X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Константин Долгановский

Отец Андрей Кураев: Распятый Гагарин не оскорбил мои чувства

Во время визита в Пермь известный богослов и писатель дал эксклюзивное интервью «Звезде».

Отец Андрей Кураев — пожалуй, одна из самых ярких и неоднозначных фигур в Русской православной церкви сегодня. Атеист в прошлом, а теперь протодиакон, богослов и священник, отец Андрей известен своими резкими высказываниями относительно многих «наболевших» в стране вопросов, непримиримым отношением к терроризму и другим бедам современного мира. В Пермь богослов приехал, чтобы прочитать лекцию о Пасхе. Отец Андрей рассказал корреспонденту «Звезды» о своём отношении к переезду пермской художественной галереи, распятому Гагарину и обучению детей православию.

Отец Андрей, что вам приходилось слышать о Перми?

— Меня очень удивила ваша ситуация с передачей художественной галереи РПЦ. Я был шокирован, когда увидел в отеле фотографии собора и понял, что в нём находится галерея. Думаю, что люди, которые выступают против переезда галереи, устроены нелогично. По большому счёту, само здание совсем не устроено для расположения в нём галереи, ей там неудобно. Куда более логичным было бы согласиться на переезд в новое, более подходящее для этих нужд здание. Тогда была бы решена и проблема информационных технологий, поскольку сегодня художественная галерея — это не только картины на стенах, но и мультимедийные залы и интерактивные находки. Поэтому должна быть логика.

Кроме того, мне очень нравится подход, который демонстрирует Олимпийский комитет и ФИФА при выборе городов для проведения соревнований. Они спрашивают не о наличии инфраструктуры, а о том, как мероприятия повлияют на дальнейшую жизнь города или региона. Новые дороги, новые дома обязательно появятся после этого. Спортсмены пробегут, а людям, оставшимся в городе, жить станет легче.

Так и с художественной галереей. Её можно запланировать как градообразующий объект, который даже окраину сделает центром. Это может быть концепция целого кампуса: рядом с галереей — художественная школа, музыкальная школа, училище, соответствующий университет, и, конечно, новое жильё и новые дороги. Город будет развиваться.

«Перенос галереи может стать отправной точкой в развитии Перми» Фото: Константин Долгановский

Насколько остро стоит вопрос с возвращением церкви отдельных зданий в других регионах?

— Посмотрите хотя бы на Петербург. Казанский собор, где был Музей атеизма, снова стал храмом (хотя и остался на балансе государства). И это правильно. Всё очень просто: в современном мире построить здание, аналогичное по размерам собору, гораздо дешевле, чем содержать старое. Что такое затраты на строительство собора в бюджете Пермской губернии в 19 веке, и что такое затраты на аналогичное по площади галереи для современного бюджет Пермского края?

В декабре прошлого года в здании галереи пытались устроить выставку, посвящённую истории Корана. Пермская епархия выразила своё недовольство, и в конце концов мероприятие пришлось перенести на другую площадку. Как по-вашему, является ли этот прецедент проявлением религиозной нетерпимости?

— Я думаю, что представители Пермской епархии в этом плане сделали всё правильно. Во всём мире проблема отстаивания своих религиозных ценностей всегда стояла довольно остро. Достаточно вспомнить Ближний Восток. Когда Турция стала мусульманской страной, храм Святой Софии изначально оставили христианам. Но поскольку султан Магомед спустя несколько лет там побывал «на экскурсии» и молился, от здания пришлось отказаться. А не случилось бы так же, если бы в здании, исторически являющемся православным, выставили священный Коран? Разве сегодня мало религиозных фанатиков? И не захочет ли вдруг правительство заручиться поддержкой мусульманства и сделать такой подарок в виде здания, тем более если в нём уже выставлялся Коран?

В День космонавтики, когда православный мир праздновал Пасху, на стене одного из домов в центре Перми появилось изображение распятого Гагарина, наделавшее много шума. Как думаете, насколько это было оправдано? И было ли что-то кощунственное в этом изображении?

