X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
23 июня 2019
22 июня 2019
21 июня 2019
Фото: Константин Долгановский
31статья

Истории людей, которые в разное время делали спортивную историю Перми.

Светлана Журова: На стадионе «Юность» в Перми началась моя большая спортивная карьера

Светлана Журова, чемпионка мира, олимпийская чемпионка по конькобежному спорту, на прошлой неделе посетила Пермь и поздравила ДС «Орлёнок» и стадион «Юность» с юбилеями. «Орлёнку» нынче исполнилось 30, «Юности» — 35 лет.

Мне удалось побеседовать с великой спортсменкой. Общаться с ней, скажу я вам, истинное удовольствие. Улыбчивая, открытая — такой показалась мне Светлана Журова. Впечатление она на меня произвела неизгладимое.

Я не буду спрашивать, как вы пришли в конькобежный спорт. Про это давно уже многим любителям спорта известно. Я задам другой вопрос. Почему мы не можем сделать конькобежный спорт таким же популярным, как, допустим, футбол?

— (Улыбается.) Футбол — в первую очередь это социальное явление. Футбол всегда любили и будут любить. Он проще для занятий, чем конькобежный спорт. Что нужно для занятий футболом? Кроссовки, шиповки, мяч, трусы, футболка... И на этом всё. Можно играть. И играть можно где угодно. Независимо от того, есть какой-то шикарный спортивный объект или нет. И этим футбол привлекателен. В то же время есть у него и другая составляющая. Гонорары, которые потом могут получать спортсмены, — зашкаливают все мыслимые и немыслимые мечты. Вот та простота в начале и то, что ты получаешь в финале, соблазняют. Поэтому идут заниматься футболом, понимая, что в конечном счёте это серьёзная финансовая составляющая. В конькобежном спорте этого нет. В Советском Союзе что конькобежец, что футболист — все получали одинаково. Конечно, футболисты всё равно получали чуть больше за счёт клубных команд, особенно если эти команды были ведомственными. Слава и почёт были одинаковыми. Если в советское время коньками в нашей стране занималось более трёх миллионов, то сейчас эти цифры в десятки раз меньше.

Коньки дорого стоят.

— Это смотря какие. Я скажу так, они и раньше стоили недёшево. Мы ведь все начинали с фигурных коньков. Первый год никто не катался на беговых. Мы соревновались на том, что принесли из дома. После какого-то периода тебе выдавали конькобежные коньки. Они были самые простые, примитивные. А хорошие коньки, на которых можно выступать на серьёзных соревнованиях типа первенства города, стоили 1 000 рублей!

Тысячу рублей?!

— «Викинги» стоили 1 100 рублей! Мне родители покупали коньки за 750 рублей, уже катанные. Мне было 12 лет. Скидывались все и покупали. Сейчас самые крутые коньки стоят 30 000 рублей. Тогда это были очень серьёзные деньги — не одна, даже не две зарплаты. Я в 11 лет стала чемпионкой Ленинграда, в 12 лет мне родители купили коньки. Тот же комбинезон. Сейчас он стоит тысяч десять. Тогда стоил 350-400 рублей! Не новый. Просто все забывают об этом. Сейчас у нас практически не производятся конькобежные коньки. Есть китайские, их можно купить за 5-10 тыс. рублей. Для начала карьеры это нормально.

Есть китайские коньки, их можно купить за 5-10 тыс. рублей. Для начала карьеры это нормально Фото: Константин Долгановский

Меня интересует вот какой вопрос. Ещё с тех пор, как вышел фильм «Чемпионы»... Смотрели?

— (Смеётся). Не просто смотрела, я работала над сценарием «моей» части.

Понравился фильм?

— Да, понравился.

То есть всё, что там сказано про вас, — правда?

— Правда, но немножко ускорено по времени, потому что мало было времени выделено на мою историю. (Улыбается.) Это же неполноценный фильм. Если бы было такое кино, как, например, «Легенда № 17», тогда можно было бы развернуться. Но такой вариант мне больше нравится: мало личной жизни, больше сути, не пришлось разбавлять какими-то личными историями, обошлись без грязи, скандальности. Ведь у каждого человека это есть. А тут получилось — рассказ о спортивных достижениях, плюс-минус... Не включили какие-то разборки со спортсменами, близкими людьми.

А разборки были?

— Ну конечно! Спорт ведь без этого не бывает. Всегда есть какие-то интриги, перепетии... Были показаны совсем чуть-чуть взаимоотношения с президентом федерации. Кстати, у Светы Высоковой (бронзовый призёр Олимпиады. — Прим. ред.) они в два, в три раза были сложнее, чем у меня. Она как никто другой могла бы про это рассказать. Конечно, все пять историй, которые показаны в фильме, где-то приукрашены, где-то, наоборот, показаны очень злободневные вещи. Этот фильм рассчитан на молодёжь. Меня как-то упрекнули: «А почему не сняли фильм про ветеранов?». Понимаете, спортивное кино только-только возвращается на экраны. Первый успех — «Легенда № 17», потом пошли сериалы, сейчас готовится к выходу фильм «Чемпионы-2»... Интерес к таким фильмам вырос. Выросли и возможности кинематографа сделать кино про спорт красиво. История наших побед... Она ещё как-то близка нынешнему поколению. Надо сначала приучить к кино, которое показывает тех героев, которые сейчас добиваются результатов. А уже потом можно перейти к фильмам, которые показывают Латынину, Скобликову, других замечательных ветеранов спорта. Многие вещи нынешнее поколение не поймёт. «Чемпионы» — это был окупаемый проект! Конечно, нужно снимать и про ветеранов...

А что было самое сложное? Вы говорите, что было столкновение интересов.

— У нас большая проблема в том, что некоторые считают, будто знают больше остальных. Это правда! Когда кто-то защищает какие-то диссертации в спорте, то это ложится на полку. Бессмысленно рассчитывать, что какой-то тренер скажет: «Я воспользовался чьей-то диссертацией, и она дала мне результаты». У нас новаторов в спорте не любят, новаторством не пользуются. К сожалению. У нас как бывает: тренер утром встал, плюнул на палец, вверх его поднял, и ему сразу стало ясно, что надо делать! И многие тренеры на научные открытия внимания не обращают. Не думают тренеры. Элементы реабилитации, конечно, будут использовать. А вот в тренировочном процессе каждый знает, как надо делать. Якобы...

Моя проблема была в том, что когда я пыталась собрать какую-то команду для того, чтобы тренироваться, мне говорили: «У тебя есть тренер, тренируйся одна!». Я помню, что самый большой мой успех был, когда я тренировалась в команде. Тогда у нас были Бакина, Даньшина, Королёва, Козлова, Полозкова. Ниже 10-го места на Кубках мира тогда никто не опускался, я была чемпионкой. У нас была очень сильная команда. Из-за этого всегда возникал конфликт с президентом федерации и личными тренерами. Они не хотели отдавать своих воспитанников. Мальчиков отдавали проще. Девчонок всегда проблемно отдавали.

Бессмысленно рассчитывать, что какой-то тренер скажет: «Я воспользовался чьей-то диссертацией, и она дала мне результаты». У нас новаторов в спорте не любят Фото: Константин Долгановский

Ещё один момент. Не всегда признавали, что региональный тренер может быть лучше, чем федеральный. Президент федерации в том числе. Ротации не было! А почему было не дать человеку попробовать, да? Сейчас, конечно, всё изменилось.

Мне больше повезло, потому что мои физические данные были настолько хороши, что на этапе юниорской сборной я была взята за данные ОФП. Меня взяли «за перспективу». (Смеётся.) Это был аванс.

Мы сегодня со Светой Высоковой вспоминали, этот аванс мне выдали в 1988 году. А уже в 1989 году я этот аванс «отработала»... Здесь, у вас, на вашем стадионе «Юность», я заняла второе место на Спартакиаде молодёжи СССР! С тех пор началась моя большая спортивная карьера!

На нашем стадионе «Юность» началась спортивная карьера олимпийской чемпионки Светланы Журовой?

— Да! Именно здесь! Мне, помню, дали за второе место чайный сервиз. (Смеётся.)

Он жив ещё?

— Он жив ещё. Он был перламутровый такой, переливающийся. Причём мне тогда предложили на выбор — часы или сервис. А я, будучи девушкой практичной, взяла сервиз. (Смеётся.) Там эмблема была Спартакиады!

Очень приятно, конечно, что на нашем стадионе началась ваша спортивная карьера. Скажите, мужской спорт сложнее женского?

— Есть свои плюсы и свои минусы. Конечно, мужская художественная гимнастика и синхронное плавание в исполнении мужчин смотрятся достаточно странно. (Улыбается.) Но я предполагаю, что это будет всё-таки красиво. Где-то мужчины скорости больше развивают. Но в классических видах спорта женская красота, конечно, останется. Есть у меня вопросы к штанге, к боксу. И у многих возникают эти вопросы. Но если есть генетические предрасположенности — почему нет? Ведь в художественную гимнастику не пойдёт девочка, которая занимается борьбой!

Ведь в художественную гимнастику не пойдёт девочка, которая занимается борьбой! Фото: Константин Долгановский

Вопрос философский, который я задаю всем спортсменам. Что вам дал спорт? Давайте не будет касаться известности и популярности, в моём понимании это всё-таки вторично.

— Знаете, для того чтобы появилась известность и популярность, должно быть много других сопутствующих факторов. Без них не бывает. Стандартный набор: трудолюбие, целеустремлённость, желание побеждать и быть лучше. Мне лично спорт дал умение проигрывать! Классно всегда быть победителем! А вот умение проиграть, потом проанализировать поражение и на следующие соревнования выйти с пониманием того, что нужно изменить, — это важно. Только в проигрыше можно проанализировать, что ты делал не так. Ведь и в жизни не бывает так, чтобы только победы. И вот это умение справляться со своими проигрышами закаляет. Ещё важный момент — самодисциплина. В жизни это всё пригодится.

Звёздная болезнь коснулась вас?

— Нет. Я вспоминаю историю, которая была в Перми. Буквально за месяц до соревнований мне выдали форму MIZUNO. Мне тогда исполнилось 17 лет. Мне просто случайно досталась эта форма. В то время получить форму MIZUNO — это было круто! Тогда её выдавали только основной сборной, а юниорам не выдавали. Нам давали отдельные элементы этой экипировки. И вдруг мне дали весь набор! А я к тому времени только выполнила норматив мастера спорта. Я помню, что в Перми было очень холодно. Я надела эту тёплую кофту MIZUNO, на неё свою стёганую жилетку за две копейки, потому что мне было стыдно показаться перед своими девчонками в этой экипировке, чтобы не подумали, что я зазвездилась. А вот когда я заняла здесь второе место, я подумала, что могу уже показать её. (Смеётся.) Я десять раз со всеми поздоровалась, чтобы не подумали, что я зазналась. Очень легко подняться высоко, а потом это вдруг в одночасье может исчезнуть. Так часто бывает со спортсменами, когда они заканчивают карьеру. Тебе же потом возвращаться к этим людям...

Я десять раз со всеми поздоровалась, чтобы не подумали, что я зазналась. Очень легко подняться высоко, а потом это вдруг в одночасье может исчезнуть. Фото: Константин Долгановский

Очень многие спортсмены после окончания своей карьеры уходят в небытие. Почему не могут найти себя?

— Если говорить про олимпийских чемпионов, то они очень сложно становятся тренерами. Я с 13 лет не была ребёнком, как только попала в училище олимпийского резерва. Поэтому мне идти детским тренером — это странно. Я не знаю, как тренировать детей, я не была ребёнком! Я знаю, как тренировать сборную. У нас мало примеров, чтобы олимпийские чемпионы становились тренерами. В олимпийскую сборную тебя сразу не возьмут, а в детскую школу не всегда хватает уровня подготовки. Это касается спорта.

А если чемпион не имел возможности или желания учиться, то он остаётся ещё и без образования. И что в итоге? Спортивный функционер, но там тоже часто все места уже заняты... В конькобежном спорте я не знаю примеров, чтобы кто-то себя не нашёл. Нам как-то проще образовываться, потому что у нас «поздний» вид спорта, мы до 7-8 класса учимся, потому что не пропадаем на сборах, тренировках. Так что я всем говорю: идите в конькобежный спорт! (Смеётся.)

Но при этом родители некоторых девочек говорят: «Но ведь моя дочка будет похожа на лошадь!»

— (Смеётся.) Пересмотрите фильм «Чемпионы»! Там как раз про это я и говорю! (Смеётся.) Посмотрите на женщин-конькобежек! У нас нет проблем, чтобы накачать попу. (Смеётся.) Если есть генетика, то её не перебьёшь. У нас есть одна трёхкратная олимпийская чемпионка — Мариан Тимер, у неё икра малюсенькая. Ей впору идти в модели!

Последний вопрос. Деньги испортили спорт?

— Сейчас, если нет денег, то желание тренироваться пропадает. У некоторых. Но уже появляется современная инфраструктура. Сейчас всё на порядок красивее, качественнее, лучше. Что касается инфраструктуры, деньги помогают. По мотивации... Я скажу так, что сейчас спортсмены выступают за 3, 4 региона. Есть хорошая поговорка: хороший телёнок трёх маток сосёт. (Смеётся.) У любого человека есть своя аргументация: моя спортивная карьера может закончиться в любой момент. И если я сейчас не создам себе «подушку безопасности», то у меня не будет ничего.