X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
15 декабря 2018

Счастливый понедельник: Краткое введение в зиноделие

38статей

Еженедельный проект Бориса Бейлина о пермской и не только пермской музыке

Кто и зачем в век информационного изобилия выпускает самиздат?

Смешным словом «зиноделие» российские издатели кустарных самодельных журналов называют то, чем они занимаются. Этимология очень проста: от слова «фэнзин». Ещё не закрытая Википедия говорит нам, что «фэнзи́н» (англ. fanzine, от fan magazine — «фанатский журнал»; иногда просто зин) — любительское малотиражное периодическое или непериодическое издание (журнал, информационный бюллетень, фотоальбом, альманах и так далее). Фэнзины выпускаются субкультурами (например, панками, в особенности — приверженцами этики DIY), любителями музыки, а также фантастики».

Современные отечественные зины ведут свою родословную от советского самиздата, главной целью которого было неофициальное (и потому неподцензурное) распространение различных текстов и западных музыкальных любительских бюллетеней, которые удовлетворяли информационный голод фанатов различных андеграундных и аутсайдерских групп. Пик издания таких бюллетеней пришёлся на появление панка. Любопытно, что словом «Punk» назывался самодельный журнал, который начали выпускать в Нью-Йорке в 1975 году для того, чтобы рассказать о новом музыкальном стиле, которому тогда и названия не было.

Зины абсолютно не ограничены в выборе тем. Музыка, литература, мода, фотография, компьютерные игры, экология. Всё, что интересует их издателя. Я видел фэнзины по микологии, психиатрии, а также фэнзин, посвящённый другим фэнзинам. Их тиражи колеблются от двух экземпляров до нескольких тысяч, но стандартный тираж — обычно 50-150 экз. Периодичность определяется возможностями и интересом самих зиноделов. Кто-то выпустит пару номеров и закончит, а кто-то годами занимается. Стоимость — обычно от 50 до 300 руб. за номер. Самый дорогой зин я покупал за 285 руб. Это был седьмой номер «Паддингтона», бонусом к журналу шёл компакт-диск.

Главным принципом зиноделия является, конечно, DIY (Do it Yourself) — Сделай сам! и Обменяй. Не надо ждать, пока кто-то удовлетворит твоё любопытство, осчастливит новой информацией — начни делать это сам. Сам возьми интервью, сам нарисуй, сам сфотографируй и т. д. Напечатай! Размести информацию в интернете и жди. Будь уверен: всегда найдётся тот, кто разделяет твои интересы и тоже делает зин. Вы меняетесь своими творениями. Жизнь стала интереснее и насыщеннее.

Мне нравится читать и просто рассматривать фэнзины. Они непредсказуемы и очень креативны в исполнении. Лучшим музыкальным изданием, которое я вообще читал, был фэнзин культового Фила Монопольки «Паддингтон». Особое любопытство у меня всегда вызывали люди-зиноделы. Ну зачем, скажите, сегодня, когда и цензуры в интернете нет особой, и любую информацию можно за пару кликов раскопать, выпускать бумажный самодельный журнал? Вот почему, когда в Перми стал выходить фэнзин «Ричард и Алексей», я поспешил познакомиться с его издателем Алексеем и побеседовал с ним о его зиноделии.

Алексей, ты выпускаешь фэнзин, ты зинодел. Расскажи, пожалуйста, о том, какой зин ты выпускаешь, как давно ты его выпускаешь, сколько вообще вышло номеров, тираж... в общем, всю фактологию твоего зиноделия.

— У меня выходило несколько зинов. Началось с «Ричарда и Алексея» — это название самого первого зина. Ну... Я его нарисовал полностью сам. Он был чёрно-белый. Раскопировал его на домашнем принтере, даже не лазерном, а струйном. Тираж — штук 20-23. Это был год 2012 или даже вторая половина 2011-го. Назывался он «Ричард и Алексей» потому, что мою собаку зовут Ричард, а меня — Алексей. Там были просто обычные рисунки, мне интереснее рассматривать рисунки, чем что-нибудь такое читать. Все зины, которые я читал, где всякие интервью брались: «Какая вы группа, стрейтэйджеры вы или нет?..». Неинтересные вопросы были. Просто хотелось такой зин, где были бы интересные рисунки. В общем, сам его и сделал. Я приложил его к компакт-диску и просто так раздавал. Ну, и он менялся. Всего вышло три выпуска под этим названием.

Ещё был зин второй — «Город пиратов», который начался в 2012 году и через два года вышел. Сложность была в том, что рисовал его не только я. Собирал различные рисунки у странных людей и хотел, чтобы он цветной вышел. А тогда у меня, в общем, не было денег, но через два года они всё-таки накопились. Вышел он в цвете. Я кучу выменял других журналов на него. Практически, может быть, треть я раздарил. Тираж? А тираж был большой — 100 штук. Мы его выпустили вдвоём с Сергеем из Пост-Материалистов (1). Он из Москвы, я ему отправил половину. Стоимость была разная — начиналась со 150 руб., плавно перешла в 100 руб., потом — в 50 руб и вообще в ноль. Сейчас у меня не осталось ни одного экземпляра, все ушли где-то за... Сейчас какой месяц, январь? Последний отправил где-то неделю назад, то есть за полгода они все ушли.

А как ты вообще пришёл к этой идее?

— Я просто видел, какие могут быть зины интересные. А у нас, в моём окружении или хотя бы в России, я не видел таких, чтобы были просто какие-нибудь рисунки интересные, графика.

Всё это с интернета начиналось — какие-то книги, которые я в DIG (2) находил. Там маргинальные книги были, не зины, а такая уже типография. Видимо, в 1980-е, 1990-е люди делали, а сейчас уже это так «окультилось», что кто-то выпустил их в типографских книгах. И большую часть, конечно, в интернете находил. Захотелось тоже посмотреть, может, и я на что-то там способен, что-то могу такое. Чтобы люди видели, что зины могут быть разные: и просто кучей текста, и можно картинки рассматривать.

Ты говоришь, что у тебя зины состоят только из картинок, а чем они отличаются от комиксов?

— В комиксах картинки объединены каким-то сюжетом, там истории рассказаны. Ну, бывают и одностраничные стрипы: картинки идут с повествованием каким-то словесным. У меня просто рисунки, как сборник обычных рисунков, можно так сказать.

С музыкой-то связано? Ты ведь музыкант.

— Первые два номера «Ричарда и Алексея» не были связаны вообще ни с чем, а третий был посвящён джазовой теме. Там, понятно, не серьёзные джазовые темы, а шутливые. У меня вообще красной линией идёт такой аутсайдерский юмор во всех публикациях. Вот я и решил вставить интервью одно, которое не я брал, а такое — полумистическое. Я его набрал из кусков интервью с одним джазменом. Это интервью было опубликовано на задней странице обложки винила. Пластинку я у тебя купил Джамель Мундок (3). Потом я посмотрел ещё некоторые интервью в интернете, какие-то комментарии на ютубе, где писалось про то, что на каком-то концерте Мундока присутствовал GG Allin. В общем, всякого такого добавил и выставил так, как будто я у него взял интервью. А следующим был «Город пиратов», там я уже подумал, а почему только рисунки, можно и интервью продолжать. Я решил, что могу взять интересные интервью, и предложил некоторым людям это сделать. Взял и опубликовал. Брал интервью тоже как бы аутсайдерски.

У кого ты брал интервью?

— Брал у «Террор Берд»... Это группа из Канады, из Ванкувера. Потом у группы «Перпл Пилигримз», они из Новой Зеландии. То есть они сначала жили в Новой Зеландии, потом переехали в Гонконг, а сейчас они вернулись обратно в Новую Зеландию записывать второй альбом в лесу. Происходило не то что бы интервью, а как бы общение между друзьями. Я просто их подбил под эту форму и выставил как интервью. Ну, и с Ритой из «Пост-Материалистов», которая только-только начинала играть в группе. Они съездили в тур, и я сначала просил их статью написать про то, как они съездили. Она мне говорит: я не умею писать. Ну, говорю, давай тогда просто расспрошу, что там было, интересные моменты. Вот и случилась такая связь с музыкой.

— Расскажи о зин-комьюнити в России и не только. Со многими ли людьми ты общаешься? Какие, с твоей точки зрения, самые интересные издания выходят сейчас. Есть ли какие-то принципы, правила зиноделия?

— В России, насколько я знаю, года два назад было вообще мало зинов, которые мне интересны, но сейчас я гораздо чаще такие встречаю. Появилось много пабликов, которые публикуют выдержки не только из российских журналов, но и из кучи иностранных. В России я бы выделил Аркадия Тропинкина из Волгограда, его все знают как Аркадия Грина, Гринштейна. Он выпускает зин «Чёрные тропинки», причём постоянно меняет название — «Чёрные бутылки», «Чёрные улитки». Ещё раньше зин выпускал Сергей Шкуратов из Новороссийска. Его зин назывался «Яйцеклетка», он писал про кассетную культуру. По-моему, один номер только вышел. Интересный журнал выходит в Петербурге — Print-o-holic. Там тоже очень своеобразный юмор: не поймёшь, смеяться или что? Бытовой такой, про свою жизнь, видимо. Парень, который его делает, связан, конечно, с музыкой. Он сам играет, поэтому постоянно околомузыкальные темы всплывают. Интервью брал про то, на какой скорости лучше слушать пластинки — говорил об этом с друзьями своими, обычными людьми. Музыкальный зин «Паддингтон» Фила Монопольки уже более профессиональный. У него есть серийный номер, он выпускается как книга. В Москве интересный журнал издает ещё Петя LastSlovenia. Он раньше оформлял «Паддингтон», а сейчас делает свой журнал.

Общие правила? Я, может, и вообще их не знаю. Стремлюсь, чтобы не было никаких правил. Мне, наоборот, интереснее, чтобы был какой-нибудь антиправильный зин. Может быть, не на бумаге сделанный, а на материи. Сам однажды собирался выпустить зин на полотне.

Во всех номерах «Ричарда и Алексея» я старался расширять страницы, чтобы одна страница была больше другой, чтобы журнал нестандартно раскрывался. Третий номер, который посвящён джазу, разворачивается в ленту длиной 2,5 метра.

В Польше есть интересный художник Bummers for breakfast. У него тоже нестандартная графика — люди такие пузырчатые. Я ему оправлял свои зины, он мне свои. Bummers for breakfast кучу всего рисует. Всё это выкладывалось в интернете. Видимо, у него не было потребности публиковать на бумаге. Потом, когда он увидел, что у него много чего накопилось, ему стало интересно это выпустить, что он и сделал. Вот мы с ним поменялись.

В Америку отправлял журнал через Сергея, с которым «Город пиратов» делали. Он с кем-то договорился, что будет поставлять в магазинчик Нью-Йорка свои релизы. В Австралию отправлял. На выставку, которая была недавно в Новосибирске, — «Сам издай». У них был фестиваль зиноделия, там уже и до такого формата дошло: накопилось столько зинов, что можно устроить целый фестиваль. Кстати, с международным участием. Я туда отправил пару экземпляров. Один они там кому-то подарили, а другой та девчонка, которая проводила выставку, оставила себе с условием, что на следующих фестивалях, она его тоже представит.

Слушай, а зачем тебе всё это надо?

— Изначально делание зинов направлено было не на то, чтобы сделать что-то такое, что я обязательно буду продавать. Первый зин у меня накопился следующим образом: было несколько рисунков, а я их просто объединил в единое целое, решив, что это может ещё кому-то понравиться, раз уж нравится мне.

Сделал небольшую партию зинов, потом раздавал их. Кто-то у меня даже спрашивал, как получить экземпляр. Меня это подстегивало. Потом вышли второй и третий номер, которые тоже практически бесплатно раздавались или менялись. Это было своего рода развлечение. А когда я выпустил цветной «Город пиратов», то подумал: раз уж я так много денег потратил на этот выпуск, не лишним было бы хоть сколько-нибудь отбить назад, продав хотя бы по себестоимости. Тогда, может, 30 % журналов я-таки продал и понял, что если сколько-то просить денег за них, то люди охотно соглашаются: да, почему бы не дать?

Я не слишком задумывался о том, зачем я это делаю, просто хотелось нового. Кроме того, вся эта деятельность приводит к общению с другими людьми, которые разделяют твои интересы, ведёт к совместным работам... А ещё есть приятная мысль: возможно, какой-то человек увидит твои журналы и ему что-то откроется в них, как это что-то мне открылось мне. В общем, в зинах я видел свободу выражения идей, мыслей...

Сегодня, когда всё что угодно можно найти в интернете, и ты просто утопаешь в информации, такие материальные артефакты — это просто избавление от суеты — как виниловые пластинки. Конечно, музыки полно в интернете, но она всё чаще, по крайней мере у меня, становится неким фоном для чтения новостей, поиска и просмотра разной информации, что довольно убого. А все эти пластинки, кассеты, книги, бумажные зины сбавляют скорость жизни и дают немного опомниться. Такие вещи для меня много значат. Они позволяют с большим вниманием отнестись к работе тех, кто трудился над сочинением книги, записью пластинки, выпуском зина...

Вот такой Алексей. Ему 25 лет, он аспирант (собирается защищать кандидатскую по биомеханике), музыкант, зинодел.