X

Новости

Сегодня
Вчера
16 ноября 2018
15 ноября 2018

Детская лестница чтения. Евгения Князева о том, почему дети сами знают, какие книги для них лучше

Фото: Диана Корсакова

Как читать русскую классическую литературу, почему школа отбивает любовь к чтению и должны ли родители сами выбирать книги для своих детей? В начале нового учебного года мы поговорили с доцентом кафедры журналистики и массовых коммуникаций ПГНИУ Евгенией Князевой о детской литературе.

Достаточно ли современным детям современных книг, соответствует ли она их запросам?

— Ответ зависит от возрастной категории. Например, наибольший выбор книг — в сегменте до трёх лет. А вот хорошей подростковой литературы, действительно, не хватает. Тут несколько причин. Одна из них в том, что мы, взрослые, потеряли чёткое представление о том, какими мы хотим вырастить детей. В обществе нет единого понимания, что есть добро, а что есть зло. А ведь детский писатель опирается на ценностную картину мира, имеющуюся в обществе, и формирует её у подростка. Если же он сам растерян, ему сложно писать.

Есть ещё одно мнение, которое, на мой взгляд, тоже отчасти объясняет дефицит подростковой литературы: хорошие писатели пишут для взрослых. В советское время многие авторы были вынуждены писать для детей, потому что цензура закрыла им доступ во взрослую литературу. Сегодня этого препятствия нет, и многие выбирают «взрослую» аудиторию.

Но хорошая новость в том, что сейчас ситуация лучше, чем в 90-е годы. Тогда в подростковой литературе был настоящий провал. И в целом я сказала бы, что современная детская литература существует, и она доступна для читателей и в книжных магазинах, и в библиотеках.

Евгения Князева Фото: Диана Корсакова

Другой вопрос — как родителям ориентироваться в незнакомых им авторах и названиях...

— Исследования того, как взрослые делают выбор той или иной книги, показывают, что часто это спонтанный выбор. Часто он делается на основе внешнего вида книжки, а не её содержания. Редко когда родитель приходит в магазин с чётким осознанием того, что он для своего ребёнка хочет купить именно этого автора.

Проблема осознанного выбора может быть снята несколькими способами.

К сожалению, рекомендательные «летние» списки, которые дают в школах, сегодня имеют сомнительное содержание. Однако подобные списки по возрастным категориям составляются как в краевой детской библиотеке, так и в районных. И если родитель теряется в море литературы, он может обратиться к библиотекарю, он должен помочь. Часто там же можно найти книжную полку, на которой выставлены новинки, наиболее читаемые книжки, и тут даже сам ребёнок сможет выбрать для себя чтение по вкусу.

Второй путь — детские журналы. Есть известные с советского времени детские художественные журналы, такие как «Мурзилка» или «Весёлые картинки». Есть новые, и в них часто публикуются начинающие авторы, которых позже можно будет найти на полках магазинов и библиотек. Есть журналы, которые анонсируют новинки, например, «Классный».

Фото: Диана Корсакова

Существует ли диспропорция между количеством российских и переводных детских книг?

— Дисбаланс между переводными книгами и книгами российских авторов, конечно, есть. Издатели отмечают сами, что им легче купить права на западный бестселлер, чем с нуля раскручивать нового российского автора. Им нужны продажи здесь и сейчас, поэтому, кстати, часто переиздаются советские детские книжки в красивой «обёртке». Сегодня они составляют 90 % от всей книжной продукции для детей. В лидерах Корней Чуковский, Успенский и Остер. Ничего плохого в этом я не вижу, потому что эта литература отвечала и отвечает основным требованиям, которые предъявляются к детским книгам. Это живость и образность языка, поскольку основная задача детской литературы — развитие образного мышления; хорошо прописанные характеры персонажей; динамичность сюжета, который мог бы увлечь детей.

Какова роль взрослых в выборе книг для детей школьного возраста?

— Учитель в силу своей загруженности в школе может не знать всех новинок и не всегда в состоянии что-то посоветовать. А родитель, мне кажется, может только направить ребёнка, порекомендовать сходить в библиотеку, почитать аннотации в журнале и так далее. К сожалению, сегодня взрослые, особенно гиперопекающие, навязывают свой круг чтения и при всех своих хороших намерениях отбивают у ребёнка интерес к чтению. Нужно больше доверять детям, пусть они сами выберут то, что им действительно интересно. Дети живут уже в ином мире, чем мы, взрослые. В связи с этим лучше не диктовать свою волю, а поинтересоваться, что же они читают и почему. В подростковом возрасте для ребят важно общение со сверстниками, и они нередко обмениваются информацией об интересных книгах.

На мой взгляд, задача родителя — поддерживать интерес к чтению, потому что в силу разных причин он может быть очень быстро потерян. Тут играет свою роль ориентация на требования к технике чтения, особенно в так называемых статусных школах, где при поступлении нужно прочитать 70 слов в минуту, а это, вообще-то, норма конца второго класса. Чтобы «сделать» эту норму, ребёнка тренируют в скорости чтения, не обращая внимания на содержание — и он быстро теряет интерес к процессу чтения, перестаёт получать удовольствие от него.

