X

Новости

2 дня назад
18 января 2018
17 января 2018
16 января 2018

Группа «НиНа»: Всё, что мы делаем, происходит спонтанно

Фото: Тимур Абасов

Интернет позволяет талантливым людям очень быстро и легко получить свои, завещанные Энди Уорхолом «15 минут славы». И даже больше. Яркий пример тому — молодая пермская группа «НиНа», исполняющая необычные кавер-версии известных песен. К сожалению, в силу обстоятельств эта группа редко выпускает новые записи и выступает перед зрителем.

Изначально группа «НиНа» состояла из двух одногруппников, на тот момент студентов специальности «Социально-культурная деятельность» ПГИКа, — вокалистки Натальи Иванушкиной и гитариста Николая Нагибина. Первые «15 минут славы» им принесла кавер-версия песни рэпера L’One «Все танцуют локтями». Это изящное переложение в конце 2013 года произвело впечатление на многих. За считанные дни ролик с исполнением группой «НиНа» этого кавера собрал сорок тысяч просмотров.

Сам автор оригинальной песни — Ливан Горозия — высоко оценил талант пермяков и даже пригласил их поучаствовать в своём концерте. Не останавливаясь на достигнутом, Николай и Наталья сделали в своей оригинальной манере ещё несколько каверов и взяли приз зрительских симпатий на Студенческой концертно-театральной весне в 2014 году, но уже с песней собственного сочинения. Набрав обороты и популярность в Перми, группа «НиНа» дала несколько концертов и усилила свой состав за счёт клавишника (тоже студента института культуры) Павла Бучмея. К сожалению, из-за переезда Натальи Иванушкиной в Санкт-Петербург группа «НиНа» в последнее время крайне редко выступает в нашем городе. Но нам всё-таки удалось задать участникам группы несколько вопросов о том, как появилась «НиНа», об их необычном стиле исполнения и внезапной интернет-славе.

Как создавалась группа «НиНа»? Откуда появилась идея выступать вместе?

Наталья Иванушкина: На втором курсе я сольно пела на студвесне. Коля тоже выступал, если я не ошибаюсь, в составе какой-то группы на студвесне. Так одногрупники и некоторые преподаватели узнали, что мы занимаемся творчеством. На четвёртом курсе наша учебная группа издала книгу, на её презентацию нужен был номер, и мы с Колей пели песню Михея и Джуманджи «Туда». На пятом курсе наш друг Костя Поташёв ставил студвесну в институте кульутры, он попросил Колю сделать номер с гитарой, а Коля, в свою очередь, обратился ко мне: «Давай споём что-нибудь». Так и родилась группа «НиНа» —Николай и Наталья — как номер, который создавался для студвесны.

Николай Нагибин: ваша честь, это правда!

Вы помните, что это был за номер?

Наталья Иванушкина: Мы делали кавер на песню «Somebody that I used to know». В разных стилях.

Николай Нагибин: Смысл номера был в том, что Наташа поёт песню, а я начинаю её «подставлять» и менять темп, ритм и стиль. Ей приходится подстраиваться. А по форме это было что-то вроде ролика для YouTube: типа снимали ролик и дурачились... Такой была «НиНа» у истоков, с тех пор мало что поменялось. К счастью! (Смеётся.)

Почему решили выбрать такой, если так можно сказать, ироничный, дурашливый стиль?

Наталья Иванушкина: Потому что это весело! Манерой исполнения и текстами мы начали высмеивать людей, исполнителей, злободневные темы. Но иногда и красоты хочется...

Николай Нагибин: В основе нашего творчества лежит импровизация и желание спеть известные вещи как-то иначе, неожиданно. Это интересное занятие. Плюс импровизация во время выступлений, эксперименты со стилями, звуками и так далее.

Именно эта тяга к раскрытию песен с неожиданной стороны и подвигла вас сделать кавер на песню L’One «Все танцуют локтями», подтолкнула заняться кавер-версиями?

Николай Нагибин: Каверы мы стали делать сразу, но опять же непростые каверы. Есть огромное количество кавер-групп, для которых главной задачей является просто перепеть песню. Для нас изначально важно было, наоборот, изменить песню, превратить её в совершенно иное произведение. То же самое было и с «Локтями...». На тот момент это был дико популярный трек. Появилась идея сделать интересный кавер.

Какие ощущения были, когда ролик с кавером на «Локти...» стал так популярен и сам L’One пригласил вас выступить на своём концерте?

Наталья Иванушкина: Я скажу за себя: было двоякое чувство. С одной стороны, мы радовались. Конечно, это признание и со стороны артиста, и со стороны зрителя. А с другой стороны — было пофиг, потому что мы делаем то, что хотим. Было очень много предложений записать совместные композиции с молодыми рэперами, но они совсем не понимали, что мы смеёмся над рэпом. Мы просто делаем то, что нам нравится здесь и сейчас. Кстати, самые лучшие каверы родились мгновенно.

Николай Нагибин: Песня начала обретать резкую популярность под Новый год, где-то 28 декабря (2013 год — Прим. авт.) стали резко расти просмотры. За час могло прибавиться несколько тысяч. За этим было интересно наблюдать. А самое интересное, что практически ничего мы для этого не сделали. Мы не спамили, не просили ставить лайки, делать репосты. Это всё вышло само собой. Может, поэтому мы как-то спокойно реагировали? А ещё интересно, что ролик был выложен где-то в начале декабря и практически месяц лежал в сети с 8-10 просмотрами. Никому до этого не было дела, если бы не случай... А песню мы придумали где-то в октябре, спели в ноябре, ролик выложили в декабре — эта история длилась довольно долго.

Наталья Иванушкина Фото: Тимур Абасов

Теперь эта история закончилась?

Наталья Иванушкина: История не закончилась. Периодически ради интереса я делаю «Вконтакте» поиск по новостям, в строку поиска ввожу нашу группу и название этого кавера.

Николай Нагибин: Я тоже!

Наталья Иванушкина: Люди до сих пор его выкладывают в аудио, видео. Делают на него ремиксы.

Николай Нагибин: Жаль, что ролик удалили. Интересно, сколько было бы сейчас просмотров?..

Наталья Иванушкина: Да, жалко... Даже делают каверы на наши каверы!

Николай Нагибин: Да! Есть несколько каверов на наш кавер! Люди исполняют песни на студвёснах, делают профессиональные записи, выкладывают это! Это очень здорово!

Наталья Иванушкина: Да, нам приятно.

Николай Нагибин: Сколько, Наташа, тебе друзей добавилось «ВКонтакте» за один вечер тогда?

Наталья Иванушкина: 250, наверное...

Несмотря на такую популярность ваших каверов, группой одной песни «НиНу» назвать нельзя. На студвесне 2014 года фурор произвёл ваш номер «Чайный пакет». Где-то я даже встречал фразу, что эта песня стала гимном всех общажных студентов Перми. Кроме того, у вас есть ещё несколько оригинальных песен. Почему вы решили писать свои песни и где берёте идеи для мелодий и текстов?

Наталья Иванушкина: «Чайный пакет», а именно припев этой песни, придумался давно. Мы как-то сидели и репетировали каверы в студклубе нашего родного института культуры и решили петь про всё, что видим. Так родились четыре строчки про чайный пакет... Для очередной студвесны (тогда мы уже не были студентами) нас попросили сделать номер. Я дома откопала этот припев, затем дописала куплет, а второй куплет мы дописали с Колей вместе. Не ожидали, что песня так врежется в память студентам, а тем более — жюри краевой Студвесны. Новые правила не дали нам выступить в конкурсной программе, мы шли вне конкурса, но всё равно очень запомнились жюри и получили приз зрительских симпатий. В нашем репертуаре есть ещё три авторские песни. Кстати, проблема «Чайного пакета» актуальна для общаги, поэтому её и полюбили.
Хочу как-нибудь написать песню про безграмотных людей, очень уж актуально тоже. Мы пишем то, что нам хочется... У Коли, я знаю, тоже есть свои песни, он как-то стесняется. Но скромность — не порок...

Кроме расширения репертуара, у вас ещё и состав увеличивается. Как и почему в коллективе из двух сокурсников оказался ещё и третий участник — клавишник Павел Бучмей?

Наталья Иванушкина: Столько рассказов у меня про студвесну! У Паши был номер с другом из Политеха, а режиссёры студвесны решили, что ему нужен другой гитарист: «Получше и свой». Так Паша с Колей сделали импровизационный номер — гитара и клавинова вроде. Паша нам понравился! Он милаш, клавишник, работать с ним легко, он обучаемый, идейный. Так мы его пригласили поучаствовать в нашем концерте. Концерт был в 2014 году в клубе «Мичурин».

Павел Бучмей Фото: Тимур Абасов

Павел Бучмей: Была студвесна второго курса (заметили, что студвесна везде фигурирует?), и мне хотелось сделать что-то необычное. Не песню, не музыкальный номер — что-то другое. Так получилось, что никто, кроме моего друга, мне помочь не смог. Я решил разделить свой номер, впоследствии его прозвали музыкальным стендапом. После выступления, дня через два, ко мне подошла Надя Трубина (режиссёр «Студенческой весны» ПГИК в 2014 году — Прим. авт.) и сказала, что мой номер заинтересовал жюри и выделился из толпы, что его берут на гала-концерт. Но сказали: «Гитарист так себе, мы советуем его заменить». Я спросил, а кто может заменить. Мне сказали, что есть Николай Нагибин, он играет на гитаре и делает это хорошо. Когда мы встретились, я сразу узнал этого человека, потому что был на предыдущей студвесне, где ребята показывали свои вещи. Подумал про себя: господи, этот парень настолько крут с гитарой, что моё пиликанье на фоно и рядом не стоит, как у нас получится сделать что-то с такой разницей в уровне владения инструментами?.. Нас познакомили, и я рассказал ему идею номера. Коля сначала долго пытался понять, что нужно от него, и говорил, что у меня получается делать всё самому. Но я настаивал, что одно фоно скупо и не звучит. Наверное, первый час у нас ушёл только на обсуждение: а стоит ли вообще браться за это вместе? Но потом мы решили просто попробовать — раз уж было время и место. Где-то через час мы сыгрались, и Коля даже подсказал много мелочей, которые разбавили номер. Словом, у нас родилась целостная штука! Мы показали режиссёру, и нам дали добро. Перед гала-концертом выступление чуть не сорвалось просто из-за того, что Коля — выпускник и мой номер поэтому пойдёт вне конкурса и награду получить не сможет. Мне опять предложили заменить гитариста. Но я был против, потому что у нас действительно получалось, и получалось неплохо! И мы предпочли качество наградам. Если не ошибаюсь, на одну из генеральных репетиций пришла петь Наташа, она посмотрела на нас, они что-то обсудили и спросили: не хотел бы я поучаствовать в их концерте как клавишник? Как я мог отказаться от такого предложения? Я с радостью согласился. Мы выступили в «Мичурине», и это было суперкруто! После меня звали ещё на несколько концертов.

Действительно, «Студенческая весна» занимает удивительное место в истории вашей группы. Как думаете, почему так?

Наталья Иванушкина: Нас поразило тогда, что Паша предпочёл работу с Колей, а не возможность получить награду. Синицу в руке, короче... Режиссёры любили разбавлять вузовские мероприятия нашими номерами. Студвесна — это для нас возможность выйти на сцену и повеселить людей, самим кайфануть. Зрители нас принимают хорошо, и нам, как мне кажется, многое позволено. Но мы не выходим за рамки! Студвесна дала жизнь нашей группе, и мы всегда ей будем благодарны!

Павел Бучмей: Студвесна — это для меня место, где можно оторваться на сцене, как-то скреативить, порадовать зрителей.

Студенческая весна — смотр вузовской самодеятельности, а «НиНу» уже можно называть профессиональной группой, в том числе и по качеству выступлений: в комментариях часто отмечают голос Наташи, а у Николая буквально требуют аккорды к песням. Где и как вы учились музыке, есть ли у вас специальное образование?

Наталья Иванушкина: Я не знаю, какие стандарты должны быть у профессиональной группы... Я нас таковой, уж простите, не считаю. Я знаю свои ошибки в исполнении: где я не попала, а где дыхания не хватило. Но при этом могу сама отметить, что мой уровень исполнения растёт. Можно вокал подтянуть, конечно, но ни я, ни Коля ничему «музыкальному» не учились. Возможно, это наша «фишка». Я не училась петь, а Коля не учился играть на гитаре, клавишах, барабанах... Паша — исключение, у него есть музыкальное образование, а сейчас он учится играть на органе в ПГИК. Когда я училась в школе, меня хвалили на уроках музыки, но я этому особого значения не придавала.

В классе шестом, примерно, ходила в кружок народного пения, но нас там петь вообще не учили, формат был — приходи и пой. Мне надоело, и я очень быстро оттуда ушла, а потом мою жизнь заполнил КВН... Есть люди, которые пишут в комментах, как я прекрасно пою, а есть те, которые пишут, что я фальшивлю. Таких значительно меньше, но они меня не обижают — на правду не обижаются. Некоторые считают каверы на «Локти...» и «Чёрный пистолет» шедеврами, а некоторые отзываются нелестно, говорят, что мы испортили песню. Но на вкус и цвет...

Павел Бучмей: А у меня музыкальная школа за плечами. Сейчас учусь органу.

Фото: Тимур Абасов

Что для вас музыка — увлечение или нечто большее?

Павел Бучмей: Для меня музыка — это что-то волшебное. Сущность, помогающая ощутить мир по-настоящему — эмоционально, сердечно. Ведь нас всех и всюду окружает музыка, она больше, чем просто часть нашей жизни...

Наталья Иванушкина: Это точно. Музыка для меня — это эмоциональный подъём либо, наоборот, расслабление. Я люблю очень разную музыку. Она должна тронуть мою душу, понять моё настроение. Я напеваю что-то постоянно...

Павел Бучмей: Кстати, да! Иногда замечаю за собой, что отвечаю людям цитатами из песен.

Я знаю, что Павел ещё учится, а Николай и Наталья уже окончили ПГИК и работают. А вы бы хотели, чтобы именно занятия музыкой — репетиции, концерты — стали вашей основной профессией?

Наталья Иванушкина: Даже не знаю. Наверное, нет. Я боюсь, что это перестанет доставлять мне удовольствие. Возможно, я ошибаюсь.

Павел Бучмей: У меня есть две точки зрения на это. Всю жизнь педагоги отговаривают от профессионального занятия музыкой. Говоря, что это неблагодарная работа: семью на неё нельзя содержать, нервы, сутками сидеть на репетициях, истощение в моральном плане... Это мнение нескольких академических музыкантов. Мне оно не очень нравится. А если посмотреть со стороны — музыканта в группе, а почему бы и нет? Правда, я не знаю, как это происходит, и могу судить только по историям знаменитых групп. Но попробовал бы с удовольствием.

Вы выступаете на довольно разных площадках: были концерты в Музее современного искусства, в клубах и барах. Организаторы как-то объясняют, почему они вас приглашают?

Наталья Иванушкина: Нас приглашают — мы выступаем. Не спрашиваем, зовут — значит хотят. Вообще, все, кто приглашает, делятся на две категории. Первая — те, кому нравится наше творчество, подача, кому мы нравимся по-человечески. Вторые — те, кто приглашает нас ради «Локтей...». Вторая категория после концерта понимает, что наш репертуар не ограничивается «Локтями...», и становится ещё более довольной.

На разных площадках ваши зрители различаются? Есть какие-то особенные реакции, эмоции?

Наталья Иванушкина: На студвесне, например, все свои — там проще получить отдачу. Тебя знают, знают, что будет весело и хорошо. В музее, как и на других концертах, зритель ничем особо не отличается, разве что не ест и не пьёт во время песен.

Николай Нагибин: Зрители всегда разные. На любой площадке, на каждом концерте. Всегда всё происходит по-разному. И дело не в площадке. Просто мы ещё не такая группа, на которую ходят только потому, что знают творчество. Поэтому каждое наше выступление — это знакомство со зрителем. Поэтому важно выложиться на все сто, зацепить, заинтересовать. Лично для меня это очень важно. А студвесна это или другое мероприятие — я разницы особой не вижу.

Наталья Иванушкина: Тоже верно!

Николай Нагибин Фото: Тимур Абасов

Расскажите о планах «НиНы». Ожидаются ли новые каверы и собственные песни, концерты в ближайшее время?

Николай Нагибин: Всё будет. Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте». Мы уже говорили, что всё, что мы делаем, происходит спонтанно, поэтому загадывать и планировать — не наш конёк...

Наталья Иванушкина: Мы ничего не загадываем. Пообещаешь что-то, а оно может не сложиться. Либо ляпнешь что-то, а с тебя начнут не просто спрашивать, но и требовать. Фанаты, к примеру. Мы стараемся работать над каверами и своими песнями по мере желания и возможности. А концерты — дело весьма спонтанное...