X

Новости

Вчера
2 дня назад
14 февраля 2019
13 февраля 2019

Третий тур — решающий

В III туре конкурса «Арабеск» классические вариации исполняли 15 участников в возрасте от 13 до 17 лет включительно, 27 — в возрасте от 18 до 25 лет включительно. О выступлениях участников в финале конкурса рассказывает Виолетта Майниеце, балетный критик, член Жюри прессы «Арабеска-2016».

На третий тур жюри конкурса пропустило 42 участника из 12 стран мира. По количеству среди них лидировали россияне, корейцы, японцы. Старшая группа была значительно многочисленнее младшей. Но именно младшая по традиции открыла утренний конкурсный просмотр завершающего дня состязания.

Каждый из юных участников исполнил две вариации. По сравнению с предыдущими турами, их выступления значительно потускнели. Сказались усталость, нервное напряжение. Сдали даже лидеры, уверенно выступавшие ранее.

Часто конкурсантов подводил неверный выбор репертуара, желание наставников показать учеников в партиях премьеров и прим, который им пока не доступен.

Не может длинноногая, длиннорукая 15-летняя участница из Македонии Стефания Гаштарска справиться с вариацией Эсмеральды или с соло из Гран па классик В. Гзовского, рассчитанных на французских прим. В старательном исполнении конкурсантки они смотрятся весьма карикатурно.

Не захотела подчиниться элегантная вариация принца Дезире молодому воронежцу Руслану Стенюшкину. По-школьному робко пока танцует москвичка Адель Музафарова. Старательно, по слогам, хоть и грамотно, piccicato Раймонды произносит Екатерина Клявлина. Чистоту школы в вариации из «Фестиваля цветов в Дженцано» демонстрирует «специалист» по мелкой бурнонвилевской технике москвич Григорий Иконников. Зато бравурная вариация Филиппа из «Пламени Парижа» для него значительно упрощена. Погас огонёк в танцах москвича Чино Марка, порадовавшего на втором туре выразительным танцем смешного и бравого морячка.

Молодые исполнители очень старались, но настоящего танца на сцене не получилось.

Явного, запоминающегося лидера среди участников младшей группы не оказалось, хотя некоторые конкурсанты танцевали не по годам виртуозно, демонстрируя сложные вращения и фуэте.

Не было яркого лидера и в старшей возрастной группе. Сегодня личность в балете — на вес золота!

Как показал третий тур и конкурс в целом, технические трюки на грани цирка одержали сокрушительную победу над артистизмом, музыкальностью, порой и хорошим вкусом. Достижения участников определяются высотой прыжка, как в лёгкой атлетике, разными «замысловатыми вертушками», как в фигурном катании. Чем круче, тем лучше! При том большинство танцует удручающе немузыкально и видит в музыке лишь звуковой фон, даже не пытаясь расставить осмысленные музыкально-пластические акценты. Главное — показать крутой, невиданный элемент!

В танце мало задействован корпус. Исчезли особые положения плеч, головы, координация и кантилена движений, которыми всегда славилась русская школа. Порой даже кажется, что руки исполнителям не помогают, а страшно мешают. Напряжённые, завышенные и с жёсткими кистями, они скорее портят, чем украшают танец. Пристальное внимание конкурсанты уделяют только технике.

Тонкими нюансами, красивыми позами, певучими руками, давно забытыми позами на втором туре в вариации белого лебедя Одетты зрителей и специалистов порадовала кореянка Со Чин Син. Танцовщицу все запомнили, с нетерпением ждали её выступления в заключительном туре. Она едва не погубила себя неверным выбором репертуара — с бравурным па де де из «Дон Кихота» танцовщице без вращения, конечно же, справиться трудно.

Изящную миниатюру напоминала Жизель работающей в Улан-Уде японки Уемуры Харука. Хрупкие линии, лёгкий прыжок балерины не искупили отсутствия внутреннего тепла в любовном дуэте с Альбертом.

Неуёмной кокеткой показалась конкурсантка из Екатеринбурга Екатерина Сапогова в «Венецианском карнавале». В её танце и внешнем облике видны педагогические ошибки.

Не было уверенности, не говоря про парадный блеск, в Гран па классик В. Гзовского в исполнении москвичей Анны Марковой и Ивана Титова.

В труднейшем па де де Нирити и бога ветра Вайю из «Талисмана» выступили две пары. Женственно и выразительно свою партию исполнила миниатюрная кореянка Со Чон Мин. Более земной и бравурной оказалась Нирити у японки Уэно Мизуки.

Как показал третий тур, на нынешнем «Арабеске» мужской состав исполнителей оказался сильнее и интереснее женского.

Поразительно высоко летают, сложнейшие трюки в воздухе и на земле проделывают многочисленные конкурсанты из Кореи, сделавшие огромный рывок в области освоения техники классического танца. Им не уступают японцы.

Чемпионом можно назвать маленького японского виртуоза Терада Томоха, работающего в Екатеринбурге. Он так лихо и захватывающе протанцевал вариацию Остапа из «Тараса Булбы», что вырвался в лидеры и рекордсмены. Его гопак произвёл сильное впечатление даже на фоне других летающих и неистово вращающихся конкурсантов.

Колоритно смотрелся темпераментный работорговец Ланкедем («Корсар») в исполнении работающего в Казани британца Алессандро Каггеджи. Редкий случай на конкурсе, когда исполнитель задумался над характером персонажа и сумел его показать на сцене.

На этом фоне настоящим принцем и премьером оказался высокий, стройный москвич Александр Омельченко, строго исполнивший вариацию из гран па «Пахиты».

Хотелось бы напомнить конкурсантам и их наставникам, что балет — не спорт, а великое искусство, у которого свои эстетические законы. Заведомо побеждает тот, кто танцует не только телом, но и душой.