X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
19 июля 2019
18 июля 2019
4статьи

Еженедельный проект «Общественного телевидения Пермского края» с участием журналистов, общественных деятелей и экспертов.

Искусство интервью. Личные свидетельства о времени

На очередную дискуссию в рамках проекта «По гамбургскому счёту» были приглашены Светлана Федотова, журналист издательского дома «Новый компаньон», ведущая программы «Книжная полка» на телеканале «ВЕТТА», Степан Хлопов, ведущий телекомпании «Урал-Информ ТВ», Мария Трокай, журналист интернет-журнала «Звезда».

Во время разговора гости оказались в необычной для себя роли: они отвечали на весьма пристрастные вопросы. Как раскрутить политика, чтобы он говорил не заученные речи, а раскрылся как человек? Какого рода вопросы создают особое изменённое пространство вокруг собеседников? Почему люди ждут журналиста, а потом умирают?

Степан Хлопов: Смотри гостю в глаза, относись ко всему с юмором и не делай из человека «яичницу»

— Признаюсь честно, уже давно не работал в прямом эфире. Моя авторская передача «Пермское времечко» выходит в записи, в прямом эфире только интерактивное голосование. «Времечко» называют пермским «Недоургантом», а «Вечерний Ургант» — калька с Джона Стюарта и его «The Daily Show».

Я главный человек в этой небольшой забавной студии. У меня карт-бланш. Каждый, кто туда приходит, становится объектом моего сарказма и юмора. Но мы не ставим задачу вывернуть гостя наизнанку. Я никогда не стремился троллить собеседника, просто срабатывает врождённое желание относиться ко всему серьёзному с юмором. Главное — чтобы не было войны, а всё остальное — не так важно.

Работать в прямом эфире и задавать неудобные вопросы — это одна история. Быть интересным и увлекательным — это совсем другое. Что такое неудобные вопросы? Для кого-то неудобно, если спросишь, где он отдыхал в прошлые выходные. А иной легко ответит на этот вопрос.

У меня в «Пермском времечке», например, в гостях был ДПСник, который поёт рэп. Какие неудобные вопросы я мог ему задать? Берёт ли он взятки? Мы этот вопрос и задали в конце передачи.

У прежнего и нынешнего «Урал-Информ ТВ» разные редакционные политики, сейчас я не главный редактор — мне некорректно говорить, какой вектор у нынешней телекомпании. Раньше было больше прямого эфира, сейчас его меньше. Зато, может быть, картинка более качественная? Но признаюсь честно: звать гостей в эфир, чтобы сделать из них яичницу, — такого не было никогда, даже на «старорежимном» «Урал-Информ ТВ». Каждому человеку давалась возможность высказаться. Я был просто посредником между гостем и зрителями.

Я не получал никакого специального обучения, работаю по наитию: как чувствую собеседника, так с ним себя и веду. Какие вопросы надо задать до интервью, какие во время разговора и как вести себя после эфира: похлопать гостя по плечу или нет.

Правила интервью от Степана Хлопова

  • Первое. Обязательное прединтервью, и чем раньше познакомишься с гостем эфира, тем лучше. Если вы посмотрите друг другу в глаза заранее, вам будет легче работать. А то некоторые мои коллеги знакомятся с гостем в эфире и задают вопросы, которые им написал редактор.
  • Второе. Смотреть гостю в глаза во время эфира, а не на галстук, что делают некоторые мои коллеги. Если смотришь прямо, человек понимает, что перед ним не подставка для микрофона.
  • Третье. Нужно погружаться в тему, хотя бы минимально. Самый главный вопрос в интервью — не первый, а второй и третий, которые должны вытягивать какую-то историю. А что будет после интервью, зависит от того, как вы соблюдёте первые три правила.

