X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Социо-географ Вячеслав Столбов: Основная проблема Перми — это дороги, которые идут вдоль реки

Фото: Ильяс Фархутдинов

В июне на странице Пермского университета в «Фейсбуке» появился текст доцента географического факультета Вячеслава Столбова. Это был комментарий на предложение правительства края заменить строительство третьего моста через Каму улицей Строителей.

Если коротко, то он критиковал эту идею, говоря что реконструкцией одной улицы не решить проблему загруженности коммунального моста. Мы решили встретиться с Вячеславом Столбовым и поговорить с ним о том, как измерить уровень комфорта, чем Соликамск лучше Перми, о корне всех проблем города и, конечно, об улице Строителей.

Свое мнение о проблеме городского пространства имеют специалисты разных отраслей: градостроители, экономисты, экологи и так далее. В чем специфика взгляда социо-географа?

— Изучая городское пространство, социо-география ставит акцент на внимании к человеку. В этой концепции город рассматривается прежде всего как пространство для жизни людей — с точки зрения удобства, создания комфортной среды, качества среды, стимулов к жизнедеятельности и так далее.

Это субъективные параметры, как социо-география измеряет их величину?

— Это общественная наука, и точной её назвать нельзя. Но в ней существуют измеряемые индикаторы, которые могут сигнализировать о комфортности городской среды. Например, миграция: люди уезжают туда, где им лучше. Другой показатель — смертность, и третий — продолжительность жизни. Если человек живет долго, предполагается, что он счастлив, ему хочется жить.

Когда мы говорим об удобстве, мы подразумеваем несколько факторов: доступность, создание определённого комплекса удобств, безопасность для нас и наших детей, перспективность, социальная ориентированность, уверенность в завтрашнем дне. Причем когда мы говорим про доступность, речь ведь не только про километраж, это также и время, и деньги. Это возможность реализации наших желаний — это ведь тоже про доступность. Фактор перспективности можно пояснить так: живя в городе, хотелось бы знать, что ты и твои дети имеют здесь перспективы дальнейшего развития.

С учётом всех этих факторов за рубежом возникают разнообразные концепции современных городов. Например, существует такая концепция, как город для женщины и ребенка, она возникла в ответ на представления о том, что традиционные города созданы мужчинами и учитывают только их интересы. Эта и многие другие концепции очень интересны, к сожалению, российские города в этом плане многое потеряли за последние годы.

Фото: Ильяс Фархутдинов

А как обстоит дело с концепций развития городского пространства в Перми?

— В Перми вообще нет никакой концепции развития городского пространства, нет общей идеи. Например, при обсуждении генплана развития Соликамска рассматривали три концепции: Соликамск как центр развития туризма, Соликамск как центр соляного промысла России и, наконец, Соликамск как комфортное место проживания. В Перми не существует и не разрабатывается подобных концепций, всё идёт как идёт, и это приводит к разным неблагоприятным последствиям.

Например, проблема нашего города заключается в неструктурированости его пространства. С точки зрения географа, любой город должен включать в себя три типа объектов: линейные, площадные и точечные. Точечные — это ориентиры. В Перми их почти нет, исключение составляют Галерея и Башня Смерти. Поэтому если вы будете кому-то объяснять, как пройти по городу, вам придётся делать это в таком формате: «два квартала прямо, потом квартал направо...». Даже те памятники, которые мы ставим, не становятся ориентирами, хотя могли бы ими быть. Попробуйте найти «Пермяк соленые уши», медведя или памятник Пастернаку — все они задвинуты куда-то вглубь и ориентирами никак не могут стать, их самих надо искать.

Ещё один тип объектов — площадной. Самый крупный в Перми — это эспланада, которая неблагоустроена и которую, по опросам, не любят 70 % пермяков.

И третий тип объектов — линейные: это наша красавица Кама, но попробуйте к ней выйти. В черте города находится 84 километра этой реки по фарватеру. А выйти мы к её левому берегу можем в районе набережной и у Мотовилихинских заводов на Восстания. Плюс ещё есть несколько узких тропинок к берегу, которые известны немногим. Река есть, а любоваться ей мы не можем.

Фото: Ильяс Фархутдинов

Какие проблемы городского пространства Перми видятся социо-географам как наиболее острые?

— Конечно, это транспортная и дорожная сеть города. Тут целый клубок проблем, их долго даже просто перечислять. Транссибирская магистраль, по которой перевозятся в том числе и самые опасные грузы, идёт через город. То же и с воздушными коридорами, и боинг уже падал в черте Перми. Конечно, все города, власти которых задумывались над стратегией их развития, в том числе и пространственного, имеют железнодорожный обход. Кстати, это облегчило бы и проблему городского транспорта, потому что существующие железнодорожные пути можно было бы использовать для организации скоростного трамвая.

