X

Новости

Сегодня
Вчера
18 августа 2018
17 августа 2018

Председатель пермского «Мемориала» Роберт Латыпов: В нашей сфере статус кво — синоним застоя

Фото: Тимур Абасов

В начале следующей недели в Перми состоится заседание межведомственной рабочей группы по увековечению памяти жертв политических репрессий во главе с советником президента России, председателем президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаилом Федотовым. Среди тех, кто примет участие в работе комиссии — председатель Пермского краевого отделения Международного общества «Мемориал» Роберт Латыпов.

Почему заседание федеральной комиссии проходит в Перми?

— Эта рабочая группа координирует деятельность, связанную с реализацией в нашей стране Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. Она собирается не реже двух раз в год и, как правило, в тех регионах, которые являются важными с точки зрения памяти о «Большом терроре»: с одной стороны, в этих местах особенно активно происходили страшные события тех лет — массовые казни, трудовые лагеря; а, с другой стороны, созданы институции, которые участвуют в реализации концепции. Так, в ноябре прошлого года группа собиралась в Екатеринбурге, где, кроме прочего, участвовала в церемонии открытия монумента «Маски скорби», а до этого заседание прошло в Магадане. Теперь вот в Перми.

О чём вы будете говорить в своём выступлении?

— Я прекрасно понимаю, о чём будут говорить чиновники. Им есть, в чём отчитаться: действует государственный Мемориальный комплекс политических репрессий, ежегодно проходят траурные митинги 30 октября, издаётся региональная Книга памяти, льготы для репрессированных выделяются. Это правда. Поэтому я, со своей стороны, скажу, что с этим не так.

Дело в том, что в нашем регионе с 2002 года финансируются из краевого бюджета ровно три направления действий общественности в этой сфере: это ежегодные поездки членов семей репрессированных на мемориал «12-й километр» — место массовых захоронений под Екатеринбургом (кстати, в этом году такая поездка состоится 17 мая), издание томов региональной Книги памяти «Годы террора» и проведение митинга в День памяти жертв политических репрессий. С тех пор прошло 16 лет, и перечень статей финансирования — ровно тот же. Суммы тоже не увеличиваются. Скорее, наоборот: в 2015 и 2016 годах Книга памяти так и не была издана, в 2017 году не была профинансирована поездка на «12 километр», но она всё равно состоялась — наша организация вынуждена была собирать пожертвования для неё. А куда девались средства, предусмотренные на это в бюджете края, я не знаю.

Если говорить вкратце, то чиновников и краевые власти вполне устраивает существующее положение дел, потому что оно стабильное, без политических рисков для себя, сохраняется статус кво. Нас, общественников, оно не устраивает ровно по той же причине: в нашей сфере такая стабильность, статус кво — это синоним застоя.

Фото: Тимур Абасов

Можно ли говорить о том, что ситуация с увековечением памяти жертв политических репрессий в Прикамье ухудшается?

— Если говорить о том, кто этим занимается, сколько организаций, то очевидно ухудшение. Сейчас реальным проводником государственной политики в сфере увековечения памяти жертв репрессий среди гражданских институций в нашем регионе является только «Мемориал», тогда как ещё несколько лет назад была широкая общественная коалиция — прежде всего, включающая Мемориальный центр истории политических репрессий «Пермь-36», общество «Мемориал» и Молодёжный «Мемориал». Активно работал в этом же направлении и Центр гражданского образования и прав человека. Регулярно проходил форум «Пилорама», который выявлял и другие интересные проекты, профессиональные сообщества. Мы могли говорить о синергетическом эффекте наших усилий, о том, что знания о «Большом терроре», о его жертвах распространяются, что возвращаются добрые имена невинно погибших людей. И, что не менее важно, идут глубокие поколенческие дискуссии с желанием менять в позитивную сторону сегодняшнюю жизнь.

Сейчас наших усилий явно недостаточно. Выдать справку о реабилитации — не значит полностью реабилитировать человека. Надо ещё обелить, восстановить его честное имя. Мы проводим гражданскую акцию «Возвращение имён», но почему-то этим же не стремятся заниматься архивы, за редкими исключениями. А органы госбезопасности и прокуратура? У этих учреждений есть множество способов публично сообщать о реабилитации. Не говоря уже о том, чтобы так поменять работу в своих ведомствах, чтобы процесс юридической реабилитации был уже, наконец, завершён. Ведь он ещё продолжается, вы знаете об этом?

