X

Новости

Вчера
2 дня назад
17 июля 2019
16 июля 2019
Фото: Тимур Абасов

Максим Смирнов: У меня мечта — открыть свою школу

Максим Смирнов на данный момент — один из самых раскрученных кикбоксеров не только в Перми, но и в Пермском крае. О том, как он пришёл в спорт, его мечтах и жизни, — наше интервью.

Сколько титулов у тебя?

— У меня три пояса: чемпион Евразии, чемпион СНГ и пояс чемпиона турнира TNA.

TNA — это турнир «Татнефть»?

— Да.

Скажи: почему в своё время выбрал кикбоксинг?

— Хороший вопрос. (Улыбается.) Я занимался рукопашным боем, ушу-саньда (боевой раздел ушу — Прим. авт.). Отец меня отправил на ушу-саньда. С 9 до 13 лет я в городе и в области выигрывал у всех, мне равных не было. Весил тогда килограммов 30-35. В 1999 году отец предложил мне выступить на чемпионате Пермской области по кикбоксингу. Я и говорю: «Давай, хочу!». Ну, а чего? Я тогда по ушу-саньда всех выигрывал. Тем более, кикбоксинг мне нравится — там одна ударная техника, без бросков. Это был март, и меня в первом бою «вынесли». (Смеётся.) Я, правда, все раунды простоял. Сразу попал на первого номера в области — Сергея Владыкина из Чайковского. Он у меня выиграл, всех прошёл, стал чемпионом. После этих соревнований я решил заниматься только кикбоксингом. Ездил тренироваться в город с Железнодорожного, а когда перешёл в кикбоксинг, стал ездить в Закамск. В принципе, одно и то же расстояние.

Ты сразу начал тренироваться у Миткевича?

— Я тренировался сначала у Василия Васильевича. Это было круто! К нему не каждый мог попасть! Я потренировался 2 месяца, как тренер уехал в Чехию и забрал с собой Сергея Рысева. Сразу народ разбежался. Туголоков (президент федерации кикбоксинга Пермского края. — Прим. авт.) позвал Миткевича из Гремячинска. И я начал у него тренироваться. Опять же два месяца потренировался, и мне захотелось перейти к Алексею Волегову. Он тренировал так, что всё объяснял: технику и так далее. В этот момент как раз Миткевич уехал на соревнования. Ну, я и перешёл. (Улыбается.) Потом всё равно пришлось тренироваться у Миткевича: чтобы выехать, нужно быть в основной группе. Мне было 14 лет, я занимался по два раза в день и через полгода выиграл чемпионат Пермской области и по кику и по боксу.

А почему не остался в боксе?

— Я в боксе больше для опыта выступал. Сейчас бы я, конечно, хотел выполнить норматив мастера спорта или даже мастера спорта международного класса по боксу. Но мне нельзя — я в профессионалах с 2004 года по кикбоксингу.

Но ты ведь МСМК по кику?

— Да, я МСМК, выиграл два раза чемпионат мира, но основных документов у меня нет. Говорят, что приказ о присвоении был, но «корочек» у меня нет. (Улыбается.) Так что официально я мастер спорта.

Фото: Тимур Абасов

Насколько велика разница между профессиональным кикбоксингом и любительским? Где сложнее?

— Да везде сложно, смотря на каком ты ходу. Вот если ты профессионал и залез опять в любители, тебя там никто не ждёт. Там своё движение. За что-то вообще могут очки не давать.

Мне Шарапов говорил, что по любителям выступать сложно, потому что на соревнованиях каждый день бои.

— Да! Ещё и взвешиваться надо каждый день!

Да-да. А по профессионалам один раз в полгода выступил, и всё.

— Да везде своя дисциплина! Любители сейчас — это те же профессионалы! Столько сборов у них, отборы, соревнования! Я считаю, что в каком-то смысле у нас, профессионалов, проще. Я начал профессионально выступать достаточно рано, мне нравится.

А в детстве ты каким был — шебутным, хулиганистым?

— Не-е-е-ет! Я был трусливым! (Смеётся.) Может быть, потому я и стал заниматься, чтобы постоять за себя, выработать характер. Я же всё время в детстве жаловался отцу! Он ни разу за меня не заступился! В принципе, правильно, я сейчас сыну так же говорю.

Но в итоге переступил через себя и пошёл в «ударный» вид спорта...

— Уже лет с шести я отцу всё время говорил, чтобы он меня куда-нибудь отдал. С шести не брали, только с семи. Я пошёл в школу боевых искусств. Там была гимнастика в основном, но всё равно мне нравилось.

Сын каким видом спорта будет заниматься?

— Ему сейчас пять лет, но я не хочу, чтобы он был профессионалом.

Почему?

— Пусть сам решает! Я хочу его отдать в борьбу, боксировать научу. Ну, а в будущем посмотрим. Я не хочу, чтобы он был «профиком», одного достаточно в семье. (Смеётся.) Пусть учится!

Ты-то выучился?

— Я окончил педагогический колледж, сейчас на четвёртом курсе в институте. Никак не могу доучиться. Да и дают то же самое, что в колледже, а там очень хорошее образование! Мне надо было сразу поступать, но так сложилась ситуация, что надо было работать, зарабатывать деньги. Я пошёл уже через два года. Посмотрел: ну ведь тоже самое дают! Те же лыжи, лёгкая атлетика... В общем, залентяйничал. (Смеётся.)

Слушай, Макс, можно деньги зарабатывать кикбоксингом? Например, как футболисты?

— Мы таких денег, конечно, не видим. Все думают, что мы с боёв получаем бешеные деньги. Кто-то, может, получает, но это не мы. (Смеётся.) У меня основной заработок — тренировки. Я вот сейчас с тобой посижу и поеду тренировать. У меня группа ФСКН. Я заключил с ними договор, тренирую. Мне нравится тренировать, да и вообще педагогическая деятельность нравится! А на боях можно зарабатывать, но нужно быть на уровне. А чтобы быть на уровне, нужно всю жизнь на это положить. Есть такие ребята, конечно.

Мейвезер по 200 млн за бой зарабатывает?

— Он красавчик, конечно! Это профессиональный бокс, это Америка! Почему Тайсон не стал таким? То ли мозгов у него не хватило, то ли Мейвезер делает всё грамотно. А в Америку я же тоже хотел ехать...

Вот только-только хотел про это спросить!

— Мне просто не дали визу!

Почему?

— Не знаю. Просто не дали, и всё!

Может, у тебя лицо неподходящее для Америки?

— У меня всё уже было готово: куда еду, на сколько, в какой отель... А, видишь вот, визу не дали! Нас таких было восемь человек... Один мужик за голову схватился: у него там бизнес. Я, конечно, расстроился. Мне было куда ехать! Я очень хорошо общаюсь с Русланом Проводниковым. В 2009 году даже ездил к нему как спарринг-партнёр. К тому времени он провёл шесть боев, все выиграл. Я, конечно, согласился! После Нового года сел на электричку и приехал. Мы с Русланом подружились!

Фото: Тимур Абасов

И что скажешь о нём как о бойце?

— Первый спарринг у нас был четыре раунда, я его «раскидал». (Смеётся.) Он ничего не смог сделать: видимо, закачанный был. Потом у нас был бой шесть раундов. Вот тут я уже «прикурил» нормально. (Смеётся.) А перед отъездом, в шестом раунде, он мне попал. Этим своим правым — бам! Ну, я и присел. (Улыбается.)

Он приезжал в Пермь года полтора назад, и мне удалось взять у него интервью. Руслан показался мне очень хорошим человеком.

— Да! Он абсолютно простой, открытый. Сейчас я каждый его бой смотрю, независимо от того, во сколько его показывают — хоть в три утра, хоть в шесть.

Мы сейчас тоже всей семьёй за него болеем! По большому счёту все единоборцы не так популярны, как футболисты. Не обидно?