При этом автовокзал и железнодорожный вокзал находятся в центре города, что приводит к неудобству и горожан, и транзитных пассажиров. Последним вместо того, чтобы объехать город, зачем-то нужно ехать по городу до автовокзала 40 минут, а потом ещё столько же выезжать из него.

Это тоже связано с отсутствием генеральной идеи развития города?

— Конечно. Вообще сложная транспортная ситуация в Перми сложилась не вдруг, это результат всё того же отсутствия стратегии развития, отсутствия единого вектора у принимаемых решений. Когда-то существовал внутригородской водный транспорт — «Ракеты» курсировали в Закамск и пользовались огромной популярностью, теперь их нет. Расписание пригородных электричек сократилось в 2-3 раза с 60-х годов. А за это же время население города выросло на треть. Неудивительно, что сейчас мы сталкиваемся с серьёзными проблемами.

Ошибка была и в том, чтобы сделать ставку на автотранспорт. Личный автотранспорт в городе — это тупик. По уровню автомобилизации Пермь существенно отстаёт от городов, где на 1000 семей приходится 800 автомобилей, за рубежом семья, как правило, имеет два автомобиля. Если в Перми будет столько же машин и все они выйдут на улицы, город встанет. Значит, это неподходящий путь развития транспортной системы города.

Отдельная проблема Перми — это студенты. Даже те из них, кто учится в вузах, имеющих свои городки, всё равно ездят или в общежития, или на другой берег Камы. 100 000 студентов учатся в Перми — представьте, сколько проблем мы могли снять, если бы обеспечили им компактное обучение и проживание.

Тогда вопрос из практики последнего времени: решит ли реконструкция улицы Строителей транспортные проблемы Перми?

— Для того чтобы выбрать способ решения накопившихся проблем, нужны детальные исследования. Нужно изучать пассажиропоток, изучать движение транспорта. Уже предпринимались попытки решить транспортные проблемы города без предварительных оценок: Красавинский мост строился для того, чтобы вывести из города транзитный транспорт и тем самым разгрузить улицы. Но судя по его загрузке — она оценивается властями в 45 % — основная проблема города оказалась не в транзитном транспорте.

Основная проблема Перми — это дороги, которые идут вдоль реки: Ленина, Петропавловская, Екатерининская, Уральская, Соликамская. А разгрузить их можно, построив ещё один мост, чтобы при необходимости транспорт мог как можно раньше уходить на правый берег.

Реконструкция улицы Строителей не решит эту проблему, даже не затронет её, поскольку находится в стороне от перегруженных улиц. Конечно, это улучшит связанность периферийных районов города, но проблему связи с другим берегом она не решит, и продольные улицы города не разгрузит.

Фото: Ильяс Фархутдинов

В чём, на ваш взгляд, корень всех проблем: концепции развития города нет, дороги строятся не там, где нужно, попытки решить транспортные проблемы терпят неудачу...

— В отношении к жителям города. Мне только один раз встретился автобус, на котором было написано «Прикамье вам верит», знаете, кого он вёз? Полицию. Не учителей, не врачей. У нас масса плакатов и растяжек с текстом «Я люблю тебя, Пермь», но нет ни одного, где было бы написано «Я люблю тебя, пермяк» и подпись: «Городская администрация». В первую очередь город должен существовать для человека.

У нас же всё наоборот: человек для города. В какой-то степени такой подход формировался в советское время, ситуация усугубилась в период реформ. У нас в основном действует ручное управление, и то, сколько человек будет находиться у власти, никак не связано с тем, какую пользу он принёс людям. Только с 2007 года критерии оценки деятельности губернаторов менялись 4 раза! Сама по себе нестабильность ситуации приводит к тому, что у людей во власти формируется психология временщика. Это характерно и для нашей региональной элиты — отсутствие патриотизма.

Вот поэтому те показатели, которые я назвал в начале разговора, говорят об отсутствии желания людей продолжать жить в Пермском крае. За неполные 30 лет численность населения региона сократилась на 10 %. Численность населения Перми формально растёт, но это объясняется изменением методики подсчёта, а если бы она оставалась прежней, количество жителей тоже сокращалось бы. Пермяки не любят свою водку. Вот до чего нужно довести народ до того, чтобы не любить свою водку? Она же по определению должна быть хорошей. Куда уж дальше?

***

Читайте также: