X

Кипит их разум: К 15-летию «гибели» «Пермского свинокомплекса»

В последние полгода я засыпаю и просыпаюсь с мыслью о том, что меня ненавидят. И не то чтобы это ощущение было обманчивым. Просто я работаю руководителем PR-отдела Омского агрохолдинга, который взял на себя ответственность за крупное пермское предприятие.

«Мы вас ненавидим!» — так пишет мне в соцсетях миловидная девушка лет 30 из Краснокамска. «Хватит п...деть!» — непременно реагирует в соцсетях на каждое сообщение о подвижках на производстве сотрудник этого же предприятия, который ещё вчера требовал полной финансовой отчётности «перед народом». «Вы хотите разорить наше предприятие! В этом ваш план — вывести всех свиней в Омск!» — заявляет местный аксакал. «Нам даже чай на работе пить запретили!» — возмущается сотрудница производства. «Люди не роботы, чтоб без перекуров работать», — утверждает другая работница. «Да вас, омских, вообще пора взрывать!» — сообщает в публичных комментариях женщина-сотрудник местного ДК, у которой в статусе «ВКонтакте» записано: «Лучшие вещи — бесплатные: любовь, семья, объятия...».

«Хватит вступать в полемику!» — обрывает мои ответы о планах по модернизации предприятия администратор местного паблика «Подслушано Майский», где генерируется большая часть революционного контента. И даёт «бан» на месяц, чтобы жителям посёлка никто не мешал развивать теорию заговора, обсуждая десятый раз, как их предприятие хотят захватить и разорить «пришлые» омичи.

Майский — посёлок в Краснокамском районе Пермского края — не уникален в масштабах страны. По всей России сотни таких «моногородков» с населением в 5-10 тысяч человек, которые зависят целиком и полностью от единственного предприятия и которые привыкли к тому, что о них заботится государство. Многие из тех, кто сейчас работает на «Пермском свинокомплексе», принадлежат к трудовым династиям: их родители строили комплекс в советское время. Кто-то работает здесь с 90-х. Кто-то совсем молодым пришёл работать на главное предприятие посёлка, не захотев следовать модному тренду и «уезжать в город». Для них свинокомплекс — родное предприятие, за которое они переживают всей душой и которое они готовы защищать хоть с оружием в руках, не разбираясь, кто прав, а кто виноват. Этой любовью майцев к своему предприятию активно пользуются политики, чиновники и общественники.

Войну против всех за свой свинокомплекс в Майском ведут давно. Стоит как следует углубиться в историю «Пермского свинокомплекса» по публикациям местных и федеральных изданий, чтобы понять — митинги и профсоюзная вакханалия вокруг бизнеса угробили его ещё 15 лет назад. Судя по сообщениям СМИ, предприятие ещё в начале нулевых было далеко от идеального состояния.

«В конце 2001 года генеральным директором свинокомплекса становится Виктор Жужгов. С этого момента разворачивается интересная история, продолжающаяся до сих пор, — пишет издание „Пермский обозреватель“, расследующее кризис, в который уже тогда было загнано предприятие. — Вряд ли целью прихода г-на Жужгова на предприятие являлось его развитие. За три года его руководства свинокомплекс накопил долг порядка 347 млн рублей. Чтобы из предприятия прибыльного и рентабельного сделать банкрота, нужно быть либо бездарным управленцем... либо расчётливым, целью которого являются незаметные, на первый взгляд, планы».

«Теория заговора» не нова, как и поиск вредителей.

К 2005 году свинокомплекс уже был устаревшим и требовал серьёзных инвестиций. Вложить средства в предприятие планировал владелец ООО «Юмико» и «Кунгурского мясокомбината» Сергей Куренев, хорошо знакомый с «Пермским».

«По оценке Куренева, свинокомплексу необходимы инвестиции в размере 30 млн долларов. Например, нужно строить заново откормочные площадки, считает бизнесмен», —писал «Новый компаньон» 11 лет назад.

Впрочем, в интервью «Коммерсанту» в 2013 году Куренев уже предлагал «сравнять свинокомплекс бульдозером», потому что «эта громадина себя изжила». К такому мнению бизнесмен пришёл после детального изучения не только самого предприятия в его нынешнем состоянии, но и общей атмосферы в посёлке.

Общая атмосфера на свинокомплексе и правда тяжёлая. Нынешние комментарии в социальных сетях — детский лепет по сравнению с тем, как «прикладывает» инвесторов экс-руководитель свинокомплекса Авенир Грамолин.

«Так что и кто перетянет на весах коррумпированной бюрократии? Чьи бабки окажутся тяжелее? — спрашивает он, словно на митинге, со страниц сайта „КПРФ“ в 2007 году. — Неужели интересы государства и трёхтысячного трудового коллектива, авторитет руководителя национального проекта „Развитие АПК“ Д. А. Медведева и помпезные декларации „Единой России“ о приоритете социальных программ окажутся ничем перед шкурными интересами подземных московских кредиторов и поднаторевших в подобных играх столичных чинодралов?».

Сам Грамолин возглавлял предприятие ещё в советские годы, при плановой экономике, его же позвали «вытягивать свинокомплекс из кризиса» в 2007-м в качестве «исполняющего обязанности директора». Правда, предприятию опыт «красного директора» не помог: если в марте 2007-го Грамолин бодро рапортует в интервью «Пермьонлайн» о том, что «Пермский свинокомплекс» легко может выйти на производство 29 тысяч тонн мяса в год, то в марте 2008-го он пишет письмо в Минсельхоз России, от которого требует денег на спасение предприятия.

«В письме говорится о том, что жизнь 136 тысяч свиней, а значит — работы свинокомплекса, — находится под угрозой, — цитирует его пермский выпуск „Коммерсанта“. — На предприятии нет запасов кормов, хотя по нормативам их должно быть запасено на две недели. Комплексы переведены на одноразовое кормление при трёхразовом по нормативу. Из-за этого под угрозу попадают 13 тыс. племенного поголовья, на воссоздание которых требуется не менее трёх лет, говорит Авенир Грамолин. Кроме того, предприятию не хватает средств для приобретения дезинфицирующих средств, что опасно вспышкой заболеваний. С предприятия уходят ведущие специалисты».

В случае, если федеральный бюджет не выделит деньги, «красный директор» обещает «умыть руки».

«В январе 2008 года Министерство сельского хозяйства России выясняло состояние дел ФГУП „Пермский свинокомплекс“, — сообщает в 2008 году газета „Известия“. — Проверка была вызвана обращениями депутатов Госдумы, регионального минсельхоза и трудового коллектива свинокомплекса. По мнению обратившихся, менеджмент предприятия сбывал продукцию по заниженной цене, экономил на кормах, в результате чего „Пермский“ оказался в плачевном состоянии. В итоге проверки стало понятно, что на предприятии действительно проводится неэффективная политика по реализации продукции. Снабжение комплекса комбикормами было недостаточным. Таков же и уровень технического переоснащения и реконструкции комплекса».

Тогда же председатель профсоюза предприятия, а ныне — глава администрации Майского и по совместительству супруга нынешнего председателя профсоюза, Светлана Кунафина сокрушалась:

«Ситуация и раньше была критической и с предыдущими сменами руководства оставалась такой же. С приходом Грамолина на предприятии ничего не изменилось. Теперь нам собираются передать хозяйство „Правда“, которое выращивает зерновые, но это нам не принесёт дохода, потому что сама „Правда“ находится на грани банкротства».

По всей видимости, именно тогда был заложен «кормовой» кризис предприятия, когда в Майском отказались выращивать своё зерно. Пришлось покупать его втридорога на стороне. И только с приходом «Синергии» удалось решить проблему — организовать завоз зерна для изготовления комбикорма из Омска, с агрофермы из «синергичного» холдинга.

