X

Новости

Вчера
2 дня назад

Юрий Великородных: Я за свою жизнь пробежал порядка 150 000 километров! Это 3,5 экватора!

31статья

Истории людей, которые в разное время делали спортивную историю Перми.

Фото: Александр Андреев

Имя Юрия Великородных знакомо каждому пермскому любителю лёгкой атлетики. Мало того что он заслуженный мастер спорта, участник двух Олимпиад в марафоне, неоднократный победитель чемпионатов СССР, тренер, воспитавший многих заслуженных мастеров спорта, так Великородных на протяжении девятнадцати лет был ещё и открывающим парад легкоатлетической эстафеты на призы газеты «Звезда».

Исключение для него было сделано в прошлом году, да и то только из-за операции на сердце. Идя на встречу с Юрием Павловичем, я думал, что увижу больного человека. Всё-таки сердце — это серьёзно! Не тут-то было! Каким он был (активным, улыбчивым и разговорчивым), таким он и остался!

Юрий Павлович, хочу начать наш разговор с факта вашей биографии, который настолько уникален, что вряд ли кто-то ещё в большом спорте скажет, что его карьера началась так же. Вы — участник Олимпиады, многократный чемпион СССР, и всё это при том, что в лёгкую атлетику вы пришли очень поздно, когда вам было за 20. Это невероятно.

— Всё зависит от человека. У нас же была большая семья, жили в деревне. Эта деревенская закалка и дала результат. Нас у родителей было девять детей: восемь мальчиков и одна девочка. Пока учился в школе, спортом как таковым не занимался. Но у родителей была корова и поросёнок. Надо же было сено заготавливать, картошку сажать. Это сейчас тракторы есть, а раньше всё было «на лопате». Май пришёл — посадка картошки. В июне её надо окучивать. В июле — сенокос. А у нас покос был — два с половиной часа надо было идти в одну сторону. А ведь ещё всё с собой надо нести: еду, косы. В сентябре — картошку пора выкапывать. А зимой, чтобы разнообразить питание корове, ездили в Лунёвку. Там был пивзавод, где оставался жмых от солода, ячменя. Его сливали в огромный чан. В 7 часов ворота открывались и люди шли к этому чану набирать жмых. Мы вставали в 5 утра, бочку грузили на санки, шли семь километров пешком, набирали отходов и возвращались домой. И так два раза в неделю.

То есть семь километров туда и семь километров обратно? Пешком?

— А обратно ещё и с нагрузкой. Домой, пришёл, поел и в школу идёшь. Когда я встречаюсь со школьниками, я всегда говорю: «Если вас что-то родители заставляют делать, никогда не отказывайтесь. Жизнь такая штука — всё может пригодиться». После школы поступил в Кизеловский горный техникум. Когда занятия заканчивались, мы ходили в спортзал и играли то в волейбол, то в баскетбол... Зимой брали напрокат коньки. Когда окончил техникум, год работал в Кизеле наладчиком клетей, которые поднимают шахтёров. Потом пошёл в армию, попал в сержантскую школу. Это было в 1960-м году. В один взвод попал с лыжником. Тогда звания КМС не было: был первый разряд, а потом сразу мастер спорта. Так вот. Он бегал уже по мастерам. В свободное время лыжник предложил побегать мне. И начали мы с ним бегать по территории части. Мне очень нравилось. После армии поступил в ПГТУ на горный факультет. Началась учеба. На зачёте по физкультуре я пробежал лучше всех в группе. Тогда куратор группы сказал: «Чего ты с нами, „инвалидами“, будешь бегать? Иди в секцию лёгкой атлетики!».

«Он меня еще чем купил? Освобождением от физкультуры! Но в итоге оказалось, что физкультура была два раза в неделю, а секция — пять раз» Фото: Александр Андреев

Он меня ещё чем купил? Освобождением от физкультуры! Но в итоге оказалось, что физкультура была два раза в неделю, а секция — пять раз.

У куратора группы был друг — Юрий Васильевич Старюк. К нему я и пошёл. У Старюка была какая система? Он говорил: «Так, сегодня бежим в Черняевском лесу 10 километров». Сказал и погнал! А там же лес! Бежишь практически «на зубах», чтобы не потеряться. Это потом выяснилось, что он так специально делал: «накормить» на тренировке, чтобы посмотреть: будет результат или нет. Сначала я бегал 800, 1 500 метров. В 1965 году на эстафете «Звезды» выставляли сборные факультетов. Я бежал, естественно, за горный факультет. Не помню только, как мы пробежали.

Получается, что вы лёгкой атлетикой начали заниматься в 23 года.

— Да, и постепенно у меня появились результаты: я вошёл в сборную Политеха. Когда я учился, в Политехе было пять тренеров по лёгкой атлетике!

И всё-таки почему выбрали марафон?

