X

Citizen: скоро

29 апреля, 3:00
29 апреля, 12:00

Сделай сам. «Типографiя № 1»

Фото: vk.com/tpgrfone

Концертный зал «Типография № 1», открывшись в сентябре 2016 года, предложил пёструю афишу: от электропоп-команды Tesla Boy и повзрослевшего героя лейбла «Снегири» Найка Борзова, до обаятельного алко-джаза в лице Billy’s Band и завсегдатаев «Нашествия» группы Княzz. Попытавшись выяснить, есть ли здесь хоть какие-то ограничения, мы неожиданно заглянули на кухню концертного бизнеса.

Мы поговорили с директором «Типографии № 1» Артёмом Срединым. И узнали, может ли бар окупить выступление нераскрученного артиста, на кого нынче ходят в Перми и почему вообще «типография»?

Концертный зал «Типография № 1» существует меньше года. Можете ли вы уже подвести промежуточные итоги? Удалось ли проекту выйти на необходимый уровень?

— Мы стартовали 17 сентября с концерта Tesla Boy. За этот небольшой срок мы сделали [для себя] определённые выводы. Тот, кто приходил к нам в предыдущем сезоне и придёт сейчас, увидит эти изменения, начиная с интерьера, заканчивая кухней.

Мы долгое время собирали информацию, потому что для нас это был своего рода стартап. До этого я занимался только концертами и, как правило, брал готовые площадки. Здесь мы отталкивались от мнений и спроса аудитории. Так как артисты разные и аудитория разная, пришлось очень долго размышлять на тему того, что могло бы удовлетворить всех и по отдельности.

Сейчас мы пришли к определённому консенсусу и в рамках него будем двигаться дальше, продолжая собирать информацию с посетителей. Эти пожелания не только складываются в обновления интерьера или комфортабельное размещение, но и касаются того, каких артистов люди хотят увидеть.

Артём Средин Фото: Личная страница ВКонтакте

Собираете мнения через соцсети или традиционно, через анкетирование на месте?

— На самом деле, я всегда скептически отношусь к мнениям той части аудитории, которая выступает с мифическими («Привезите нам „Металлику“!» или «Привезите нам Мадонну!») и более реальными призывами. Я мониторю условия артиста, экономические и туровые, и решаю, нужен ли и возможен ли у нас его концерт. Поэтому в какие-то моменты я могу прислушаться к мнению аудитории, а какие-то — нет.

Периодически мы проводим опросы в соцсетях. Но это не очень эффективно. Кликнуть мышкой, сказав «да» или «нет», легко, но затем [организатору] сложно понять, насколько эта тематика действительно актуальна. Поэтому приходится собирать информацию непосредственно на площадке — там всё-таки живая аудитория.

Со временем формируется пласт постоянных гостей зала, которые уже знают персонал, приходят с друзьями или даже детьми. Мы очень рады этому и стараемся работать именно на такую аудиторию, которая просит артиста и действительно приходит на него.

Получается, что вы выполняете функции арт-директора?

— Я являюсь директором площадки, но мы здесь все многостаночники. Мы очень долго работали над бизнес-моделью [зала], и пока она далеко не идеальна. В прошлом сезоне были взлёты и падения, мы не всё доводили до ума.

В связи с отсутствием привычной чёткой иерархии каждый член команды может выполнять разные функции. Технический персонал может подмести пол, бармен — что-то приколотить. Я, например, теперь в сантехнике разбираюсь, могу двери поставить. Это помогает сплотить коллектив, получается своеобразный тимбилдинг. Каждый занимается общим проектом, который помимо дохода приносит личное удовлетворение.

Концерт Tesla Boy Фото: vk.com/tpgrfone

Из чего главным образом складывается экономика концертной площадки? Некоторые считают, что бар окупает всё.

— Нет-нет. Когда я занимался только организацией концертов, мыслил абсолютно так же. Все [промоутеры] считают: «Дайте мне площадку бесплатно, а вы заработаете на баре». В этом есть доля правды, но когда я сам ездил с музыкантами в туры по России, то видел, что всё зависит от самого заведения, от его функционала.

Например, приходит промоутер артиста, которого площадка не знает, и говорит: «Вы заработаете на баре» — «Всё, круто». Действительно, солд-аут — все билеты проданы — но когда дело доходит до концерта, оказывается, что в зале — десятилетние дети. Соответственно, какие здесь могут быть доходы от бара?

В таком случае необходимо анализировать ситуацию. Каждый гнёт свою линию и пытается выжать максимальную выгоду для себя. Часто площадка назначает безумную цену за аренду зала, предъявляет счёт за каждый разбитый стакан. Я наелся всего этого за много лет работы. Поэтому пришёл к тому, что нужно делать по-своему, оптимально как для промоутера, так и для аудитории.

В рамках некоторых проектов мы работаем удалённо с организаторами из других городов, предлагая свои рекламные ресурсы. Например, мы сотрудничаем с местными радиостанциями и компаниями, размещающими наружную рекламу. Не поедет же человек из Воронежа клеить афиши? Для партнёров это удобная опция, для нас — обкатанная схема.

Я заинтересован в раскрутке площадки, в привлечении большего числа посетителей, причём не только от концерта к концерту. Людям должно быть у нас комфортно, в частности тогда, когда они просто приходят к нам вечером посидеть с друзьями.

Фото: vk.com/tpgrfone

Как появилось название? Насколько важно было сделать акцент на том, что раньше в этом здании располагалась первая в губернии типография?

— Это была первая головная боль. Мы больше недели размышляли над названием, вариантов было безумно много. Не хотелось уходить в рок-н-ролльную тему, ведь мы привозим и поп-, и рэп-исполнителей. Название должно было стать узнаваемым, читаемым и так далее.

Я решил обратиться истории, ведь она никого никогда не обманывает. Узнал, что в этом здании была первая в губернии типография. Мы выбрали это название и теперь пытаемся немного переучить аудиторию. Многие до сих пор воспринимают этот зал как клуб «Ветер». Порой говоришь таксисту: «Типография № 1» — «Это где?» — «Бывший клуб „Ветер“» — «А, понятно».

Теперь у нас другой формат, совершенно другая тематика. Кроме того, сейчас все уходят от ранее популярных англоязычных названий. Это становится неактуальным, в том числе на политическом уровне. Дореволюционная «i» в названии тоже создаёт некоторую индивидуальность.

Фото: vk.com/tpgrfone

В «Типографии» выступают очень разные артисты: Tesla Boy, Anacondaz, Константин Никольский, «Пятый корпус». Информация на сайте это подтверждает: «У нас нет идеологического деления на жанры». Есть ли ограничения, которые действуют для вас при составлении афиши?

— Есть ряд артистов, которых я по своим личным соображениям не хочу видеть на сцене. Даже если придёт промоутер и предложит за безумные деньги арендовать площадку для этого артиста, я откажусь. Рынок очень узкий, поэтому люди, работающие в этой сфере, знают друг друга и обсуждают артистов. Если исполнитель или его менеджер однажды поведёт себя некорректно, то в этот регион музыкант и его представители не приедут ещё долго.

У людей складывается впечатление, что в случае отмены концерта или проблем в зале всегда виноват организатор. Это далеко не всегда так, что бывает невозможно доказать. Между тем репутация уже подмочена. Аудитория не знает всей внутренней кухни, но убеждать в чём-то каждого человека бессмысленно.

Какого артиста вы бы особенно хотели видеть на сцене «Типографии»?

— Их очень много. Хотелось бы какого-то эксклюзива. Например, артист собирает стадионы, а потом думает: «Заскочу-ка я в „Типографию“», и мы делаем закрытый концерт. Так бывает в Европе. Думаю, это было бы апогеем нашей работы. Было бы круто, выступи у нас, не знаю, Джаред Лето (смеётся)!

Концерт Billy’s Band Фото: vk.com/tpgrfone

В чём вы находите концептуальное отличие «Типографии» от других концертных площадок Перми?

— У нас не сидячий зал (смеётся). Площадок, абсолютно подготовленных к проведению концертов, в городе нет. Нет зала-тысячника. Есть «Горный хрусталь» (не в курсе, что там сейчас происходит), СК Сухарева, КДЦ, ДК Солдатова. Всё.