Bы упомянули музей «Пермь-36». Как известно, с государственным учреждением, образованным на месте общественного музея в бывшем трудовом лагере, у «Мемориала» сотрудничества нет. Вы будете как-то говорить об этой проблеме?

— Мы очень надеемся, что благодаря приезду межведомственной рабочей группы нам снова удастся поднять этот вопрос. «Мемориал» готов сотрудничать с Мемориальным комплексом политических репрессий, если будут выполнены договорённости, достигнутые по этому поводу между общественниками и руководством Пермского края на протяжении последних четырёх лет, в том числе с участием Михаила Федотова.

Напомню: ещё в июле 2014 года было подписано соглашение между руководством Пермского края и АНО «Пермь-36» о совместном управлении музеем, о государственно-общественном партнёрстве; был создан общественный совет под председательством Владимира Лукина — в этот совет вошли представители и общественности, и региональной власти.

В октябре того же года состоялось первое заседание этого совета. Было принято решение о разработке Концепции развития музея, подключив к этому представителей АНО «Пермь-36», а также видных учёных из Перми и не только из Перми, которые пользуются высокой репутацией, прежде всего, как музейщики, чтобы музей был высокопрофессиональным.

Это решение не было выполнено, однако спустя год переговоры возобновились: 5 августа 2015 года состоялось рабочее совещание при тогдашнем главе администрации губернатора Анатолии Маховикове. Тогда был сформулирован ряд решений, среди которых, цитирую протокол:

  • «Предложить включить в устав ГАУК „Мемориальный комплекс политических репрессий“ положение о программном директоре с разграничением его полномочий, функционала и ответственности»;
  • «Подготовить предложение по возможной кандидатуре директора-администратора ГАУК „Мемориальный комплекс политических репрессий“»;
  • «Обсудить с Виктором Шмыровым условия его участия в проекте развития Мемориального музея „Пермь-36“ в качестве программного директора».

Кроме того, решено было, что АНО «Пермь-36» подготовит и представит для обсуждения на заседании общественного совета Концепцию развития музея, которая будет принята за основу его деятельности.

Протокол совещания был подготовлен к 8 сентября 2015 года, и его подписание всеми сторонами-участниками произошло в присутствии Михаила Александровича Федотова. Впоследствии все эти договорённости были грубо нарушены администрацией прежнего губернатора Виктора Басаргина.

Мы рассчитывали вернуться к переговорам при новом региональном руководстве, однако, судя по всему, для нового губернатора важнее всего тот самый статус кво. Который никак нельзя назвать развитием. Ситуация конфликта бесплодна, непродуктивна. Из него надо выходить.

Вы не пытались как-то договориться с руководством государственного учреждения «Мемориальный комплекс политических репрессий» — непосредственно, не привлекая высокое начальство?

— Пытались. Предлагали компромиссы. Нам было сказано в довольно жёсткой форме: хотите сотрудничать? Пожалуйста, но без всяких условий с вашей стороны. Диктовать условия здесь намерен только Мемориальный комплекс. Это, по нашему мнению, никак нельзя назвать партнёрскими отношениями.

А вы уверены, что могли бы быть полезны для музея?

— Судя по его нынешнему состоянию, однозначно. Во-первых, нынешние выставки, которые проходят в бывшем лагере, содержат множество ошибок, которые могли бы исправить наши специалисты. Во-вторых, даже хорошие проекты, которые организуются этим музеем, проходят очень тихо, без общественного резонанса, без явного просветительского эффекта. Возможно, это и устраивает нынешнее руководство музея: тихо работать, не трогать опасных тем... Всё тот же проклятый статус кво.

***

  • Проект 37/17, подготовленный силами пермского «Мемориала», «Звезды» и Центра городской культуры, посвящённый 80-летию «большого террора» и цикл публикаций «Звезды» о проекте «Последний адрес».
  • Репортажи Владимира Соколова из музея «Пермь-36», где он побывал в мае 2017 года с режиссёром Александром Сокуровым, в апреле 2016 года с уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге Александром Шишловым и в ноябре 2016 года.
  • Колонка основателя АНО «Пермь-36» Виктора Шмырова о ситуации вокруг музея «Пермь-36».
  • Интервью Михаила Даниловича с новым председателем комиссии по восстановлению прав реабилитированных Алексеем Золотарёвым.
  • Интервью с Татьяной Марголиной, в котором она прокомментировала концепцию государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий.