X

Новости

Вчера
2 дня назад

Татьяна Марголина: Период неопределённости прошёл

Фото: Константин Долгановский

Февраль этого года стал месяцем внимания к теме увековечивания памяти жертв политических репрессий на федеральном уровне. Госдума приняла закон о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с увековечиванием памяти репрессированных.

Эти изменения касались двух законов — об НКО и о реабилитации жертв политических репрессий. Также законодательно выделен перечень видов деятельности, которая относится к социально ориентированной, чего ранее не было. В перечне организаций, чья деятельность считается социально ориентированной, находятся организации, которые занимаются увековечиванием памяти жертв политических репрессий.

Важно, что в законе о реабилитации жертв политических репрессий прописана ответственность органов власти и местного самоуправления за проведение этой работы.

О том, как это будет работать и что в связи с новыми инициативами изменится в Пермском крае, рассказала уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина.

У нас не пустыня

— На федеральном уровне было принято ещё одно важное изменение. 15 февраля 2016 года Путин подписал распоряжение о создании межведомственной рабочей группы по координации деятельности, направленной на реализацию концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. Меня приятно поразил состав рабочей группы тем, что там, наряду с представительством разных министерств и ведомств, есть большой пул людей, которые занимаются этим профессионально на общественных началах. Там есть писатели, журналисты, публицисты. Арсений Рогинский, Николай Сванидзе, Наталья Солженицына... Там есть представители гражданского общества. И третий пул, что очень важно, — представители института уполномоченного по правам человека из четырёх регионов — Москвы, Санкт-Петербурга, Перми и Екатеринбурга.

Встаёт вопрос о том, как это будет работать в субъектах. Какой-то аналог этого органа возможен на региональном уровне. Как член рабочей группы, я буду предлагать, чтобы туда входили представители разных министерств, архивов, науки, общественные деятели. Обсуждение отраслевых подходов — предмет рабочей группы по координации.

Я знаю, что у нас не пустыня. Достаточно много делается энтузиастами, различными ведомствами. Нам достаточно скоординировать эти действия и сделать их открытыми.

Буквально через два года все субъекты РФ должны представить на федеральный уровень скоординированную систему работы по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Концепция государственной политики это предусматривает.

Например, у нас 100 памятных мест уже оформлено каким-то образом — как памятники, мемориалы. Из них только 40 имеют официальный статус и приняты на баланс. Даже памятник жертвам политических репрессий на Егошихинском кладбище сегодня бесхозный. Это одно из направлений, в котором можно работать.

Предусмотрен ли для этого какой-то бюджет?

— Конечно, нет. Работу ещё только предстоит организовать. Сейчас принципиально важно определиться с ресурсами, возможностями, перспективами, разработать подходы к работе.

Неопределённости больше не будет

Я наблюдаю некоторые противоречия в действиях наших властей. С одной стороны, они зажимают НКО, утверждают критерии политической деятельности, по которым можно привлечь к ответственности любую НКО. Давайте вспомним пермский молодёжный «Мемориал». Кто, как не они, занимался увековечиванием памяти жертв политических репрессий? С другой стороны, на федеральном уровне всё время говорят о важности увековечивания памяти репрессированных и пытаются создать какие-то иные структуры. Не попытка ли это монополизировать право на память и трактовку тех событий?

— Думаете? Инициатива создания этого совета на федеральном уровне общественная. Это очень серьёзное движение со стороны «Мемориала», архивов, общественных движений. Есть понимание того, что необходимо выходить на признание этой работы на государственном уровне. Это произошло. Воля политическая, но инициатива исходила со стороны общественности. Важно, что во вновь созданный орган включены все федеральные государственные структуры. Неопределённости, субъективности при оценке той или иной организации или общественного направления больше не будет. Сегодня не просто создана некая теоретическая концепция, но и механизм законодательного и организационного контроля.

На федеральном уровне очень внятно и чётко сказано: есть концепция, есть утверждённая законом ответственность всех уровней власти и местного самоуправления.

Пора переходить от рассуждений к конкретной работе. Период неопределённости прошёл. Надо координировать действия людей, которые что-то делают в силу должностных обязанностей и тех, кто делает это исходя из внутренней мотивации.

«Не те сигналы слышите»

Сейчас через все государственные инициативы социальной направленности красной нитью проходит патриотическое воспитание. Как вы думаете, деятельность по увековечению памяти жертв политических репрессий как-то может способствовать патриотическому воспитанию?

— Есть более широкое понятие, включающее в себя и патриотизм, — это гражданин. Гражданин, который не только чувствует, но и делает. Это действенная любовь. Чувства любви к родине не исключают драматические страницы истории. Я свою страну принимаю такой, какая она есть, с успехами и победами, со сложностями, которыми давались эти победы, с драматическими моментами истории. Необходимо воспитывать в обществе способность принимать «плохую» историю и воспитывать правильное отношение к ней. Это постоянная работа.

Моя задача, как уполномоченного, — позаботиться о людях, которые пострадали, о восстановлении честного имени каждого. Когда я прихожу на акцию «Возвращение имён» и вижу цифру «7474», я понимаю, что это невинно расстрелянные люди. Я прихожу ради того, чтобы восстановить их честные имена, показать их потомкам, что это признаётся нами, обществом. Важно показать, что мы не с теми, кто их расстреливал. Мне очень стыдно от того, что на эти акции очень редко приходят представители властных структур. Мне стыдно за то, что они не разделяют эти чувства.

Может быть, дело не в том, что они не разделяют. Может быть, они по привычке ловят какие-то сигналы сверху, и им просто не хватает смелости прийти?

— Представители власти перестали приходить на подобные акции только в последние годы. Я всегда вспоминаю слова нашего президента, которые он произнёс на одном из советов по правам человека: «Не те сигналы слышите». Я не устаю повторять: есть государственная политика, есть личная воля президента. Чьи сигналы они слышат? Чьи сомнения разделяют? Это все незаконные сигналы. Если чиновник принимает сигналы, исходящие с уровня, который ниже, чем политическая власть в стране, он не думает ни о людях, ни о крае, ни о статуса президента. Он просто держится за своё место.

Я достаточно долго работала в органах власти и, вообще-то, умею ловить сигналы. Каждый управленец может открыть свой функционал — там первым пунктом указано соблюдение конституции. Есть позиция президента, федеральные законы — всё для того, чтобы быть честным в этих вопросах.

Дойдёт и до «Перми-36», но не сразу

В какие сроки и как планируется создавать региональную рабочую группу?

— Местный совет, вероятнее всего, будет собран на уровне администрации губернатора. Я думаю, что после первого заседания рабочей группы, в конце марта — начале апреля, появится ясность в том, как это будет выглядеть в Пермском крае.

Есть в крае какие-то серьёзные проблемы в области увековечивания памяти жертв политических репрессий, за решение которых вновь созданный орган возьмётся в первую очередь? Например, музей «Пермь-36».

Фото: Михаил Данилович

— Напряжение из-за конфликта подходов к назначению этого места сегодня существует. Подобного напряжения больше нигде в регионе нет. Назначение рабочей группы я вижу в организации некой системной работы всех ведомств по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Я бы не рекомендовала начинать работу группы именно с музея «Пермь-36». Вот когда система будет создана, определятся подходы к работе, когда мы увидим ресурсы, тогда можно будет применить системный подход к разрешению конфликта вокруг «Перми-36». Можно было идти от музея, как было раньше, когда музей был центром этой работы, а можно наоборот — систему наложить на музей. Я буду предлагать этот подход. Не знаю, поддержат его или нет.

Состав рабочей группы станет известен в апреле этого года.