Фото: Диана Корсакова

Надо ли корректировать пристрастие детей к развлекательной литературе — комиксам, детским детективам и так далее?

— Такая литература всё равно будет присутствовать в жизни детей, хотим мы этого или нет. Если желание есть, ребёнок всё равно найдёт возможность его удовлетворить. Если её запрещать, это спровоцирует ещё больший интерес.

У Нила Геймана есть такое понятие, как «лестница чтения». Ребёнок сейчас стоит на такой-то ступеньке, а позже поднимется выше. Может быть, позже, чем нам бы хотелось, но все развиваются по-разному, это не происходит по нашему желанию или по щелчку пальцев. У ребёнка должна быть свобода развития, не нужно помещать его в строгие рамки и нормы. В противном случае теряется мотивация к чтению, а, на мой взгляд, мотивация здесь важнее всего.

К тому же с позиции взрослого эта литература может казаться вредной, а ребёнку она необходима именно сейчас. Психологи говорят, что если подростки интересуются ужасами, хотят смотреть фильмы ужасов или читать подобные книги — дайте им, потому что ужасы помогают проработать внутренние страхи.

Фото: Диана Корсакова

А что насчёт школы? Поддерживает ли она интерес к чтению?

— Конечно, школьную программу нужно пересматривать. Приведу в качестве примера один из учебников 7-го класса, который читают дети в самом тяжёлом подростковом возрасте — 13 лет. Если мы его откроем, увидим там «Левшу» Лескова, «Железную дорогу» Некрасова и «Му-Му» Тургенева. В этих произведениях речь идёт о простых мужиках, об их тяжёлом труде и переживаниях, о голоде, о смерти и так далее. После прочтения этих книг друг за другом подросток может потерять всякий интерес к дальнейшему чтению. Тем более, что описанные там реалии от современных детей очень далеки, они не вызывают чувства сопричастности, не происходит подключения к сюжету и переживаниям героев.

Подобное содержание школьной программы во многом сохранилось с советского времени. Но тогда её наполнение подобными произведениями было оправдано с точки зрения идеологии. Мы строили коммунизм, светлое будущее, и здесь «срабатывал» контраст: смотрите, как плохо жилось людям в XIX веке, как они страдали и как хорошо стало теперь. В таком ракурсе детям было понятно, почему они это читают. Сегодня ребята, да и учителя, честно говоря, не знают, зачем такое читать.

Я не говорю, что данные произведения вообще не нужно читать. Просто не в этом возрасте, не в таком количестве, не с однотипными главными героями. В 9 классе, когда начинается курс истории литературы, этим произведениям самое место, там с их помощью будут решаться совершенно другие образовательные задачи. А вплоть до 8 класса основная задача уроков литературы — сохранить интерес к чтению, поддержать его, раскрыть личностный потенциал современного ребёнка. Действующая школьная программа этому не способствует. Многие учителя согласны с этим, но они обязаны применять действующий образовательный стандарт.

Фото: Диана Корсакова

Кроме устаревших реалий, классическую русскую литературу отличают ценности, которые плохо применимы сегодня. Например, там трудно найти женский персонаж, который бы сам выбирал свою судьбу...

— Но ведь это была другая реальность, она в принципе не предусматривала возможности такого выбора.

Да, и в этом мой вопрос. Наши дети живут сейчас, а читают написанное тогда. Причём в силу возраста у них ещё нет критического восприятия прочитанного, те устаревшие ценности просто записываются в их головах. Что делать, добавить в школьную программу современную литературу, ориентированную на новые ценности?

— А что значит «новые ценности»? Мы с вами уже говорили о том, что единых актуальных ценностей в современном обществе нет.

Я считаю, что ни в коем случае нельзя отказываться от классической русской литературы. В ней есть культурный код, она формирует нашу национальную идентичность, нашу картину мира. Все, кто прочитал «Войну и мир», образуют некое незримое сообщество. Каждая хорошая книга что-то перестраивает в нашей голове, даже если мы это не до конца осознаём. Поэтому некий круг русской классической литературы всё-таки должен оставаться в школьной программе.

Вопрос в другом — в методике преподавания. Детям нужно объяснять, что каждый автор — герой своего времени, и именно свою картину мира он передаёт в произведениях. Нужно, чтобы ребёнок понимал, что ни один герой не является абсолютным, он живёт и действует в рамках своего времени и существовавшей тогда морали. Соответственно, ценности и выборы героя не абсолютны — они могут быть актуальны только в рамках его времени. Детям тяжело понять поступок Катерины из «Грозы» — почему она покончила с собой. Они говорят, что ведь можно было поступить по-другому. А нельзя! В том мире, который создал Островский, другого выхода для Катерины не было. Но если бы мы оказались в схожих, но не в тех же, разумеется, жизненных обстоятельствах, как мы бы поступили? Это и нужно обсуждать на уроках — а что сделали бы вы на месте героя?

По этой же причине ни в коем случае нельзя ограничиваться только современными авторами. Ведь они тоже герои своего времени, их время пройдёт, наступит новое, и оно будет так или иначе повторять то, что уже когда-то было. Желательно, чтобы на уроках литературы детям транслировались ценности не только текущего момента, но и проверенные каким-то значительным отрезком времени.

***