Светлана Федотова: Просто сесть за компьютер и набрать первую фразу... Но вначале нужно много раз встретиться с человеком, понять и полюбить его

— Перед телекамерой я чувствую себя несчастной, жду не дождусь окончания записи, чтобы выйти на свободу. Я не люблю телевидение и не смотрю его. За компьютером я ощущаю себя гораздо лучше. Вот Степан Хлопов — блестящий интервьюер. Есть правила, и он по ним играет.. Многое можно сказать и не озвучив чего-то. Паузой, тем, что ты не задал вопрос...

Правильный вопрос в интервью — это тоже важно. Это как в боксе, если наносишь верный удар (он может быть и несильным), человек падает в нокдаун... бамс!.. и раскрывается. Одного точного вопроса достаточно, чтобы человек понял, что ты свой. Он видит, что ты компетентен, что ты в теме. У меня такое было один раз, когда я пришла к очень большому чиновнику, задала вопрос, после которого он говорил два часа. Я помню свой вопрос: «Ну что, из нашего окна площадь Красная видна?».

Текст — это моё. Пишешь о том, что в тебе есть. В какой-то момент нужно заставить себя сесть за компьютер, набрать первую, пусть дурацкую фразу. А потом оно само пишется, ты только руки подставляешь...

Книжный жанр нон-фикшн и журналистика — это, в общем, одно и то же. Мои первые книги «Молотовский коктейль» и «Советская Пермь» начинались как статьи в журнале «Компаньон magazine». У меня была задача — сделать хороший очерк для журнала. Потом второй, третий.

У одной моей героини, Веры Макаровны Балковой, я никак не могла найти год смерти. Оказалось, что она жива и готова со мной встретиться немедленно. Я к ней приехала, 96-летняя женщина с ходу начала рассказывать мне о своей жизни. Я зашла случайно, а она как будто всю жизнь меня ждала. Будто кто-то меня ведёт. Герои меня ждут, чтобы я о них написала. Они ждут меня, не умирают, только потом уходят из жизни. Один из самых этически сложных моментов в жанре интервью с пожилыми людьми — что они умирают, и к этому невозможно привыкнуть.

Но есть и другие случаи. Морзо, один из отрицательных героев «Молотовского коктейля», умер в 1980 году. Как минимум четверть людей, работающих на Пермском моторном заводе, были арестованы по его просьбе. Это около 600 человек! Один из них —Иосиф Побережский. Он, по сути, построил завод и авиационную промышленность в Перми. Его расстреляли. Жена попала в лагерь, где шила одежду для красноармейцев. Сына Побережского отправили на фронт, он погиб в первом же бою. Престарелые родители Иосифа Израилевича оказались в Перми без средств к существованию, чужие люди их приютили. Семью под корень вырезали, и никто не мог ничего сказать этому Морзо.

У него не было никакого раскаяния, он очень любил выступать перед пионерами, стал краеведом, активно искал могилы времён Гражданской войны. Он считал, что все делал правильно. Более того, у этого Морзо-Морозова есть дочь, у дочери — муж, который сильно возмущался по поводу моей книги. Они мне не угрожали, но собирались подать в суд. У них нет никакого раскаяния. Я думаю, мы сейчас живём в ТАКОЙ стране потому, что люди, которые должны были что-то сказать, уже не могут этого сделать. Остаётся одно — читать хорошие книги.

Правила интервью от Светланы Федотовой

  • Первое. Я стараюсь всё-всё узнать о человеке. В интернете, у его знакомых, друзей. Чем больше знаешь, тем лучше получится интервью.
  • Второе. Нужно встречаться с героем минимум трижды, а лучше — раз пять. Очень важно человека приручить к себе. Во время первых двух встреч у него «включаются пластинки»: он говорит то, что хочет сам сказать, а не нужное вам. При третьей встрече начинает отходить от образа, становится более живым.
  • Третье. Нужно искренне полюбить человека. Если ты про него много узнал, к нему уже личное отношение, ты можешь написать о нём ярко, пристрастно, найти нужные слова... Только так получаются хорошие тексты. Я по образованию историк и считаю, что пишу Историю. Я такой маленький пермский Нестор женского рода.