— В данном случае мои религиозные чувства оскорблены не были. Это очень интересная картина. Нужно понимать, что не всякое распятие есть распятие Христово. Например, в учебниках истории есть рисунки, изображающие гибель сторонников Спартака, которых распяли по дороге в Рим. И как-то я не видел, чтобы они кого-то оскорбляли. Есть речевые штампы. Например, начальнику говорят: «Вы несёте крест». То есть это просто может быть дурновкусием — как ювелирно украшенный крест на открытом декольте девицы. Но не оскорбление. Я так понимаю, что автор распятого Гагарина не хотел никого оскорбить, более того, он хотел примирить науку и религию. Так что не надо ничего придумывать!

«Я так понимаю, что автор распятого Гагарина не хотел никого оскорбить, более того, он хотел примирить науку и религию. Так что не надо ничего придумывать!» Фото: Константин Долгановский

Сегодня вообще много говорят об оскорблении чувств верующих. Как же почувствовать грань и понять, оскорблены чувства или ещё нет?

— Чувства — очень тонкая материя. Они субъективны, и никакой нотариус не заверит то, что произошло с моими чувствами. Мои чувства могут быть устроены иначе, чем чувства соседа или даже чувства епископа. И то, что оскорбляет меня, может не оскорблять его. Например, в 2004 году на Пасху в Кабардино-Балкарии был зверски убит фанатиком в храме православный священник. По сути, это первый мученик XXI века. Но то, что церковь об этом молчит, а канонизация до сих пор не произошла, меня лично оскорбляет, а других — нет. Чувства — это так: «Моя вещь, куда хочу, туда и кладу». Ещё один пример: в 2001 году Министерство туризма Турции сняло классный ролик. Месседж вполне понятен: прекрасный пляж, античные руины, храмы, мечети, современный хай-тек — было всё, и на любой европейский вкус. Но был кадр: прекрасный юноша-дервиш кружится в танце, а проецируется это на мозаику с изображением иконы. Получилось, что юноша танцует ногами на иконе. Я не думаю, что Турция хотела оскорбить религиозные чувства своих возможных клиентов. Поскольку у мусульман нет культа иконы, это место у них не болит, но они оскорбили чьи-то чувства, сами того не желая.

Отец Андрей, вы являетесь автором первого учебника «Основы православной культуры». Как зарекомендовал себя учебник за время его апробации?

— Такие уроки необходимы, чтобы спасти детей от сектантской пропаганды. Оккультизм сегодня можно встретить и в мультфильмах, и в голливудских фильмах. Поэтому лучше не дожидаться, пока зло придёт к вам в дом, а сделать детям правильную «прививку». Мой учебник — настоящий кошмар для учителей. Во время встреч с педагогами я всегда говорю им так: «Вы должны так вести каждый урок, чтобы мулла, раввин, поп и лама, если бы они сидели на задней парте, после каждого предложения согласно кивали бородами».

«Вы должны так вести каждый урок, чтобы мулла, раввин, поп и лама, если бы они сидели на задней парте, после каждого предложения согласно кивали бородами» Фото: Константин Долгановский

А как всё же нужно преподавать в нашей многонациональной стране религию, чтобы не оскорбить чувства верующих?

— Здесь я особых проблем не вижу. В учебнике содержатся призывы морального свойства, не религиозного: призыв пойти подумать, а не помолиться Богу. Кроме того, считаю уместным разделение классов по интересам. Это точно так же, как в одном классе ребята учат испанский, а в другом — английский язык. Точно так же можно разделить классы на группы. В одних группах будут учить основам мусульманской, а в других — основам православной религии. И очень важно, чтобы делали это в одном помещении, а после урока все вместе обсуждали с классным руководителем, кто и что узнал на своём занятии, и считали это само собой разумеющимся.

***

UPD: В опубликованной версии текста интервью были допущены фактические неточности. В частности, о Казанском соборе в Санкт-Петербурге, который, естественно, имел отношение к Русской православной церкви. Редакция приносит извинения читателям и лично отцу Андрею Кураеву за эти неточности.