X

Новости

Сегодня
Вчера
16 ноября 2018
15 ноября 2018

Счастливый понедельник: Гнумы в туре

38статей

Еженедельный проект Бориса Бейлина о пермской и не только пермской музыке

Сегодня в Понедельник: интервью с пермской группой Gnoomes.

В октябре пермская группа Gnoomes выпустила на хорошем лондонском лейбле Rocket Recordings отличный альбом «Ngan!» и сразу после его выхода отправилась в промо-тур по странам восточной Европы и Прибалтики.

Всего музыканты дали 11 концертов в различных европейских городах, среди которых — Таллинн, Рига, Вроцлав, Дрезден и Лейпциг. Вскоре после возвращения домой я встретился с бандой пермских гнумов и поговорил с Сашей, Пашей и Димой о том, каково это — быть рок-группой в туре.

Привет, ребята. Поздравляю вас, во-первых, с выходом альбома, во-вторых — с возвращением из промо-тура, посвящённого этому альбому. Расскажите о том, как и кто организовывал ваши гастроли?

Саша: «Туровая» история началась зимой 2015 года, когда мы писали альбом «Ngan!», который вышел 16 октября. Мы были в Екатеринбурге, после сессии на студии с Русланом Тагировым приехали в хостел. Там нам позвонил Алекс Кельман, бывший гитарист группы Punk TV, сейчас у него собственный проект Alex Kelman Band. Он предложил свои услуги в качестве букинг-агента.

А он вас раньше слышал?

С.: Да, когда мы делали в прошлом году первый тур по России своими силами. В нём было немного городов. Алекс курировал наш московский концерт. Он пропёрся, ему понравилось, что мы всё делаем сами: музыку, видеоклипы. И тогда, позвонив, он сказал нам: «Ребята, вы очень выделяетесь из того, что существует в России. Мне бы хотелось с вами поработать в качестве букинг-агента». Мы предварительно дали добро и ненадолго отложили этот вопрос в ящик. Вот когда мы уже нашли лейбл в конце апреля, решили, что будем выпускать альбом на Rocket Recordings, тогда и поняли, что нужно организовать некий промо-тур. После этого мы сразу же написали Алексу, что альбом выходит 16 октября и что примерно к концу октября нам необходимо продумать какие-то даты тура.

Он практически тут же начал работать и через несколько месяцев представил конкретный план. Сначала Алекс предложил начать в Чехии и двигаться дальше в Восточную Европу: в Венгрию съездить, может быть, в Словакию... Но в итоге мы остановились на варианте: Прибалтика — Польша — Германия — Чехия. В это время, поскольку промо-кампания альбома уже активно началась, на почту посыпался не то чтобы шквал писем, но люди начали предлагать помощь в плане организации гигов в Европе. В том числе написал паренёк из Германии, что он с друзьями организовывает фестиваль как раз в конце октября, что там будет выступать группа с нашего лейбла Llay Lamas (психоделик-рокеры из Италии) и что гномов тоже хотели бы видеть на этом фесте. У нас уже стояла дата концерта в Чехии на это время, пришлось переигрывать тур в сторону Германии.

То есть вы променяли Чехию на Германию. Нормально.

С.: Да, логично. Мы написали про тур нашим менеджерам в лейбл. Они это дело одобрили и обещали поддержку с промоушном. Причём мы всё это делали в самый последний момент, потому что группы, если смотреть на ситуацию сейчас, зимой бронируются на середину лета. Мы всё сделали за 2-3 месяца, то есть в достаточно стихийных условиях. Соответственно, не всегда получалось идеально. Например, польский промоутер сработал так себе.

Вы упомянули про то, что нашли лейбл в мае. Какие отношения у вас сложились с Rocket Recordings на сегодняшний день?

