X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
21 ноября 2017
20 ноября 2017
19 ноября 2017

Сергей Шамарин: Проблема современной застройки в желании сделать всё дёшево

88статей

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Фото: Тимур Абасов

В чём отличие зарубежного и российского подхода к архитектуре? Что такое «зелёная архитектура»?

Тема архитектурного облика Перми включает в себя не только новое место расположения зоопарка или художественной галереи. О зарубежном опыте и реализации некоторых пермских проектов нам рассказал архитектор Сергей Шамарин, член градостроительного совета при губернаторе края.

Вы недавно вернулись из Швеции. Расскажите о вашей поездке.

— Я ездил на семинар по «зелёной архитектуре», который проходил в Стокгольме. «Зелёная архитектура» подразумевает создание достойной среды, уважение к природе и экономию ресурсов. Именно ресурсов, а не финансов. На западе считается дурным тоном ставить во главу угла цену. В первую очередь думают о том, насколько экономично будет эксплуатироваться будущий объект.

Варианты экономии в жилых помещениях существуют разные: грамотное использование электричества, вторичных ресурсов, правильный прогрев и охлаждение здания, аккумулирование излишков тепла и т. д. В Швеции нет источников нефти и газа. Стокгольм отапливается мусором (!), а лет через 20 шведы вообще планируют уйти от нефтяной и газовой зависимости. Вообще-то, разделение мусора — это для них норма, к которой приучают со школьной скамьи. Удаление мусора там пневматическое. Машины не занимаются вывозом, жители сами относят мусор в специальные ёмкости, которые больше напоминают арт-объекты! После мусор перерабатывается в сырьё, которое можно использовать. Нет мусорных баков, вместо них — красивые дизайнерские элементы в виде труб. И непривычно чисто вокруг. В Швеции активно используются вторичные ресурсы, материалы из отходов. Дома, которые мы воспринимали как бетонные, при постукивании напоминали пустую коробку из-под конфет. Такие дома быстро возводятся, они хорошего качества. В городе маленькие ухоженные дворы — настоящие зелёные уголки.

Русские люди обычно хвастают друг перед другом материальными благами, а шведы — приобретением новых дорогостоящих программ по экономии. Подобным программам и был посвящён семинар.

Мы можем перенять этот опыт?

— Необязательно реализовывать какую-то конкретную программу, но можно перенять сам подход «зелёной архитектуры». Сама логика хороших проектов направлена именно на экономию. Но на экономию для качественной жизни! Мы могли бы чаще применять вторичные материалы, при строительстве использовать природные ландшафты, а не увечить их, сохранять зелень, возводить жильё с системой экономии. А у нас чаще всего вопрос экономии решается за счёт строительства просто дешёвого жилья. Возводят некачественные стены, фундамент, не думая о том, что эксплуатация такого жилья получается дорогой.

Из-за резкого российского климата мы ещё сильнее, чем шведы, нуждаемся в программах по экономии ресурсов. Но сегодня в России существует лишь одна подобная программа — «Умный дом», которая представляет собой довольно примитивный подход к «зелёной архитектуре». А чтобы реализовать что-то ещё, должен быть заказ и крупные финансовые вложения. Экономия — это дорогое удовольствие, но она приносит выгоду.

Кстати, во время поездки я побывал и в местном зоопарке с изумительными зелёными зонами и вольерами. Находится он в центре города. Я даже не понял сначала, что это зоопарк, потому что не слышал запаха.

Фото: Тимур Абасов

Некоторые пермские экологи и активисты утверждают, что пермский зоопарк не должен находиться в Черняевском лесу. Он неблагоприятен для леса. Вы согласны?

— Конечно, нет. Пермский зоопарк может находиться где угодно, он ничему не угрожает. Черняевский лес — вполне подходящее место. Главное — грамотно организовать структуру зоопарка. Переехать он должен обязательно, потому что сейчас представляет собой примитивный зверинец. В нём трудно содержать животных.

Но в варианте проекта испанских архитекторов, который был представлен на градсовете, слишком много элементов Диснейленда. Я считаю, что без дополнительных развлечений вполне можно обойтись. Животные интересны сами по себе. Мне хочется увидеть новый зоопарк, в котором демонстрировалось бы больше животных нашей полосы.

Как вы считаете, почему для реализации подобных проектов часто приглашают иностранных архитекторов?

— Существует мнение, что за границей есть специалисты — люди, которые не единожды осуществляли подобные проекты. Но работа архитектора — делать каждый раз нечто новое. Если мы говорим, что нам нужны специалисты по зоопаркам, то будем ждать... типовой зоопарк! Такой подход абсолютно некорректен по отношению к российским архитекторам. Все всегда что-то делали первый раз, в том числе и знаменитости.

В своей деятельности вы опираетесь на зарубежные разработки?

— Практически завершился 142-й «Турчаниновский квартал». На него все обращают внимание. Отсутствием вычурности он близок к европейскому стилю. Мы использовали элементы большой архитектуры в пропорциях, сочетаниях и форме. На Евразийском смотре в Екатеринбурге проект получил Золотой диплом.

В прошлом году мы закончили работу по «Еврохиму». Эта работа была интересна тем, что на чистой от застройки территории, на двух холмах, мы разместили всю социально-жилищную инфрастуктуру компании. Здесь применялся «зелёный» подход. Кстати, сама фирма долго не могла понять, почему у нас в проекте кривые улицы. А кривые они потому, что мы сохраняли ландшафт. Сейчас мы заканчиваем дизайн промышленной среды «Уралкалия», который предполагает сохранение ландшафтов и зелени, а также преобразование образа этого предприятия.

Собираемся планировать большую территорию бывшего полигона за Камой — 280 га. В лесной части города. Здесь также будет применяться подход «зелёной архитектуры». Заказчики хотят, чтобы дома эксплуатировались не полупрофессиональными менеджерами, а компаниями, которые в состоянии грамотно удалять мусор, экономить тепло. Это будет малоэтажная застройка с сохранением большей части леса.

Применяется ли «зелёный» подход в концепции будущего торгового центра под эспланадой?

— Я участвовал в создании концепции освоения этого места. Поверхностью эспланады станет крыша подземного торгового центра. Вместо вытоптанной травы появится урбанизированное покрытие, надёжное, долгосрочное и качественное. Под землёй предполагается также огромная стоянка. Проект — типичный пример «зелёной архитектуры»: торговый центр не будет занимать наземную территорию города, сохранит её для людей.

Кстати, площадь перед аэропортом мы предложили трактовать как своеобразную предэспланаду. Помимо обязательной стоянки, можно было бы создать в этом месте систему водоёмов, бассейн или фонтаны, оформленные с использованием элементов пермского звериного стиля. Замечательно, если бы гостей города встречали символы реки Камы и нашего края!

Как вы считаете, почему такое по-настоящему природное место, как набережная Камы, столько времени находится «на этапе строительства»? Что поможет разрешению проблемы?

— Конечно, люди хотят чистую и красивую набережную. Все порядком устали от того, что процесс не движется. Это говорит о беспомощности власти. Что можно сделать за четыре года на посту чиновника? Практически ничего. Люди во власти меняются, меняются и приоритеты. В отличие от других стран у нас нет долгосрочных программ по реализации проектов. А там, где работает генплан, они должны быть обязательно, независимо от смены власти. Но ситуация, возможно, изменится. Летом президентом был подписан закон о стратегическом планировании. И закон этот говорит о том, что не должна реализация проектов зависеть от сиюминутных ситуаций и смены людей на постах. Хоть генплан и податливый организм, он должен быть долгосрочным. А проект набережной может вполне стать частью стратегического планирования преобразования города.

У ситуации с набережной и ей подобными есть ещё одна причина — 44-й Федеральный закон, суть которого сводится к удешевлению. Нигде в мире, кроме России, цена проекта не ставится во главу угла. Ведь именно цена обязывает исполнителя сделать работу хорошо. Один знаменитый архитектор так высказался по этому поводу: «Делайте как можно проще, сколько бы это ни стоило».