— Уже на третьем курсе Старюк сказал: «Или едете на пробег в город Пушкин, или в колхоз». Конечно, я выбрал Пушкин! Там, правда, надо было бежать 30 километров. Но это же Ленинград! Выезд за территорию Пермской области! Бежали по Московскому проспекту. Бежишь, бежишь, голову поднял — и видишь шпиль Адмиралтейства. Бежишь дальше, голову вверх — а он всё там же... У меня был друг, с которым мы вместе бегали, Цепелев. Кросс бежим, он впереди, начинает меня «кормить». Бежишь, терпишь и думаешь: «Вот через день-два будет скоростная, я тебя сам „накормлю“!» На отрезка я был, конечно, более скоростной...

Уже в 1967 году я бежал за Пермскую область на Спартакиаде народов СССР. В 1968 году участвовал в чемпионате СССР. Отбор на Олимпийские игры был на озере Севан. Там высота 1 800 метров. Я тогда занял девятое место. Мне предложили в Молдавии пробежать на марафоне, я выиграл, выполнив норматив мастера спорта.

Получается, за четыре года вы выполнили мастера спорта? Это же фантастика!

— Колхозная закваска! В этот же год поехал в Адлер на чемпионат России. И я его выиграл. В нашей стране всегда были сильные марафонцы. В декабре состоялась Всесоюзная конференция Федерации лёгкой атлетики, где меня ввели в состав сборной СССР. В 1969 году мне дали академический отпуск. Спортивное общество «Буревестник» выделило мне стипендию в 120 рублей. Каждый месяц у нас были сборы. Как-то я поехал на международные соревнования в Польшу. Мне сказали: «Если выиграешь, поедешь на чемпионат Европы». А чемпионат Европы тогда проходил в Греции. Это для меня было что-то! Греция! Такой стимул! В Польше я выиграл. Получается, три марафона подряд выиграл.

В 1969 году поехал в Грецию на чемпионат Европы. Впечатлений было, конечно, море! Афины! Развалины! Олимпийский стадион! Что ты!.. Привезли нас в деревню Марафон, дали по оливковой веточке. Когда мы стартовали, то около памятника марафонцу бросали веточку и бежали дальше. Финишировали на «Мраморном стадионе», где проходили первые Олимпийские игры.

Вы в итоге выиграли?

— Я занял двенадцатое место. Но уже в 1970-м году во Фрязино стал чемпионом СССР, занял второе место. После этого поехал в Фукуоку — на международный турнир в Японию. Юра Волков там установил рекорд Союза. Потом была Спартакиада. Открытие — в Лужниках. И у меня тогда мысль мелькнула: «Интересно, что чувствует спортсмен, когда он бежит первым на этом стадионе?». Запускают нас на марафон. Трассу, конечно, сделали очень тяжёлой... Раньше ведь позиция такая была: если марафонцы, то трассу надо сложнее сделать, чтобы перепады были... Все помчались, а я тихонько побежал. Потом начал немного «прихватывать» лидеров. На 39-м километре, где главный марафон начинается, я начал уходить и первым забежал на стадион!

В 1972 году занял второе место на чемпионате СССР, и меня взяли на Олимпиаду. Поскольку марафон — это последний вид в лёгкой атлетике, мы прилетели в Мюнхен позже. Утром — на пробежку. Прибегаем в Олимпийскую деревню, а нас не пускают. Оказалось, что палестинцы захватили израильтян. А мы же без бейджиков. Семь человек, команда Израиля, и 11 палестинцев улетели на аэродром на вертолёте. Потом спецслужбы ФРГ начали стрелять по террористам, а те стали убивать заложников. Убили всех, в общем. На следующий день, конечно, минута молчания, а потом игры продолжились.

Страшно было?

— Конечно, страшно! У нас был тренер по ходьбе, он был немного трусоват. Над ним подшутили: «Иди, получай бронежилет». Он пришёл к главному тренеру и говорит: «Где тут мой бронежилет?». В общем, посмеялись. Через сутки он уехал, не выдержал. На этой Олимпиаде я занял 14-е место. Из советских бегунов я был лучшим. На тридцать первом году жизни!

Вы говорили, что приходилось тренироваться в любую погоду. Даже в минус 30. Как бежать при такой температуре? У меня в голове не укладывается.

— Вот так и бегали! Тренер писал план, надо было его выполнять. Длинные дистанции всегда бегали в конце недели. Надо бежать 35 км, а на улице минус 30! Делаешь маску из шарфа — и побежал!

Как раньше спортсмены восстанавливались? Сейчас ведь очень много спортивных добавок, которые помогают.

— На сборах, конечно, было отличное питание. Не было никаких препаратов. Мы за счёт тренировок набирали. Я в те годы «набегивал» по 800 км в месяц. А ведь нужен был не только километраж, но и скорость! У меня были такие тренировки на сборах в Туапсе: 8 раз по 5 километров через километр тихого бега. Потом в море плавать! Ничто даром не приходит!

