X

Новости

Сегодня
2 дня назад
19 сентября 2019
18 сентября 2019

Изменения в пермской власти? Это только начало!

С момента появления слухов об отставке Геннадия Петровича Тушнолобова меня не покидало ощущение дежавю.

И после вчерашнего дня оно только усилилось. Параллели проводятся не с временами Олега Чиркунова, который держал своих подчинённых в постоянном тонусе. Нет. У меня ощущения как в конце 2012-го, когда у правительства Пермского края внезапно не стало ни председателя правительства, ни главы администрации. Спустя два года ситуация повторяется. Она повторяется по способу ухода главы администрации губернатора. Вспомним, Григорий Куранов тоже вроде бы «ушёл сам».

И Алексей Фролов якобы сам подал в отставку. За закрытостью смены уже третьего главы администрации скрываются истинные мотивы отставки.

Первый мотив. В нынешней ситуации должность главы администрации в том виде, в каком она есть, не очень-то и нужна.

Администрация как политический штаб уже не востребована. Внутренней политики нет. Выборов, благодаря муниципальной реформе, нет. Есть инструменты. Пресс-служба, избирательная комиссия и административный ресурс (министерства и муниципалитеты). Всё остальное — лишнее. Зачем нужны политические советники, создающие лишнее политическое напряжение?

Второй мотив. Сомнения в лояльности.

Первые сигналы по непрочным позициям Алексея Фролова для меня стали поступать после казуса с поправкой Кузьмицкого. Когда альтернативно законопроекту «Фролова-Кузнецова» была внесена поправка, создающая условия для проведения муниципальной реформы по самому жесткому сценарию. И о таком решении Фролова просто уведомили по факту.

Потом конфликт с Кириллом Маркевичем, в результате которого руководитель администрации, по сути, встал на позиции противоборствующей стороны. Многочисленные комментарии и сливы от советников, публикации, создающие дополнительное напряжение с общественниками. Уже было понятно, что теневой кабинет губернатора действует от руководителя администрации автономно.

***

Прошло два с половиной года, губернатор до сих пор формирует свою команду, но костяк, лица, принимающие решения, остаются одни и те же. При существующем кадровом кризисе часто приходится принимать на работу по рекомендации, по протекции. Министерство по делам Кизеловского угольного бассейна было создано по просьбе депутата и промышленника Армена Гарсляна. По иронии судьбы это министерство прекратило своё существование вчера в день рождения Армена Гайосовича. Рассуждения о мотивах ликвидации министерства излишни.

Кластерный принцип здесь не сработал. Ещё и был «помножен» на личность министра. Никто из муниципалитетов не будет устраивать демаршей из-за ликвидации этого ведомства. Обратная ситуация — по министерству по делам Коми-округа. Аналитики, предрекающие реформирование этого подразделения правительства, торопятся.

По протекции был взят и Владимир Капищенко. Выходец из «полувоенной» среды был, мягко скажем, чужим для правоохранительных органов Пермского края. И вспомним судьбу Министерства безопасности. Создано оно было Олегом Чиркуновым для решения несколько явно политических задач. Во-первых, Пермский край был лидером по показателям преступности. Сейчас острый момент миновал, звание криминальной столицы Пермь утратила. Во-вторых, необходимо было усилить особо доверенное лицо экс-губернатора Игоря Орлова. В-третьих, не будем забывать о «тёплых» взаимоотношениях Олега Чиркунова и руководителя главка УВД времён Юрия Горлова. Все причины создания министерства как дополнительной структуры нивелируются, если есть конструктивные отношения с силовыми ведомствами региона. Или есть личность, которая способна организовать эффективное взаимодействие.

Краевые органы власти больше приближаются к схеме, когда правительство будет совпадать с теневым кабинетом. Поэтому излишняя самостоятельность, склонность с самопиару не приветствуется. Показателен пример с Леонидом Морозовым. Решение принимается либо по рекомендации, либо под воздействием тактических факторов (грядущий кризис в экономике, что-то надо делать с налоговой льготой). После того как министр поработал, показал себя, стало ясно, проверку на принадлежность к теневому кабинету не проходит. Понижение.
Дальше интереснее.

Перегруппировка сил необходима в ситуации подготовки к выборам, например. До сих пор являюсь сторонником проведения губернаторских выборов досрочно в 2015 году. В этом году все бюджетные вопросы ещё не настиг кризис, велика инерция прошлых стабильных лет. В 2016 году выборы в Госдуму, ЗС, Городскую думу, и здесь надо быть максимально готовыми формировать свою политическую матрицу. Поэтому передислокация правительственных сил шаг очевидный.

Ведомство Надежды Кочуровой было избыточно перегружено. Это и консолидация около 80 % всех бюджетных ресурсов и избыточная нагрузка по функционалу. Поэтому политически верно объединение в один блок «здравоохранения» и «социальной защиты». Эти министерства близки не только по проблемам своих подопечных. Но ещё и по политическим инструментам, которые можно использовать. Прогнозируют появление здесь нового вице-премьера, скорее всего, не местного. Посмотрим.

Второй блок — «образование, культура, спорт» — является постоянным источником политических проблем, часто носящих федеральный резонанс. Поэтому здесь можно ожидать кадрового жесткого, неожиданного решения.

В любом случае, это только начало. Краевые власти, в закрытом режиме консолидировав бюджетные средства на СМИ, сделали второй шаг — передислокацию сил. Подготовившись к очередному политическому повороту. Будут это досрочные выборы или назначение губернатора на другой пост, делать прогнозы — удел политических советников и журналистов. Другое дело, чтоб эти прогнозы потом сбывались.
Можно констатировать одно. Теневой кабинет губернатора консолидирует ресурсы и это только начало.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь