X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 октября 2018
19 октября 2018

Татьяна Тихоновец: «АртКаникулы» — целиком моя ответственность

С 1 по 9 ноября в Перми проходил фестиваль «АртКаникулы. Театр — детям». Самое время узнать, что любопытного сегодня происходит в театрах, которые ставят спектакли для детей, и почему это должно интересовать взрослых.

Организатором фестиваля «АртКаникулы» при поддержке Министерства культуры, молодёжной политики и массовых коммуникаций Пермского края выступило Пермское отделение Союза театральных деятелей России.

Что такое «АртКаникулы»?

  • Девять дней в течение школьных каникул шёл в Перми фестиваль детских театров.
  • На шести сценических площадках выступали артисты театров из Москвы, Санкт-Петербурга, Кемерово, Вологды, Новосибирска, Мариинска, Ростова-на-Дону, Березников и Перми.
  • Около 3 000 зрителей увидели 15 спектаклей.
  • Детям и взрослым была предложена обширная образовательная программа: игры, театральные уроки, семинары, мастер-классы, тренинги, дискуссии, театральная олимпиада, посвящённая 50-летию Пермского театра юного зрителя.
  • Для педагогов были организованы шесть лабораторий и семинаров под руководством ведущих специалистов в области театрального искусства и режиссуры. Их провели Александра Никитина и Михаил Быков (г. Москва), Идуна Хеген и Мартина Шуле (г. Берлин, Германия). В Доме актёра все каникулы работал фестивальный клуб.
  • Цель фестиваля, как её определили организаторы, — способствовать эстетическому развитию юных пермяков, совершенствовать контакты между педагогами, родителями и деятелями театров, формировать творческие связи между театрами страны.
  • К началу фестиваля билетов в кассах уже не было, но организаторы делали всё возможное, чтобы спектакли могли посмотреть все желающие. Некоторые площадки были переполнены. Например, на спектакле «Толстая тетрадь» Новосибирского академического молодёжного театра «Глобус» юные зрители сидели даже в проходах, на подушках. И никому не было тесно.

В чём особенность программы фестиваля? Какие спектакли стоит показывать детям разных возрастов? Зачем нужны театральные педагоги? Кто должен заботиться о нравственном и эстетическом воспитании ребёнка — родители или школа? Какую социальную роль может играть театр? Об этом рассказала «Звезде» Татьяна Николаевна Тихоновец — театральный критик и программный директор фестиваля «АртКаникулы».

Татьяна Николаевна, расскажите о главной идее фестиваля «АртКаникулы».

— Хочу вас разочаровать: красивой концепции, как принято говорить сегодня, у фестиваля нет. Я считаю, что её и не должно быть. Если бы я придумывала идею, то не смогла бы собрать фестиваль в те молниеносные сроки, за которые он был подготовлен, — фактически за два месяца. Театральный фестиваль, прежде всего, — это подбор спектаклей. Я хотела, чтобы в программе были качественные театральные работы для детей, подростков и студентов разных возрастов — от 3 до 30 лет. Это моя принципиальная позиция. Выбирала я только те спектакли, которые сама видела и рекомендовала на какие-либо театральные фестивали в качестве эксперта. Я много езжу по стране, бываю во многих городах и хорошо представляю театральную карту России.

Чего мне точно хотелось избежать, так это довольно распространённого подхода к театру как бездумному развлечению. Такой театр я терпеть не могу. Между собой (в критическом цехе) мы называем его «театром детской радости». Это когда развлекают ребёнка любыми средствами: и танцы, и музыка, и шарики, и мыльные пузыри в зал... Сладость сладкая! Люди, которые всерьёз занимаются детскими театрами, а я себя отношу к числу таких людей, понимают, насколько вреден такой подход детям.

А какой подход необходим?

— Я хочу, чтобы в театре ребёнку предлагали сопереживать, думать, рассуждать, анализировать поступки героев, иногда даже плакать. Некоторые истории, показанные в программе нашего фестиваля, очень сильны по эмоциональному воздействию. Например, спектакль Вологодского ТЮЗа «Я не вернусь». Когда я читала пьесу, по которой поставлен этот спектакль, сама не могла сдержать слёз.

Иногда мне возражают учителя: «Безобразие! Зачем привели детей в театр — только расстроили». Я в таких случаях отвечаю: «Дети испытали настоящее потрясение, которое и призвано вызывать театральное искусство. Нужно радоваться, что они способны глубоко чувствовать. Они запомнят эти впечатления на всю жизнь».

Считаю, что на фестивале должны быть показаны и интеллектуальные спектакли, такие как «Толстая тетрадь» Новосибирского академического молодёжного театра «Глобус». Это спектакль для молодых людей до 30 лет, поставленный по серьёзному культовому роману Аготы Кристоф.

Программа фестиваля была возложена на меня. Поэтому всё время — пока фестиваль готовился, пока шли показы — я сильно волновалась. Знаю по опыту, театр — это живое создание. Бывает, что не подошла сценическая площадка, не тот свет... И спектакль уже воспринимается зрителем иначе. Поэтому я переживала за всех, словно сама поставила все эти спектакли. И ответственность за каждый — целиком на мне.

Вы упомянули спектакли для подростков и молодёжи. А в чём отличие хороших спектаклей для детей младшего возраста?

— Маленького ребёнка не надо подавлять зрелищами, которые его бьют по всем нервам.

Для трёхлеток спектакль должен идти в небольшом пространстве, в камерной обстановке, где нет шума, агрессии, многочисленной толпы — всего того, что может ребёнка испугать. Театральные постановки для малышей учитывают особенности тонкого детского организма и психики. Подход тут должен быть осторожный, обращение — индивидуальное: со сцены — к ребёнку, от ребёнка — на сцену.

И мы предложили внятные, тёплые, тихие человеческие истории. Например, прелестный «Колобок» в постановке Руслана Вольфсона — спектакль московского «ОдногоНебольшогоТеатра». Это кукольный спектакль. Сказка в стихах, поставленная по принципу мультипликации, анимации.

Младшей аудитории предназначался и чудесный спектакль «Козочка Злата» московского театра «Рыба Кива». Это теневой спектакль с участием кукол и актёров, в котором звучит живая музыка. Талантливую художницу «Козочки Златы» Сашу Лунякову мне хочется отметить особо.

Для малышей я принципиально выбирала театры небольшие. Они очень востребованы. Продвинутые мамы в Москве и Петербурге именно туда, а не в театры-гиганты, водят сегодня своих детей.

У камерных театров свой подход к постановке спектаклей. Это минимум театральной машинерии, максимум творчества...

— Наиболее яркий пример — бумажная сказка Кемеровского театра для детей и молодёжи «Что случилось с крокодилом». Меня спрашивали, почему в программе сразу два спектакля из Кемерово. Я давно знаю этот коллектив, наблюдала за ним, видела, как он вырос из студийного театра в настоящий театр. С одним спектаклем «Волшебное кольцо» театр в этом году получил гран-при Всероссийского фестиваля театрального искусства для детей «Арлекин». Другой их спектакль — «Что случилось с крокодилом?», поставленный Ириной Латынниковой, — получил сразу две премии «Арлекин»: за лучшую режиссуру и лучшую мужскую роль. А из чего сделан спектакль? Галька и куски бумаги. И из этого «сора» на глазах у публики возникает сказка. У нас в городе, к сожалению, таких спектаклей нет. Их и в стране очень мало. Поэтому мне хотелось привезти такой спектакль на фестиваль.

В программу были включены и спектакли пермских театров. По каким критериям вы их выбрали?

— Когда в городе проходил фестиваль «Большая перемена», на нём представляли спектакли из других городов, а пермские театры оставались в стороне. Мне не очень нравится такой подход. Я считаю, если есть в городе, что представить зрителю, то надо включать это в программу. Ведь на фестиваль приезжают гости из других городов. И им, конечно, интересно увидеть работы пермских театров. На нашем фестивале был показан мюзикл «Пеппи» в постановке Театра-Театра.

Это спектакль с качественной режиссурой, отличной сценографией, хорошими актёрскими работами. И у нас такого жанра больше нет нигде.

Постановка режиссёра Артёма Баскакова «Холодное сердце» — премьера Пермского ТЮЗа. А спектакль «Теперь ты снова Бог» — пьеса, которая была принята к постановке после лаборатории, проведённой в театре. «Теперь ты снова Бог», будучи ещё эскизом, вызвал много споров и дискуссий. И было понятно, что материал затрагивает темы, интересные подросткам. Значит, стоит предложить такой спектакль старшеклассникам для обсуждений на фестивале. Обсуждения проходили под руководством Александры Борисовны Никитиной. Спектакль — это материал для дискуссии. Именно в этом выражается фестивальный формат.

Образовательная программа фестиваля предлагала зрителям самые разные формы для обсуждения спектаклей. Расскажите, пожалуйста, про это.

— Мастер-классы, дискуссии, игры, тренинги — всё это разные методики работы со зрителями в детском театре. Образовательное направление фестиваля курировали два уникальных специалиста в театральной педагогике — Александра Борисовна Никитина и Михаил Быков. Они выбрали для каждого спектакля ту методику, в которой лучше всего строить общение с детьми о спектакле. В результате странных ответов на странные вопросы становится понятно, что дети вынесли после спектакля, что они увидели, поняли, что их тронуло.

Эта работа была интересна педагогам, которые имеют обыкновение обсуждать с детьми увиденные спектакли, проводят уроки литературы нестандартно. Знакомство с методиками театральной педагогики было интересно и театрам. Например, академический молодёжный театр «Глобус» попросил нас записать дискуссию со зрителями, которая прошла после спектакля. На фестиваль целенаправленно приезжал молодой специалист по педагогической части Красноярского ТЮЗа, чтобы учиться уникальным методам работы с детьми.

А в Перми есть такие специалисты?

— Нет, у нас таких нет, к сожалению. Те, кто был в команде фестиваля, конечно, к этой стороне работы приобщился.

Семинар по работе с детьми в театре провели Идуна Хеген (актриса берлинского театра «o. N.» и преподаватель театрального искусства) и Мартина Шуле (художник по костюмам). Какой вклад сделали в фестиваль они?

— Берлинские специалисты приехали в Пермь под эгидой Гёте-института. Они поделились с нами своим опытом взаимодействия с детьми. Я знакома с работой немецких театров для детей — потрясающие методики, колоссальные задачи.

Немецкие театральные деятели считают, что роль театра — помочь детям войти в сложный мир взрослых: дать возможность прикоснуться к противоречивым темам, найти ответы на вопросы о нравственном выборе, с которым каждый человек рано или поздно сталкивается.

К сожалению, эта тема волнует в основном российских педагогов, а не родителей.

Мало кто из родителей интересуется театром?

— Наблюдаю такую картину на протяжении многих лет. До какого-то возраста родители приходят с маленькими детьми в Театр кукол, на сказки в ТЮЗ. Когда дети поступают в школу, эту миссию берут на себя учителя. Они приводят детей на спектакли целым классом. Не всем такая практика нравится. Не нравится это и мне. Но я понимаю, что для некоторых детей сходить в театр вместе со школой — порой единственная возможность. И это печально. Я часто общаюсь в театрах разных городов с родителями. Если вижу, что родители привели ребёнка, сижу и наблюдаю. Ребёнок по-другому себя ведёт с мамой, папой или бабушкой. Он чувствует себя «под крылом» родного человека. Ребёнку важно задавать вопросы во время спектакля. К сожалению, родители не всегда готовы давать ответы. Иногда я даже вмешиваюсь. Однажды в Челябинске на спектакле «Чёрная курица» мальчик спросил маму: «Что такое вакация?». Мама не нашлась, что ответить. Она не читала «Чёрную курицу». Проблема сегодня не в детях, а в том, что пришло поколение родителей, которым не привита традиция посещения театра, культура чтения.

Какой выход из этой ситуации вы видите?

— В театрах должно быть особое подразделение, которое бы занималось организацией педагогической работы со зрителями. Эту нишу нужно организовывать, находить и обучать специалистов, осваивать тьюторские методики. Это реальный выход из нынешнего положения в театрах. Нужно, чтобы театры его увидели.

Как можно донести эту идею? И кто должен заниматься развитием этого направления в театре?

— Театр — сложная структура, которая изменениям поддаётся крайне тяжело и медленно. Художественный руководитель театра в первую очередь нацелен на создание спектакля. Он не может заниматься одновременно образовательной и пропагандистской деятельностью. Для этого в театре нужен способный человек со специальной подготовкой и полномочиями.

У нас мало театров, которые умеют грамотно продвигать и продавать спектакли — тот творческий продукт, который создаёт главный режиссёр. Донести информацию о спектакле, привлечь зрителей, а потом ещё и получить обратную связь от зрителей — в этом пока нет системного подхода.

Мне кажется, что самая острая проблема кроется сегодня в семейном воспитании. До тех пор, пока родители не поймут, что не стоит нравственное и эстетическое воспитание детей перекладывать на школу, ничего не изменится. Те учителя, что ещё приводят детей в театры, обсуждают с ними проблемы на примере театральных постановок, заслуживают, на мой взгляд, огромного уважения и благодарности. Потому что в рамках современной системы образования они это делать не обязаны. Они делают это по личной инициативе.

Какие тенденции вы могли бы сегодня отметить в российских театрах для детей?

— Театр меняется очень сложно, тяжело. Прежде всего, вот почему. Для того чтобы театр изменился, должна произойти смена поколений. Нужно, чтобы пришли молодые люди, которые чувствуют, что и как ощущает сегодня ребенок, подросток. Если такие люди появились в театре, то меняется и театр. Например, Красноярский театр юного зрителя. Это был старый унылый театр, но пришёл молодой режиссёр Роман Феодори — яркий, талантливый, современный человек... У него другая театральная лексика, нежели у режиссёров старшего поколения... И на моих глазах Красноярский ТЮЗ ожил. Каково сознание режиссёра, таким будет и театр, которым он руководит.

Фото — Евгений Малышев и Лилия Аитова