— Это везде так. Футболисты — самые популярные из спортсменов.

Ещё хоккеисты, баскетболисты...

— Хоккей — класс! Мне очень нравится. В баскетбол тоже играю. В футбол не играю, там динамики нет.

Узнают тебя на улице?

— Да, бывает, приятно. (Улыбается.)

Автографы раздаёшь?..

— Ну!.. Мне этого не надо, чтобы толпы людей собирались, автографы раздавать...

В общем, ты просто парень с «Железки»...

— Да-да. (Улыбается.) Не такой уж я Майк Тайсон, чтобы автографы раздавать. (Смеётся.)

Макс, подожди! В Перми раскрученнее тебя сейчас кикбоксеров нет. Хиль, Герасимов, Рысев ушли из большого спорта...

— Ну!.. Это хорошо ведь... Я сейчас тренирую ребят, они смотрят на меня, равняются. Молодые ребята, я имею в виду тех, которым лет по 15. Тут привели парня 11 лет. Отец его сказал: «Он хочет тренироваться именно у тебя! Он твой фанат».

Ты говоришь, что тебе нравится педагогическая деятельность. Будешь детским тренером?

— Да, я очень хочу! И вообще, моя цель — открыть свою школу.

Школу Максима Смирнова?

— Да, такая идея давно у меня есть.

Кто из российских спортсменов тебе наиболее симпатичен?

— Да их много. Шлеменко мне нравится, Джабар Аскеров, Поветкин, Дрозд... Правда, мне не особо нравится, как Саша Поветкин дерётся. Бывает хорошо, а бывает так себе... С Дроздом мы на сборах вместе были. Моё мнение такое: главное, как ты себя вне ринга ведёшь.

С каким ощущением ты выходишь в канаты?

— Ох, вот это проблема... Я сейчас выхожу на ринг — и вообще страха нет!

Но ведь боксёр, который не боится...

— Это неправильно. Вот я и говорю: у меня в последних боях нет такого мандража, нет выплеска адреналина... Может, соперника надо посерьёзнее?.. Последний бой у меня был с киргизом. Я его даже не просматривал. А потом оказалось, что он и Кубок мира выигрывал... А раньше было так: мне на ринг выходить, а я уже устал. (Смеётся.)

Может быть, это уверенность в своих силах?

— Может быть. Просто я много с кем дрался уже. Сейчас вот бой идёт три раунда, а мне не хватает!

Не «наедаешься»...

— Да! Охота ещё три-четыре раунда подраться.

Что ты даришь на Восьмое марта?

— Цветы. Что ещё? Да я лучше денег ей подарю, она их лучше потратит. Я не романтик, в общем... (Смеётся.) Правда, сейчас вот шарфик ей купил. (Улыбается.)

Так! Стоп! А говоришь, не романтик?

— Да это продавец мне всунула его!

Да какая разница, купил ведь в итоге! Если бы не хотел, не взял его.

— Ну да. (Смеётся.)

Были ситуации, когда в нокауты падал?

— Нет, слава Богу, не было такого. Нокдауны были. Причём одна и та же ошибка — между руками залетали. Удары я, конечно, очень сильные принимал. Видимо, голова крепкая. (Смеётся.)

Фото: Тимур Абасов

Сколько было сотрясений мозга?

— Я не жалуюсь. (Смеётся.) Сотрясение у меня было, когда я в детстве со стройки упал. Сломал руку, без сознания лежал. Открываю глаза — а я в больнице! Со второго этажа упал. А! Ещё было сотрясение в 2011 году. С Хабибом Алавердыевым я боксировал восемь раундов. Он мне в пятом-шестом раунде так набил! Хорошо, что голова у меня крепкая! Я делал томограмму, и врач мне сказал: «Потомственная толстая лобная кость». (Смеётся.) Это очень важно!

Поздравь всех девушек с праздником.

— Всех девушек поздравляю с наступающим праздником 8 Марта. Будьте красивыми! Любите и будьте любимыми!

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+