корне не решает. Кроме того, к пациентам паллиативного отделения также есть ряд требований, а точнее, противопоказаний, очевидных и обоснованных: к примеру, наличие у больного открытой формы туберкулёза и ещё некоторых заболеваний, включая деменцию и энцефалопатию III степени. А ещё в отделении всего 20 коек.

...Любому нормальному человеку невыносимо тяжело смотреть, как его родственник мучается, испытывая каждый день боли. И, желая облегчить его страдания, судорожно перебираешь в голове варианты, доходя иногда в мыслях до крайности. Но коль скоро в нашей стране не используется эвтаназия, то стоит, наверное, серьёзно задуматься над порядком устройства в специальные учреждения тех, кому это необходимо. И значительно увеличить количество таких учреждений. Ведь долго уходящие старики умирают в муках, заставляя страдать всё своё семейство.