С. Ребята с Rocket Recordings оказались очень понимающими и глубокими людьми. Они и минуты не раздумывали, когда мы отправили им свой материал. Тут же в нас поверили, а когда они написали: «Чуваки, давайте это издадим», то мы весь май проходили как влюблённые. Мысль о том, что в тебя верят, да ещё и в другой точке земли, да ещё и уважаемые в музыкальном мире люди, окрыляла. Не будем раскрывать все карты, но мы уже запланировали ещё один релиз в следующем году. Материал с нашей стороны для него уже готов. Говоря о человеческих взаимоотношениях, можно сказать, что мы стали друзьями, пока готовили к выходу наш альбом.

Вернёмся к туру. То есть вы составили расписание, собрались и поехали?

С.: Да, мы точно знали все даты. Сначала был концерт в Москве, потом в Петербурге. Затем двинулись в Таллинн на автобусе. У нас было очень много всякого барахла, но по сравнению с другими музыкантами, у которых были свои фургоны и бэклайн, мы смотрелись как русские нищие. На самолёте лететь со всем этим было бы тяжело, поэтому выбрали наземные виды транспорта. На границе России и Эстонии на нас очень строго посмотрели, проверили отпечатки пальцев — у единственных из всего автобуса. Чётко расспросили: знаете ли вы, до какого у вас виза, есть ли обратные билеты?

Не спросили: не едете ли вы играть платные концерты?

С.: Нет, такого не было. Нас просто спросили: музыканты ли мы? На этом контроль закончился. После Таллинна мы поехали в Тарту, из Тарту в Ригу добирались также на автобусе, а вот в Риге мы заранее забронировали автомобиль.

Минивэн?

С.: Нет, это был обычный легковой автомобиль «Тойота Ярис».

Кто был за рулём?

С. За рулём были я и Дима. После Риги нам нужно было доехать до Вроцлава. Мы полностью проехали через Литву и Польшу, шли около 1 200 км за сутки. В этот день мы порядочно устали, потому что в Варшаве, как назло, была пробка. Ещё оказалось, что в этот день были выборы и победили коммунисты. По этой причине день для поляков оказался траурным, на наш концерт пришло человек пять от силы, не считая персонал клуба. После Вроцлава у нас был свободный день, мы доехали до Никласа в Лейпциге. Он нашёл нам велобайки, следующие сутки мы гоняли по городу и просто развлекались. Потом у нас был концерт в Галле, это примерно 40 км от Лейпцига. Затем был чешский городок Хеб, снова Лейпциг, там мы отыграли концерт на фестивале, после которого нам удалось пару часов поспать, прежде чем ехать в Прагу, где был заключительный концерт нашего тура.

Кто оплачивал транспортные расходы?

С.: Все транспортные расходы были на нас.

А вписка и аппарат — это всё промоутеры?

С.: Да.

А гонорары у вас были какие-то запланированы?

С.: Безусловно.

И... Чтобы больше не возвращаться к денежным вопросом: вы попали или в ноль сработали?

С.: Благодаря тому, что у нас были с собой диски, мы хоть что-то продавали. В Прибалтике их мало кто покупал, но вот в Германии и Чехии покупали. И получилось так, что в ноль, да...

Ну что же, в общем, неплохо.

С.: Мы тоже так считаем.

Цель-то ведь не денег заработать была?

С.: Нет, конечно. Основной целью было попробовать себя в качестве группы в таких стихийных условиях, как тур, потому что группа, которая репетирует, играет концерты в родном городе, — это одно. Здесь у тебя знакомые, друзья, своя аудитория... Ты знаешь практически каждый комбик «в лицо» и примерно представляешь, на чём ты будешь играть. В туре ситуация иная. Безусловно, у всех был наш райдер и его как-то пытались выполнять, но это чаще походило на «кота в мешке». Хотя можно сейчас с уверенностью сказать, что с аппаратом нам почти везде повезло. Был всего один раз, когда у меня не оказалось басового комбо и пришлось играть в линию. Это была как раз Польша, но, как мы уже и сказали, там особо людей-то не было на концерте.

Давайте поговорим о том, как проходили ваши концерты: что за публика была, как вас принимали?

