X

Дмитрий Махонин: Необходимо изменить сами принципы формирования тарифов

Фото: Максим Киммерлинг

Комиссия ФАС России приступила к комплексной проверке деятельности Региональной службы по тарифам Пермского края. Предметом проверки станут тарифные дела на 2017-2019 годы на тепло и электроэнергию ПАО «Т Плюс» и ООО «Пермская сетевая компания». Это первая масштабная проверка антимонопольщиками системы тарифообразования региона после передачи им полномочий Федеральной службы по тарифам. Об изменениях, которые ждут каждого потребителя в этой сфере в самое ближайшее время, и почему в отношении РСТ Пермского края начата проверка — в интервью с Дмитрием Махониным, начальником управления регулирования ТЭК ФАС РФ.

Начнём с того, что на итоговой пресс-конференции 2016 года и.о. руководителя Пермского УФАС Антон Удальёв заявил, что все материалы, связанные с нарушениями в сфере тарифорегулирования будут направлены в Федеральную антимонопольную службу России. По его словам, законность принятия тарифов в регионе вызывает у антимонопольщиков много вопросов, на которые так не удалось получить ответы. Как скоро федеральное управление вмешается в эту историю?

— Что касается взаимоотношений антимонопольщиков с местным РСТ (региональной службы по тарифам — ред.), могу подтвердить слова господина Удальёва, они достаточно сложные. Пермской РСТ пора стать более открытой структурой и начать контактировать со всеми надзорными органами и общественными организациями.

В РСТ должны понимать, что УФАС обязано задавать вопросы, связанные с тарифным регулированием. Это поручение главы антимонопольного ведомства России Игоря Артемьева. Мы запрашиваем информацию, а нам в ответ: мы вам эту информацию не предоставим. А как член правления (в Перми это Антон Удальёв) должен голосовать или принимать участие в принятии решения по тому или иному тарифу, если он тарифного дела не видел? При этом ему формально предоставляют заключение, в котором нет подтверждающих эти цифры документов. А это — договоры аренды, договоры подряда, коллективные договоры по фонду оплаты труда, балансовая стоимость имущества и т. д., все эти документы надо смотреть и проверять, но сейчас у пермских антимонопольщиков такой возможности нет, и понятно, что ни о какой прозрачности тарифов речи быть не может.

А как ФАС России может повлиять на ситуацию в конкретном регионе?

— Основной рычаг — это отмена тарифа, выдача предписания об отмене незаконно установленного тарифа. Любой потребитель, который считает, что тариф несправедлив, может без уплаты каких-нибудь госпошлин обратиться в наш адрес, мы его рассмотрим и вынесем своё решение. Помимо этого, мы имеем право согласовывать назначения руководителей территориальных РЭК и можем дисквалифицировать их с занимаемых должностей за повторные нарушения. То есть если мы нашли нарушения в их работе, то в первый раз мы привлекаем их к административной ответственности, а во второй раз можем просто уволить. Естественно, это решение может быть обжаловано в суде.

Пермское УФАС России возбудило дело по признакам нарушения статьи 16 Закона о защите конкуренции в отношении «МРСК Урала», речь идёт о передаче муниципального имущества в 2015 году, почему эта история всплыла только сейчас?

— Там суть в том, что пермские чиновники без конкурса просто отдали всё имущество. Мы не можем знать обо всех сделках, которые совершаются с имуществом Пермского края, это всё выявилось, когда мы стали заниматься тарифными делами уважаемой компании «МРСК Урала». Мы обнаружили договоры, которые были заключены муниципалитетами с этой компанией без проведения торгов, и непонятно, на основании чего всё это произошло.

Каковы возможные последствия этого расследования?

— Расторжение договора через суд и привлечение к административной ответственности тех чиновников, которые принимали эти решения, тех, кто подписал договор, привлечение компании к оборотному штрафу. Также материалы должны быть переданы в правоохранительные органы, потому что, на наш взгляд, эти деяния попадают под статью о картельном сговоре. И с точки зрения города и наполняемости бюджета, здесь всё тоже выглядит крайне неэффективно: вот эти сети в истории деятельности антимонопольных органов возникают постоянно. Сначала их содержало «МРСК Урала» тоже без конкурса, потом какой-то правильный чиновник решил вернуть их муниципалитету, потому что сделка незаконна, и дальше они несколько лет болтались в подвешенном состоянии, и бюджет платил за их содержание. Сейчас они опять же без конкурса в нарушение всех процедур переданы обратно МРСК. Логично было бы продать это имущество с открытых торгов, тем самым избавить бюджет от несвойственной ему функции, и заодно пополнить его. Но этого не происходит. По этому вопросу в головах пермских чиновников полностью отсутствует логика с точки зрения эффективности расходования бюджетных средств. И это не единственный пример: администрация города Перми предлагает передать газопроводы, строительство которых обошлось в несколько десятков миллионов рублей бюджетных денег, единственной компании, которая может их обслуживать («Газпром распределение Пермь») за ПЯТЬ миллионов рублей. Такое предложение у нас вызывает, мягко говоря, недоумение. И возникает вопрос: уважаемые чиновники города Перми, зачем вы вообще строили эти сети за счёт бюджетных средств? Почему нельзя сделать так, чтобы эти сети строили сами газовики? А вы стройте детские сады и школы. Что за нелепая форма хозяйствования?

Иркутская областьРеспублика КрымРеспублика ДагестанТюменская областьРеспублика БашкортостанСаратовская областьРеспублика ТатарстанУдмуртская РеспубликаСвердловская областьПермский крайСамарская областьСанкт-ПетербургМоскваМагаданская областьЧукотский автономный округ0.971.742.342.582.743.193.433.443.543.623.674.125.386.937.9Тариф, рублей за кВт*чИркутская областьРеспублика КрымРеспублика ДагестанТюменская областьРеспублика БашкортостанСаратовская областьРеспублика ТатарстанУдмуртская РеспубликаСвердловская областьПермский крайСамарская областьСанкт-ПетербургМоскваМагаданская областьЧукотский автономный округ0.971.742.342.582.743.193.433.443.543.623.674.125.386.937.9
Рейтинг тарифов на электроэнергию в России с 1 июля 2016 года, рублей за кВт*ч; Энерго24

Почти во все тарифы закладывается так называемая инвестиционная составляющая, а кто контролирует, как компании используют эту надбавку?

— Ни о какой прозрачности в этом вопросе пока нет и речи. Инвестиционная составляющая устанавливается региональными правительствами, как правило, в лице министерства строительства и ЖКХ. Что такое инвестпрограмма? Это перечень объектов, которые надо построить за счёт надбавки к тарифу. Первый вопрос: а кто решил, что эти объекты надо строить, и кто должен это решать? У меня ответ есть: должен решать потребитель, а региональные власти должны учитывать эти решения при планировании развития тех или иных территорий. Дальше. Какие средства закладываются в это строительство, кто проводит аудит? Ответов нет. У нас сейчас получается, что эти инвестпрограммы — не что иное, как источник зарабатывания денег на стройке.

После передачи атнимонопольщикам функций ФСТ, теперь вы такой некий суперегулятор в сфере тарифов, когда потребитель может почувствовать эти изменения на себе?

— У нас есть свой взгляд на подходы к тарифному регулированию, мы относимся с большим недоверием к тем методикам, которые сейчас в стране существуют. Самое важное, что мы сейчас делаем — это пересматриваем всю нормативно-правовую базу, на основании которой принимаются тарифы. На наш взгляд, все методики федеральной службы по тарифам должны быть пересмотрены и изменены или приняты новые. Надо, в принципе, изменить сущность и систему принятия тарифов, чтобы потребители участвовали в этом процессе. У нас есть проект федерального закона о тарифном регулировании, скорее всего, он будет очень сложно приниматься, но мы надеемся, что Государственная дума РФ в конце концов его примет. Суть в том, что, несмотря на то, что мы живем при рыночной экономике уже не один десяток лет, у нас до сих пор нет федерального закона, который бы устанавливал базовые принципы тарифного регулирования. А без них у нас в каждой сфере свои правила установления тарифов как в басне «Лебедь, рак и щука». Единые принципы должны быть обозначены в федеральном законе и уже под законными актами расписана конкретика для каждой из сфер. Необходимо легализовать и дать законодательную подложку ассоциациям потребителей, советам потребителей при естественных монополиях.

В каждом регионе существуют тысячи тарифов. И разом их пересмотреть и отменить невозможно. Но мы должны изменить саму методологическую базу принятия этих тарифов, и завершить эту работу мы планируем в этом году. В 2016 году ряд методик мы уже пересмотрели. Это сложные вопросы, вокруг них возникает много дискуссий, и принимаются они очень тяжело, потому что лоббизм естественных монополий ещё никто не отменял. Мы ежегодно составляем план проверок, и начинаем, на наш взгляд, с самых проблемных мест. В этом году, это уже не секрет, мы будем проверять РСТ Пермского края. Мы открываем проверку 8 февраля 2017 года, и она будет длиться до конца марта. В Пермь приедет большое количество специалистов, их задача, прежде всего, проверить тепловые и электротарифы. В случае если будут установлены ещё какие-то нарушения, то мы будем с ними разбираться по ходу проверки. В Перми традиционно активные общественные организации, и я могу сказать, что эта проверка инициирована на основании обращений ассоциаций потребителей.

***

  • Читайте также, о чём говорил Дмитрий Махонин на своей пресс-конференции в преддверии выборов в Государственную Думу.