Была такая история. Женя Аржанов бегал на 800 метров. И он решил с нами пробежать марафон. Прибежал на финиш и сказал: «Теперь мне ничего не страшно!».

На каком километре начинается в марафоне самое тяжёлое?

— До 35-го километра практически все бегут хорошо. С 35-го по 40-й надо бежать через не могу. А потом уже как на крыльях летишь. Обязательно перед марафоном следует решить три проблемы: чтобы не было судорог, чтобы живот не прихватило, и облегчиться надо, чтобы в кусты не потянуло. Ну, и в жару предохраняться от неё.

Вас ведь на дистанции кормят.

— По правилам соревнований через каждые 5 км стоят пункты питания. Ну, питание, естественно, не такое, что там первое-второе. Отдаёшь на столик свои стаканчики, разводишь напиток. Вода с клюквой или со смородиной, чтобы витамин С был. За один марафон в среднем сгорает килограмма 3. Потом, конечно, всё восстанавливается.

Получается, что раньше спорт был чище?

— Да! Бегали «на своих соплях». Я как-то подошёл к врачу нашей сборной, говорю: «Дайте чего-нибудь для поддержания штанов». Он подумал и спрашивает: «Ты когда последний раз ел свежую рыбу, чтобы прямо из реки? А телятину? А молоко прямо из-под коровы?». Я: «Да я и не помню». Он: «А чего ты тогда ко мне пришёл?». Вот так было! Я своим ученикам дал дневники свои почитать. Они полистали, посмотрели, вернули мне дневники и сказали: «Юрий Палыч, у нас столько здоровья нет!». Я в год пробегал восемь — восемь с половиной тысяч километров. Я за свою жизнь пробежал порядка 150 000 километров! Это 3,5 экватора!

А почему африканцы так предрасположены к длинным дистанциям?

— Они впервые появились в 1968 году на Олимпиаде. Сначала бегали стипль-чез, потом перешли на средние и длинные дистанции.

А почему так?

— Ну, давай возьмём хотя бы Кению. Они живут на высоте 2-2,5 тыс. километров. Они уже привыкли к этому кислородному голоданию. И ещё. Чем беднее страна, тем больше людей идёт в спорт. Африканец на свои олимпийские призовые может купить деревню.

Есть шикарная фраза: в спорте побеждают голодные.

— Согласен на 100 %.

Фото: Александр Андреев

Сколько раз вы выигрывали чемпионат СССР?

— Два раза, Спартакиаду ещё.

Говорят, что марафон нельзя бегать больше двух раз в год?

— У меня было четыре в год. Получается, что за 4 года я пробежал 15 марафонов. И это я ещё не считаю 10 км, 30 км.

Почему не уехали из Перми?

— Звали меня, конечно, в другие города. Там давали общежитие, но я немного переживал — а вдруг не получится. И я решил так: лучше быть лучшим в деревне. В 1971 году мне дали квартиру в Перми. Это и решило всё. А ведь раньше не было никаких призовых. Давали кубок, медаль, ленту. И всё!

Сейчас, конечно, в спорте не очень хорошая ситуация. Пока ты в спортивной школе, ты кому-то нужен. Как только поступил в институт — всё.

Почему с лёгкой атлетикой в Пермском крае сейчас не очень хорошая ситуация?

— Ответ очевиден: негде бегать. В июне начнётся реконструкция стадиона «Динамо». На «Прикамье» не наездишься. Открыли манеж в Кондратово, но это тоже далековато. Таня Томашова бегает по Куйбышева.

Дылдин — одарённый спортсмен?

— Безусловно.

И всё же: как нам переломить эту ситуацию?

— Сейчас соблазнов очень много. Зачем школьник пойдёт бегать? Ему проще перед компьютером посидеть. Педуниверситет каждый год выпускает 50 учителей физкультуры. Хоть один пришёл работать в школу? На 10-12 тыс. рублей никто не пойдёт. Самое смешное: в классическом университете с этого года у первого курса убрали физкультуру. Лёгкая атлетика — это ещё ладно. В Пермском крае ведь и лыжников нет!

Получается, что это системный сбой?

— Как в 1991 году начало всё разваливаться, так и продолжается. Я восемь лет был президентом федерации и ни одной копейки членских взносов со спортсменов не взял. Ходил, выпрашивал призы для соревнований. Помогали все, в том числе и завод им. Калинина. Сейчас Богачёв — президент федерации. Хороший президент. И ему надо помогать, он же не может свои деньги вкладывать. Министерство спорта, конечно, выделяет средства. Но на 2015 год финансирование урезали на 30 %.

Но ведь лёгкая атлетика — самый медалеёмкий вид спорта... 46 медалей!

— На последних летних Олимпийских играх от Пермского края выступали в основном легкоатлеты. Но остался только бег. В других видах тренеров нет. Но я с оптимизмом смотрю в будущее лёгкой атлетики. И, конечно, приглашаю всех 1 мая на легкоатлетическую эстафету на призы газеты «Звезда»!