Паша: Начну с положительных моментов — про Германию. Мы приехали в Галле, заходим всей бандой в зал, в это время чувак лет 50 развешивает видеокамеры. Около 8 камер! Это они нас так снимали — в захолустье каком-то. Просто так, конечно. За пультом стоял чувак с образованием саунд-инженера. Представляешь!

С.: В Галле мы играли с американской группой 3rd Ear Experience и французскими забавными стоунер-рокерами Glowsun. По аппарату было решено так: комбики были французскими, а ударка — американцев. Нам без проблем было разрешено играть на этом всём.

То есть полное взаимопонимание людей, которые играют на одной сцене. И никаких вопросов типа: мы крутые, а вы кто такие?

С.: Абсолютно. Нас все поддерживали. «Ого, с Урала! А это где?». Потому что все на одной волне. Всех забавлял тот факт, что мы передвигаемся на маленькой машинке. Вот Никлас со своими друзьями полностью организовал фестиваль в Лейпциге. Всё своими силами, начиная от площадки и заканчивая едой для музыкантов. Это был полный DIY, но при этом очень приличного уровня.

Дима: Да, площадки были абсолютно разные и по звуку, и по аппарату. Но, что для нас было очень важно и с чем, я считаю, мы справились: в любых условиях мы делали по максимуму своих возможностей. Что касается публики, после каждого нашего выступления были люди, которые не просто аплодировали, улюлюкали и стонали, а подходили со словами: «Твою ж... Неужели так бывает?».

Сколько людей приходило на ваши концерты?

С.: Ну... Про минимум мы уже рассказали. Это клуб-бар в Польше, вместительность там, наверное, человек сто. А на нашем концерте было человек пять.

Тяжело выступать, когда так мало людей?

С.: Да мы настолько были «убитые» после поездки, что у нас руки тряслись. Так что основной задачей было на автомате сыграть программу. Но эти пять человек, надо отдать им должное, постарались воссоздать иллюзию толпы. И под конец они кричали очень громко, чтобы нас подбодрить. Зато благодаря нашему новому другу Янеку мы вкусили немного ночного и такого безумного Вроцлава.

А максимальное количество?

С.: Максимальное количество — это человек 300 на фестивале в Лейпциге. Каждый присутствующий точно знал, на что пришёл, на какую музыку. В Таллинне мы играли на тусовке, где люди всерьёз надевают клетчатые рубашки, отращивают длинные волосы и поют как Курт. Одна из групп просто воспроизводила песни Хендрикса с муторными двухчасовыми соло, никто из аудитории даже и не ожидал, что сейчас в их уши будет вливаться уральский старгейз!

Паша: В Тарту мы играли на вечеринке местного колледж-радио, там также было много народа Как хедлайнеры мы играли последними. Так получилось, что в этот же день где-то неподалёку была ещё рэйв-тусовка и после местных групп все ушли на другую вечеринку.

То есть к вашему выступлению мало осталось людей?

Паша: Да. Но нас особо это не парило, мы играли в своё удовольствие, потому что все условия были суперскими. Отличный аппарат, талантливый звукарь — американец. Нам очень понравилось. После концерта к нам подходит девушка, говорит: «Я из Австралии, где можно найти вашу музыку?».

С.: Что касается аудитории и её восприятия нашей музыки... Всё время нас не покидало чувство, что в отличие от многих европейских команд у нас свои методы воздействия на слушателя. Мы мыслим по-другому, мы не любим кричать или надрываться.

Вы отличались от всех?

С.: Ну, например, взять тот же самый Лейпциг. Там играла группа Suns of Thyme, они достаточно популярные в Германии, только что вернулись с разогрева группы Toy! Вот реально они — один в один Horrors плюс немного какого-то блюза. Можно закрыть глаза и понять, что сейчас будет такая часть, а сейчас — такая. Очень предсказуемо. Эта шаблонность какая-то нас поражала.

А были приключения какие-нибудь?

С.: В первый же день, как взяли машину, мы заблудились. Едем из Риги во Вроцлав, я говорю: «Дима, слушай, а почему Калининград-то везде написано? Мы что, подъезжаем к Калининграду?». А мы включили GPS и даже не посмотрели, куда он нас посылает. И опа: «Вы приближаетесь к государственной границе». То есть вот оно — реально Калининград через несколько километров. И мы прямо перед границей, перед шлагбаумом остановились и повернули обратно. Останавливаемся, а литовские дальнобойщики с такими носами красными: «Чё надо?». Несмотря на их холодный тон, они нам очень помогли, за что им большое спасибо.

Были встречи с интересными людьми?

С.: Это вообще самое крутое. В каждом городе у нас был местный гид. Так получалось, что он совершенно случайно как-то появлялся. Он делал пребывание в городе или даже в стране ярким и красочным сквозь призму своей души. Это был не обычный рабочий с завода, а наш единомышленник. Мы называли таких людей фриками. Стоит отметить, что слово «фрик» в нашем понимании не несёт никакой отрицательной коннотации. В каждом городе мы получали частичку этого света.

Несколько главных советов тем ребятам, которые хотят устроить себе самостоятельный тур, поехать в него. Что бы вы им посоветовали?

Паша: Самый главный и, наверное, самый практичный совет — на берегу обо всём договориться с букинг-агентом. Он уже работает с промоутерами в разных городах. Первый нужный и важный человек для устройства тура — это букинг-агент!

С.: Да, ты должен на 100 % ему доверять, быть уверенным, что если ты вышлешь райдер, он дойдёт до местных промоутеров не в самый последний момент, чтобы, когда ты приедешь на площадку, тебе не задавали бы вопросы: «Какой у вас райдер? У вас нет своего бэклайна, как вы тогда собрались играть?».

Дима: Всё это, на самом деле, один совет, который решит все проблемы в туре. Хороший букинг-агент. Ну...И ещё планировать каждый свой шаг, каждое передвижение заранее. Безусловно, без форс-мажоров никогда не обходится, нужно быть готовым к любым сюрпризам. То, что было с нами, это частично какие-то даже мистические вещи. Везение...

Вы ведь первый раз выехали в столь длительный тур? Психологических проблем не было?

Паша: В плане отношений в банде всё было безупречно. А в плане организационном: поехал туда, собрал то, сыграл, уехал дальше — это мы уже делали как-то по инерции.

С.: Мы понимали, что если мы не будем поддерживать друг друга, то никто нас не поддержит. Мы сами должны за себя отвечать. И это здорово, потому что мы все из тех людей, что витают где-то в облаках, мы друг друга уравновешиваем. Если я там что-то забыл или Паша на что-то забил, например, то Дима точно про это вспомнит. Ну, или не вспомнит.

П.: У нас всегда такой расклад в группе: кто-то за рулём, остальные отдыхают, у нас просто естественным образом идёт смена у «штурвала».

Дима: То, что с нами происходило, походило на тёплые семейные взаимоотношения.

С.: Да. Это как семья. И ощущение того, что мы единое целое, давало постоянное развитие нашей музыкальной интуиции. Ты играешь концерты на разных площадках, эмоциональный фон постоянно меняется. Ты находишься в этой стихии, и в конечном счёте это даёт мощный результат, мы очень благодарны нашему восточно-европейскому туру за это.

И напоследок несколько слов о ваших планах.

Паша: Сейчас, отдохнув после всех наших передвижений, мы немного пересмотрели свою программу и собираем материал для второго полноформатного альбома. Также второй тур не за горами, надеемся, что на этот раз он затронет страны Западной Европы. Кстати, в конце декабря мы будем выступать на пермском «Wonderfest»! Так что ждём всех!

Б.: Мы придём, не сомневайтесь!

Послушать альбом «Ngan!» можно здесь

Читайте ещё одно интервью с группой Gnoomes на нашем сайте