Мария Трокай: Важно открыть портал, перевести человека в иное состояние, оказаться с ним на одной волне

— Моё интервью «Теория струн Теодора Курентзиса» было первым в интернет-журнале «Звезда». И оно было для меня экстремальным. С такими людьми нужно разговаривать, забывая о себе. Не через Я, не через персону, которая является нашей социальной одеждой, а через некую вертикаль, в которой мы совпадаем с собеседником, через изменённое состояние сознания. У меня был один насущный вопрос, который я сразу же задала:

— Теодор, вы неоднократно называли театр творческой лабораторией. Если взглянуть на музыку исходя из гипотезы теории струн и принципа неопределённости квантовой физики, в какой степени наблюдатель влияет на результат исполнения музыкального произведения? Кто он в данном случае?

Сразу стало понятно, что ему это интересно. У меня было ощущение, что за ним открылся какой-то портал исторических времён, из которого стали выходить люди, близкие ему. Великие греческие философы, поэты. Половину интервью мы говорили об Эсхиле. После интервью я открыла Эсхила и стала читать про всех героев, о которых говорил Теодор. Я увидела человека, который живёт на уровне идей, на бытовом уровне с ним разговаривать просто бесполезно. Говорить об искусстве для него как отдых. Я оказалась на одной волне с Теодором, попала в его состояние.

Интервью — это процесс непредсказуемый, важно, чтобы человек отошёл от своих шаблонов. Если это происходит, тогда всё легко. 13 лет назад я брала интервью у Аркадия Каменева, в тот момент он был мэром. Он случайно заговорил о своей любви к лошадям. Я поняла, что нужно говорить именно об этом. Он был очень растроган, сам от себя этого не ожидал.

У меня почти не бывает таких ситуаций, когда я иду к человеку и мне не о чем с ним говорить. Есть персоны, к которым не стоит вообще идти, у них уже есть огромное количество интервью, которые они дали за свою жизнь... Они исчерпали себя.

Всегда интересно, когда приходишь к человеку и ничего о нём не знаешь. Такое бывает редко, но бывает. Мне очень нравятся синхроны: когда я о чём-то думаю, а человек как раз об этом и говорит. Стоит совпасть в одной точке, как из неё несётся всё интервью. Иногда интервью нужно выстроить, иногда оно само происходит.

Правила интервью от Марии Трокай

  • Первое: Искренний интерес к человеку.
  • Второе: Свободная беседа, а не вопрос-ответ.
  • Третье: Проявить, насколько это возможно, чуткость, эмпатию. То есть учитывать состояние человека, ситуацию, условия места и времени.

Видео-версия программы

Предыдущие выпуски проекта «По гамбургскому счёту»

  • 27 января 2015 года состоялся пилотный выпуск. В дискуссии приняли участие члены Союза журналистов Константин Шумов, Игорь Карнаухов, Иван Ёжиков, редактор газеты «Казак Прикамья» Алексей Мальцев, философ Сергей Вороно.
  • 2 февраля 2015 года вышла вторая программа. Она была посвящена миссии журналистов и СМИ. Гости студии: московский журналист, ведущий передачи «Суть событий», инициатор гражданского проекта «Последний адрес» Сергей Пархоменко, журналист ИД «Новый компаньон» Юлия Баталина, журналист-расследователь Вячеслав Дегтярников.
  • 10 февраля 2015 года —третья передача. Речь шла о феноменах фейсбук-публицистики. Обменялись мнениями учредитель фонда «Новая коллекция», общественный деятель Надежда Агишева; кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела политических исследований Пермского научного центра УрО РАН Виталий Ковин, журналист Елена Лодыгина.
  • 17 февраля 2015 года состоялась четвёртая встреча за дискуссионным круглым столом. Участники говорили о трансформации рынка пермских СМИ: войне холдингов, скандальных увольнениях на «Эхе Перми», новой концепции госзаказа на информационное обслуживание. В обсуждении приняли участие владелец ООО «Местное время» Владимир Прохоров, политконсультант Людмила Ознобишина.
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+