Впрочем, ошиблась профорг Кунафина не только с экономическими прогнозами по поводу собственных посевных площадей предприятия. Новый директор Светлана Хлюстова, на которую она возлагала большие надежды в том же интервью «Известиям», оставила предприятие с общим долгом порядка 900 млн рублей, из них 196 млн рублей за корма, 22 млн рублей за газ, 18 млн за электроэнергию. После отставки директора на свинокомлексе прошли выемки документов.

«За пять лет команда московских менеджеров довела предприятие до ручки, — пишет по этому поводу в 2013 году издание „НеСекретно“. — Ни одного гвоздя не вбили, ничего не сделали, только накопили долги».

Снова виноваты, по мнению СМИ и местных активистов, оказались некие «пришлые» менеджеры, которые помешали развиваться успешному (уже 10 лет к тому времени как) свинокомплексу.

Оставив в стороне все перипетии, резюмируем, что к 2015 году «Пермский свинокомплекс» подошёл в состоянии, когда на принадлежащих бывшему совхозу полях уже давно рос бурьян вместо пшеницы, свиней было нечем кормить, корпуса комплекса разрушались от старости без должного ремонта, а долг предприятия кипрскому офшору составлял полтора миллиарда рублей. Омская «Группа Синергия» была пятым или шестым агрохолдингом, которому предложили спасти «Пермский»: крупнейшие игроки «мясного» рынка приезжали в Пермь, оценивали состояние свинокомплекса и говорили, что ничего с предприятием уже не сделать. А осенью 2015 года режим «антисанкций» нарушил баланс на мясном рынке Россиии дешёвая бразильская свинина обрушила закупочные цены на мясо на треть, фактически поставив свиноводческие предприятия России на грань выживания, ведь реализация мясной продукции — это главный источник дохода таких комплексов, как «Пермский». «Синергия» выплатила полуторамиллиардный долг свинокомплекса, наладила снабжение комплекса зерном, утвердила план модернизации предприятия, привлекла к работам крупное предприятие Big Dutchman. «Синергия» строит заново фирменную розницу, модернизирует СВК-2. Но в Майском ей не доверяют и утверждают, что именно за последний год предприятие впало в кризис, — словно игнорируя историю последних 15 лет, зафиксированную на страницах газет и в архивах интернет-сайтов.

И это не со зла. Если спросить типичного жителя Майского, чего он хочет, он ответит, что хотел бы, чтобы свинокомплекс работал как прежде, «Майские деликатесы» были известны, как во времена СССР, а зарплата в посёлке была в районе 30 тысяч рублей. И его не волнует, что экономически обеспечить такую зарплату сегодня невозможно. Что предприятие давно стало фактически частным, а поголовье принадлежит арендатору. Что вмешиваться в бизнес арендатора не имеют право ни работники, ни правоохранители. Что государство, если быть честным, бросило и свинокомплекс, и посёлок, передав его на баланс пермского бюджета из федеральной казны. Но в Майском по-прежнему верят, что можно написать Путину, который прилетит на вертолёте и одним росчерком пера решит все проблемы предприятия и посёлка. Вместе с гордостью за предприятие, вместе с его стенами жители Майского получили в наследство жесточайшее непонимание того, что бизнес сегодня — единственный их союзник.

«Если раньше были рейдерские захваты, так хотя бы понятно было, кто и зачем, — отвечает на мой немой вопрос одна из жительниц Майского в соцсетях, — а сейчас якобы всё легально, всё по закону, только нам-то от этого не легче».

Майский — не единственный посёлок такого рода в стране. Таких десятки и даже сотни. Именно они определяют настроение всей страны. Благодаря Майскому я вот уже полгода живу с ощущением, что узнал «глубинную» Россию, где законы экономики не распространяются на человеческую психологию. Только мне от этого не легче.