Существует множество кафе, пабов и прочих небольших заведений, в которых продолжают играть местные группы. Как правило, такие площадки вмещают 40-60 человек, но в них нет ни хороших света и звука для проведения полноценных концертов. С другой стороны, в Перми не так много коллективов, которым некомфортно на больших площадках — им гораздо уютнее в маленьких залах. Это вопрос потенциала.

Какие требования касаются всех сотрудников клуба, что составляет ваш собственный корпоративный стандарт?

— Главное — честность. Стараемся открыто высказывать друг другу претензии. В «Типографии» не будут увольнять за какую-то проволочку, ведь мы все люди, мы все совершаем ошибки.

Конечно, есть текучка кадров. Некоторые сотрудники уходили, оставив недосказанность, негатив. Это происходит в любой живой организации. К тому же для нас ситуация усложняется тем, что мы делаем стартап, и много нюансов возникает по ходу дела. Я сам многому научился за это время. Всё-таки объём работы огромный. Как бы то ни было, все обязательства, которые мы оговариваем между собой, стараемся затем выполнять.

Вообще, на данный момент в Перми нет модели для продвижения такого зала. Если ты открываешь ресторан, можно зайти в Google и забить «как открыть ресторан» — поисковик всё выдаст. В случае же с концертным залом сложившихся рабочих механизмов нет.

Клубы существуют в основном за счёт пятничных и субботних вечеринок, периодически организуя концерты. У нас другая история. Концерт может быть в понедельник, во вторник или в любой другой день — в зависимости от гастрольных графиков. К каждому артисту нужен отдельный подход. Таким образом, наша маркетинговая модель формируется в процессе работы.

Концерт группы «Каста» Фото: vk.com/tpgrfone

Ощутимы ли издержки, когда вы сознательно отказываетесь от мероприятий по пятницам и субботам?

— На самом деле, да. В прошлом сезоне мы провели очень мало мероприятий, потому что физическая нагрузка была огромной. Артист может собрать или не собрать необходимую аудиторию. Абсолютно уверенные в себе исполнители если и выступают, то в ДК Солдатова и КДЦ.

Так, осенью мы делали по пять-шесть концертов в месяц, а всё остальное время площадка не выполняла своих функций. При этом у аудитории есть спрос. Переварив всё это, мы решили запустить мероприятия по пятницам и хотим запустить субботы. При этом нужно регулярно создавать события. Поэтому мы выбрали местных артистов, которые могли бы выступать каждую неделю.

Чего, на ваш взгляд, не хватает концертной жизни Перми?

— Спонсоров (улыбается). Пять лет назад активнее проводили концерты и вечеринки, потому что экономика этой сферы была другой. Спонсорские средства за счёт рекламы и PR могли превращаться в события с интерактивными зонами, бесплатными билетами, различными бонусами. Например, пивные бренды поддерживали рок-н-ролльные концерты.

Можете ли вы назвать «Типографию» по-настоящему своим проектом — тем, с чем будет связана ваша профессиональная жизнь в ближайшие годы?

— Она уже является таким проектом. Это тяжёлая и по-своему рискованная работа, но я готов ей заниматься. Каждый проект изживает себя рано или поздно, но даже если это случится с «Типографией», я думаю, что с тем же костяком команды мы организуем нечто новое.

Пока же команда должна сформироваться. Есть дырочки, которые мы хотим закрыть, обучив людей. Свободных арт-директоров, промоутеров в городе просто нет. Своё первое событие, концерт группы Stigmata, я делал в 2005 году. В тот момент случился бум в концертной сфере: появлялись диджеи, промоутеры, организаторы вечеринок. Общая экономическая ситуация была другой, так что люди, которые этим занимались, неплохо зарабатывали.

Сегодня этот сегмент пустует. Не люблю слово «кризис», но наблюдается спад. Люди предпочитают концертам отдых дома. Но я верю (и сужу по себе), что люди всегда хотят хлеба и зрелищ. Не сегодня, так завтра; не завтра, так послезавтра. Моя задача — создать им условия для того, чтобы прийти, отдохнуть и послушать музыку.