X

Citizen

Вчера
2 дня назад
17 октября 2017
16 октября 2017
13 октября 2017
12 октября 2017
11 октября 2017

Сериал «Драгтестер»: Хочется донести до людей мысль, что наркотики — это не выход

Фото: Сериал «Драгтестер»

Часто искусство поднимает тяжёлые, сложные, но крайне важные для общества вопросы и проблемы. Российское авторское кино как раз славится интересом к подобным темам. Пермские кинолюбители тоже снимают остросоциальное кино, например, сейчас проходят съёмки многосерийного фильма о проблеме наркомании.

Недавно по пермским СМИ активно распространилась информация о том, что в городе снимают сериал под названием «Драгтестер» — хоррор, рассказывающий о молодом человеке, который зарабатывает на жизнь, принимая наркотики. Нам удалось встретиться с режиссёром фильма Александром Нечаевым и исполнителем главной роли Филиппом Куприяновым и расспросить их о том, как и почему они взялись за такую непростую тему, как собираются её раскрыть, а также обсудить с ними проблемы российского и пермского кино.

В чём основная концепция «Драгтестера»? Какой жанр у сериала и в чём основная подоплёка его сюжета?

Александр Нечаев Фото: Тимур Абасов

Александр Нечаев: «Драгтестер» — это не сериал, а многосерийный фильм. Жанр — социальная драма с элементами хоррора. Сюжет рассказывает о том, как главный герой — молодой человек Илья — зарабатывает на жизнь тем, что на себе проверяет качество наркотиков. Но всё действие сфокусировано не только на нём, будет показан весь круг его общения, то, как к этому занятию относятся его друзья и родные. Сама идея в том, чтобы показать причины того, почему Илья стал этим заниматься, что его мотивы были довольно надуманными и можно было бы всего этого избежать. Но из-за этого выбора пострадал не столько он, сколько его близкие. Хотя сам Илья думает, что терять ему нечего, но в этом он ошибается. Но поймёт это слишком поздно.

Филипп Куприянов: Ведь отовсюду есть выход.

А. Н.: Всегда можно найти выход. Но наш герой, вместо того чтобы решить проблему, решил от неё таким путём сбежать.

Фото: Сериал «Драгтестер»

Получается, это у вас как в большом кино или серьёзных сериалах — психологическая драма, которая рассказывает о человеке в тяжёлых обстоятельствах?

А. Н.: Да, и мы хотим за несколько серий показать, как он до этого дошёл и к чему это всё приведёт. То есть мы не только поднимаем проблему, но и стараемся показать её под определённым углом.

Как возникла такая необычная идея сюжета о человеке, который тестирует на себе наркотики?

А. Н.: Такие идеи несложно придумывать, фантазия у меня довольно насыщенная, и я выбрал этот сюжет из нескольких как самый наболевший. У меня много друзей и знакомых пострадало от наркотиков. В голове мелькали кадры, которые постепенно и соединились в общую сюжетную линию.

Не страшно браться за такую серьёзную и тяжёлую проблему?

А. Н.: Страшно. Но надо попробовать свои силы. Потихонечку будем стараться.

Ф. К.: Тем более что тема сильно связана с людьми. По сути, её можно заметить почти в любом подъезде. Бывает, идёшь по улице и видишь, что шприцы валяются. Проблема насущная, браться за неё трудно и тяжело. Но материал есть, и хорошо, что как-то про это можно рассказать.

Фото: Сериал «Драгтестер»

У нас сейчас такое время, когда что угодно может попасть под обвинения или запрет. Вы не боитесь, например, обвинений в пропаганде или в чём-то подобном?

А. Н.: Мы всё равно будем снимать до конца, в любом случае, хоть закрывай — не закрывай. Уже сейчас в комментариях пишут, что это всё бред, хотя никто ещё ничего не видел, у людей уже какое-то мнение сформировалось. Мы всё равно будем гнуть свою линию, и если уж начали, то надо закончить.

Сколько всего эпизодов планируете снять?

А. Н.: Изначально по сценарию было 4 серии. Но мы не можем сказать точно, может быть, и больше. Потому что, вчитываясь в текст, понимаем, что есть какие-то пробелы, какие-то персонажи не полностью раскрываются. Ведь у нас не только главный герой, а на каждого персонажа рядом с ним своя небольшая история.

Филипп Куприянов Фото: Тимур Абасов

Ф. К.: Мы вообще хотим отойти от того стандарта, когда в фильме лишь один главный герой. Ведь в этом мире все люди важны, и у каждого есть своя история и своя судьба. И у каждого персонажа есть своя социальная проблема, то, почему он начинает опускаться «на дно». Очень хочется донести до людей мысль, что наркотики — это не выход, не решение и не панацея. Это слишком простая дорога, которая ведёт в никуда. И нам хочется показать, что есть другой путь, что не всё потеряно и всегда можно выкарабкаться.

А. Н.: Например, у нашего Ильи выход был перед самым носом, просто надо было присмотреться.

Как собираетесь донести до людей эту свою идею, то есть как планируете распространять фильм — через интернет или есть какие-то другие варианты?

А. Н.: Мы бы хотели отправлять «Драгтестера» на конкурсы и фестивали, но не уверены, что нас туда пустят, потому что там везде идёт ограничение на эпизоды с насилием и прочим. А у нас там есть такие сцены...

Но наше российское фестивальное кино вроде как любит такие вещи.

А. Н.: Да, но в положениях пишут, что такое нельзя, и есть ограничения. Но если будет возможность, то будем продвигать, как сможем, в массы. Но в любом случае начнём с кинотеатра «Премьер», там будет премьера и обсуждение, и уже дальше будем думать.

Как вы вообще пришли к этой работе и стали заниматься кино?

А. Н.: Как-то раз захожу я в фотомагазин и понимаю: вот на что я потрачу свою жизнь... А если серьёзно, я всегда кино любил и был тесно связан с культурой. Занимаюсь видео, фотосъёмкой. Снимал свадьбы, но понял, что художественная часть мне как-то ближе. Но без других, таких же творческих людей я бы ничего и не снял, потому что сейчас сложно найти ответственных актёров, которые не просто говорят текст, а играют.

Получается, у вас был такой скачок от «низкого жанра» свадебной съёмки к более высокому?

А. Н.: Нет, у меня это происходило постепенно. Я живу в Перми, но работаю за городом. Там у меня есть детский коллектив, с которым я сделал видеостудию: обучал их фотографировать, снимать видео. Мы снимали короткометражные фильмы и отправляли их на конкурс, пока один из них не показали в Москве и сказали, что уровень весьма презентабельный. Потом уже в Перми я пробовал снять короткометражный фильм, на шесть минут, и про него сказали, что для дебюта это очень неплохо. И я решил: почему бы не попробовать что-то посерьёзнее.

Фото: Сериал «Драгтестер»

А кто вы по основной профессии, по образованию?

А. Н.: Я закончил наш Пермский колледж искусства и культуры, до института не дошёл — забрали в армию, а после армии в институт уже не хотелось. Специальность у меня «режиссёр-педагог», а работаю в Гамовском доме культуры. Видео для меня было как хобби, но стало чем-то большим, как вторая жизнь.

А какие профессии у людей из команды?

Ф. К.: У всех по-разному. Я, например, также оканчиваю режиссёрский курс в колледже культуры, в следующем году. Но за плечами продолжительный опыт участия в короткометражках: помощь в съёмках, участие в массовых сценах. И ещё несколько своих проектов было, но поставленных на сцене. По большей мере участвовал в учебных постановках.

Значит, определённые навыки и знания о творческом процессе у вас есть. Но, когда вы начали снимать, пришлось сталкиваться с тем, что вы чего-то не знаете, не умеете и в чём-то не хватает опыта?

А. Н.: Конечно, опыта не хватает в определённых вещах.

Ф. К.: Вообще почитать много пришлось, и что такое наркотические вещества, ведь я сам в жизни не сталкивался с этим. И друзей таких у меня не было, и пришлось как-то в интернете вычитывать, выискивать, чтобы уже подложить какую-то историю.

А. Н.: А я походил по таким «плохим местам», пообщался с людьми, послушал их истории, что они видели, какие у них были ощущения и прочее. Устроил для себя такое погружение.

А что насчёт навыков технических вроде съёмки, написания сценария, постановки, работы с большой группой людей?

А. Н.: Вот как раз по работе с большим количеством людей в этом фильме есть сложности. Ведь раньше мы с таким количеством людей не работали, раньше было только человека 2-3. А сейчас задействовано около 50 человек. Есть большие массовые сцены. И это сложно всё держать и контролировать, так что детали какие-то теряются. По технической базе у нас всё неплохо, за два года хорошо закупились, так что с этим нет проблем. Ещё недавно нам повезло, мы нашли человека, у которого есть квадрокоптер, и он нам бесплатно готов помочь. Мы об этом даже мечтать не могли.

Пятьдесят человек — это очень крупный коллектив. Как удалось привлечь столько людей?

А. Н.: Нас даже ещё больше. Вообще сначала заявлялось человек триста. Но из них осталось примерно пятьдесят, потому что кто-то передумал, кто-то просто потерялся. Есть те, кто сначала ходил на собрания, а оптом сказал, что сниматься не будет. Из-за этого у нас пропадали съёмочные дни.

Ф. К.: Но начинали мы с малой группы людей, человек двенадцать, которые до сих пор остаются. Это наш костяк.

И вся это большая группа работает исключительно за идею, ради любви к кино?

А. Н.: У нас много энтузиастов, которые хотят сниматься. Кто-то с опытом, кто-то без. Есть те, кто вообще раньше ни в чём подобном не участвовал, просто у них появилось такое желание.

В какое время в основном проводите съёмки?

А. Н.: Стараемся снимать по выходным, потому что в будни и мы заняты, и участники тоже. Приходится подстраиваться, как-то перестраивать график, чтобы все смогли быть на площадке. Собрать людей, чтобы они все присутствовали в одно время, — это самое сложное. Сбор людей даже сложнее самой съёмки, потому что она идёт довольно недолго. Ещё нам везде мешают снимать. Например, в автобусе подходит бабушка и говорит: «Здесь нельзя снимать, у нас тут камеры висят». Такие организационные проблемы часто встречаются.

Я читал в группе «Драгтестера», что у вас огромное количество планов на дальнейшие фильмы и заявлено множество будущих проектов.

А. Н.: И там ещё не весь список. Это не только мои идеи, потому что мы стараемся, чтобы у нас сформировалась студия, в которой каждый участник был ещё и автором и режиссёром. Эти проекты абсолютно разные по жанрам, есть триллеры, комедии, фантастика. Где-то потребуются спецэффекты, а где-то нет. Идей очень много, но на их реализацию тратится очень много сил, и ещё же надо время находить.

Эти заявленные проекты уже как-то проработаны, есть ли наброски сценариев или синопсисы?

А. Н.: Для чего-то есть только синопсисы, а кое-где даже написаны сценарии. Там есть и короткометражки, и более продолжительные проекты.

Можно ли сказать, что вас есть желание поработать с разными жанрами, от социальной драмы до фантастики?

А. Н.: У нас есть желание всё эти идеи реализовать, пока есть время и возможности. К тому же нас очень сильно не устраивает нынешняя ситуация в нашем кинематографе, потому что в нём много заимствований. Я недавно смотрел трейлер нового отечественного фильма «Ночные стражи», и вижу, что это просто смесь из западного кино с примесью нашего. Там что-то от «Ночного дозора» взято, добавлены «Призрачный патруль» и «Люди в чёрном». Получается такая помесь, и видно, что это абсолютно не оригинальная идея и, тем более, не новая. На мой взгляд, нашему кино не хватает фантазии.

С оригинальностью проблемы?

А. Н.: С оригинальностью очень большие проблемы. Наши фильмы подстраиваются под то, что уже снято за рубежом. Не знаю почему. Я уверен, что есть много авторов с хорошими идеями, но им, видимо, не дают продвинуться, или продюсеры ограничивают.

Хочу поинтересоваться у исполнителя главной роли, насколько сложно играть такого героя, который тестирует на себе на наркотики, у него проблемы с близкими. Каково находиться в этом образе?

Ф. К.: В принципе, поначалу только образ был труден, но постепенно ты начинаешь вживаться. Этот герой асоциален, старается беречься людей, обходить их стороной, что мне, в принципе, знакомо. Некоторые черты характера взяты из подкорки моего мозга — это мои черты. И когда одеваешь «маску» героя, начинаешь вживаться в неё, полностью проживая весь сюжет, становится проще. Единственное — очень трудно потом выходить из роли, потому что там идёт огромный наплыв энергии, и много энергии затрачиваешь, особенно когда съёмки занимают продолжительное время и там нужно показать такие вещи, которые ты не прочувствовал на себе, их нужно понять и осмыслить, и после этого воссоздать. Потом очень трудно отходить.

Фото: Сериал «Драгтестер»

А. Н.: Самая сложная сцена пока была в комнате, мы её снимали два дня. Был сложный показ того воздействия, которое на героя оказывают вещества, какие четыре стадии он проходит. И как он готовится к этому, а после восстанавливается.

В Перми есть довольно много людей, команд, которые снимают любительское кино, вы с ними как-то знакомы или взаимодействуете?

А. Н.: Мы знакомы со многими людьми, которые снимают кино в Перми. Но очень обидно, что у нас в городе такая ситуация, когда у всех свои проекты и нет какой-то взаимовыручки вроде «Давайте поможем им снимать», люди не сильно идут на контакт. Команды плохо контактируют между собой. Я только за, если нужно кому-то помочь.

Значит, сфера есть, но взаимодействия в ней нет?

А. Н.: Каждый тянет одеяло на себя, думая, что он самый-самый. Но всё равно надо объединяться, потому что кино — это искусство коллективное, и без команды тут ничего не сделать.

На какой стадии съёмочный процесс и когда ждать премьеру фильма?

Ф. К.: Готово примерно 43 процента.

А. Н.: Ну да, где-то так, плюс-минус. Надеемся, что осенью всё снимем. У нас сегодня съёмки, и ещё несколько мест нам придётся доснять, потому что опять же мы не можем куда-то просто придти и начать съёмку. Из-за этого проблемы. Недавно я долго не мог достучаться до главврача, чтобы нам разрешили поснимать на территории больницы, чтобы она была фоном. Будем искать другое место. Пока планы только на первую, пилотную серию — к осени она уже должна быть готова.

***

Эксклюзивно на сайте интернет-журнала «Звезда» — отрывок из сериала «Драгтестер»: