X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Стажёрская группа Театра-Театра: Здесь мы постоянно в работе — нет времени тосковать

Фото: Павел Герасимов

В июне, во время фестиваля «Ночи-Ночи в Театре-Театре», несколько часов проходил Кастинг-Кастинг, на котором в труппу отбирали молодых артистов. Испытания прошли 12 человек, которые с этого сезона вместе со студентами актёрского курса Бориса Мильграма в ПГИКе составляют стажёрскую группу театра.

В конце августа прошедшие кастинг молодые артисты приехали в Пермь и активно включились в работу. Выловить их для разговора было довольно сложно, но ведь они с утра до вечера заняты на репетициях. К счастью, нам всё-таки удалось побеседовать с ними о театре, спектаклях, их родных городах и Перми. Героями интервью стали четверо артистов: Иван Лубягин, Екатерина Мудрая, Алина Бычковская и Игорь Акулов.

— Вы все из разных городов, как вы узнали про возможность попасть в Пермский Театр-Театр?

Иван Лубягин: Я из Красноярска, учился там, в театральном институте. Владимир Гурфинкель ездил, отбирал студентов по городам, и так же он приехал в мой город, там был сначала предварительный кастинг. А потом уже позвал сюда, в Пермь.

Иван Лубягин Фото: Тимур Абасов

Екатерина Мудрая: Ваня, в принципе, всё сказал: Владимир Львович приехал и к нам во Владивосток, в академию искусств, отсмотрел наш спектакль, отрывки, которые мы ему показали, и пригласил нас на Кастинг-Кастинг, который был здесь в июне.

Екатерина Мудрая Фото: Тимур Абасов

Алина Бычковская: Владимир Львович приехал к нам в Омск (смеётся) и пригласил нас на Кастинг-Кастинг. Это было шоком для меня, потому что я не ожидала такого поворота событий. Омская школа не особо славится актёрским обучением, но мне повезло.

Игорь Акулов: А ко мне в академию никто не приезжал, потому что я уже работал в Костроме в театре на тот момент. Я просто узнал, что есть такой Театр-Театр и Кастинг-Кастинг, и, слава Богу, повезло его пройти. А сам родом из Самары.

Игорь Акулов Фото: Тимур Абасов

— До этого вы что-то слышали о пермском театре, что-то знали про него?

Иван Лубягин: Владимир Львович приезжал с диском, на котором были записаны спектакли театра. Я их предварительно посмотрел. Конечно, раньше что-то слышал: «Алые паруса» — очень известная в России постановка. И Владимир Гурфинкель сам ставил в Красноярске два спектакля, которые произвели большой фурор у нас в городе: это «Поминальная молитва» и «Чужой ребёнок». Поэтому я принимал решение, ещё и находясь под впечатлением от этих спектаклей.

Екатерина Мудрая: До этого я слышала про пермский Театр-Театр, но спектаклей не видела, потому что мы живём далеко — во Владивостоке. Но мы решили поехать и не пожалели об этом.

Алина Бычковская: Я услышала про этот театр от своего мастера. Она когда-то работала в Барнауле и была педагогом у Натальи Макаровой, которая сейчас работает здесь. И мой мастер говорила, что её ученица работает в Пермском Театре-Театре и что это очень хороший театр.

Игорь Акулов: А я ничего не слышал. Просто рискнул и поехал. Естественно, заходил на сайт, смотрел видеоролики и понимал, что тут есть музыкальные спектакли, что для драматического театра не свойственно, и это, наверное, тоже повлияло, намекнуло: «Чувак, ты вроде умеешь петь, давай езжай».

— B итоге был Кастинг-Кастинг, и что вы ощущали, участвуя в такой конкурентной борьбе, что почувствовали, когда узнали, что вас взяли в театр?

Иван Лубягин: На самом деле очень хотелось спать! (Все поддакивают).

Екатерина Мудрая: Да, например, для нас, приехавших из Владивостока, кастинг растянулся на пять дней! Мы долго ехали сюда. И сразу после приезда у нас был показ Владимиру Львовичу, и всё было в таком бешеном темпе: нам давали какие-то задания, мы должны были сделать какие-то этюды. Сам этот концерт, Кастинг-Кастинг, продолжался часов семь-восемь без перерыва. И, если честно, когда мне сказали, что я прошла и меня берут в театр, то я была в таком состоянии... Анабиоза, что ли... Поэтому прочувствовала всю радость только после того, как сутки проспала в поезде по дороге обратно.

Иван Лубягин: Это правда. Все потом отсыпались, потому что спать по три-четыре часа в сутки было очень напряжно, и, когда мне сказали: «Тебя взяли», я так устало прореагировал: «Ну, ура...».

Екатерина Мудрая: А ещё у нас разница во времени в пять часов, и тогда были белые ночи, поэтому мы не понимали, когда день, когда ночь, что происходит, кто мы, где мы?

Фото: Павел Герасимов

— У вас у всех была такая отложенная реакция?

Алина Бычковская: У меня были другие эмоции. Потому что во время кастинга я думала: «Как круто, здесь такие люди, такой театр, такие режиссёры, и надо показать всё, что умеешь, надо выложиться на все 256 процентов». Я на самом деле старалась, и мой мастер мне сказала: «Алина, ты выложилась лучше, чем остальные ребята с курса». И когда Владимир Львович сказал, что уже через полчаса объявят победителей, — вот тогда у меня начался жёсткий колотун. Сердце ходуном ходило. Во время кастинга такого не было. Я совершенно была на расслабоне. Просто делала то, что мне нравится, то, что я хочу. Но когда идёт это состояние ожидания и ты понимаешь, что сейчас решается твоя судьба, — вот это было страшно.

Екатерина Мудрая: Ещё во время кастинга мы познакомились с обучающимся при театре актёрским курсом института культуры, они нас очень хорошо приняли. Мы им за это благодарны, потому что это очень отзывчивые, хорошие и талантливые ребята. Сейчас мы с ними тесно общаемся и работаем, чему мы рады, потому что они действительно очень крутые.

Фото: Павел Герасимов

— Прошёл кастинг, и вас вызвали сюда. Но это же непростое решение — взять и уехать в другой, чужой город. Как вам это далось? Не было никаких сложностей?

Екатерина Мудрая: В нашей профессии 80 % выпускников уезжает в другие города. Мысленно мы этот выбор делаем ещё раньше, я например весь последний курс жила с мыслью о том, что мне придётся уехать. Но я не ожидала, что мне придётся уехать настолько далеко. Конечно, когда я собиралась уезжать и этот день отъезда неумолимо приближался, то я немного нервничала. Было грустно расставаться с родным городом, родителями, друзьями. Но сейчас, спустя месяц, мне кажется, что я здесь живу уже очень долго. Я начинаю привыкать к городу, он мне нравится. Здесь мы постоянно в работе, и нет времени грустить и тосковать.

Алина Бычковская: Я была готова к тому, чтобы уехать класса с восьмого-девятого, потому что я никогда не испытывала особой любви к своему городу. Я морально готовила маму: «Мам, я уеду в любом случае, неважно куда, я здесь не останусь». Я знала, что так выйдет, и потом так случайно получилось, что я поступила на актёрское отделение, куда вообще не собиралась. Я поступила туда с одиннадцатым приоритетом, и все на меня волком смотрели, что я у кого-то забрала место. Но отучилась, и на четвёртом курсе рассматривала варианты, куда поехать. И так получилось, что пермский Театр-Театр был самым оптимальным вариантом, он самый хороший и мощный из тех, что есть в провинции. Мне почему-то не особенно хотелось в Москву или в Питер. Я всей душой не хотела ехать туда, и даже пробовать. А Пермский театр — из провинциальных самый лучший.

Игорь Акулов: Для меня проблем не было, потому что я из родного города уехал пять лет назад, один год отработал в Армавире и четыре в Костроме. Поэтому, когда я перебирался в Пермь, единственной проблемой было перевезти сюда свою кошку: тысяча километров — это далеко, но она справилась, мы смогли!

Иван Лубягин: Для меня в этом не было никакой проблемы. Дело в том, что я сам из Казахстана и по России уже нормально поколесил: жил в Томске, Омске, Новосибирске, в Барнауле, учился в Красноярске. И переезд сюда был для меня обычным делом.

Фото: Павел Герасимов

— Вот вы приехали в наш город, и какие у вас сложились общие впечатления от Перми, от театра? Чем они вас удивили, может быть, чем-то разочаровали?

Екатерина Мудрая: Мне очень нравится природа — она радикально отличается от нашей, приморской. Владимир Львович вывозил нас кататься на самолётах. Большое ему спасибо за это: мы были в очень живописном месте, это было здорово и красиво. Мне нравится Пермь. Но сначала, если честно, когда я приехала на кастинг, мы особо ничего и не увидели, мы из театра почти не выходили на улицу. Но сейчас, когда я уже здесь живу, хожу, по улицам, город мне нравится всё больше. Особенно центральная его часть, исторический центр. Здесь очень много красивых церквей, у нас такого нет.

Алина Бычковская: У меня довольно яркие впечатления, так как мне нравится само здание театра. Когда я в первый раз сюда приехала, то была им шокирована — оно такое мощное, стоит как глыба посреди города. Театр красивый, как снаружи, так и внутри, и это тот самый эффект, когда встречают по одёжке. Мне нравятся здесь многие спектакли. Я ходила к студентам на «Сказку о царе Салтане», столько эмоций было и впечатлений, весь спектакль сидела и улыбалась, вышла оттуда счастливая. Мне очень нравится, что сейчас у нас Андреас Мерц-Райков режиссирует, не знаю, как это назвать, наверное, так — наш общий спектакль, «3/10 заповеди» (по циклу фильмов «Декалог» режиссёра Кшиштофа Кесьлёвского — Прим. авт.), и с Андреасом очень здорово работать. Это величина в режиссуре, и у него очень интересная школа. А сам город я ещё не поняла, но атмосфера здесь особенная. С нашим коллегой Александром Мехряковым мы как-то поговорили, и он сказал, что в Перми есть такая депрессивная нотка, как в Питере, и это их связывает каким-то образом, в этом есть своя изюминка. Я, наверное, соглашусь с ним, хотя я в Питере не была, здесь на самом деле присутствует такая депрессивная нотка на глубине души и сердца, и мне она нравится, пусть там и сидит.

Иван Лубягин: Мне город нравится тем, что он достаточно театральный: здесь очень много театров, и публику сложно чем-то удивить, она уже много чего повидала, наелась хорошей актёрской игры. Город мы пока мало видели, мы круглосуточно в театре, много по городу не ездим. То, что экскурсию маленькую по городу проводил один наш коллега, мне понравилось, особенно старая часть — там очень красиво.

Игорь Акулов: Здесь красиво, высоко, широко, и, на мой взгляд, никакой депрессивной нотки нет. Потому что хоть и говорят — провинция, провинция, но тут всё равно широко, идёшь, и глаз никуда не упирается. Но, по-моему, город слишком длинный. Просто когда я снимал сначала квартиру на Кислотных дачах и ездил в театр — это, конечно, было весело, но утомительно. Потом я всё-таки перебрался поближе. Сказать про театр — надо хотя бы сезон отработать, чтобы его понять. Ведь мы всё равно находимся на «Сцене-Молот» и получаемся такой маленькой, обособленной труппой внутри труппы.

Алина Бычковская: Я думаю, что по истечении времени кого-то из нас введут в репертуар театра на большой сцене. Парней уже ввели в «Калигулу», а девчонки пока ждут своей очереди. Но у нас много проектов на «Сцене-Молот», поэтому мы работаем, стараемся, выжимаем из себя всё, что возможно.

— «Калигула» — это будет премьерный спектакль. А сыграть роль в каком-то спектакле репертуара вам хочется?

Иван Лубягин: Хочется, но нас специально сдерживают. Для нас больше готовят «Сцену-Молот», и наш репертуар будет в основном там.

Фото: Тимур Абасов

— Немного вернёмся к разговору о городе: в Перми вы почувствовали какую-то коренную разницу, особенное отличие от городов, где вы жили раньше?

Алина Бычковская: На мой взгляд, Омск намного ярче, чем Пермь, но наш город ярче в плане рекламы, а это вовсе плюс. Здесь меньше рекламы по городу — идёшь, и глаз не напрягается от всей этой кислотности. Просто идёшь по улице и отдыхаешь. Причём здесь дома такого старого плана, с такой притягивающей атмосферой, что ли. А в Омске такие дома только на одной улице. А вообще, наши города очень похожи — что Омск на двух берегах реки, что Пермь.

Игорь Акулов: Как бы ни было удивительно, но в Перми хорошие дороги! (Здесь происходит настоящий взрыв эмоций у всех участников и свидетелей беседы)

Алина Бычковская: Особенно по сравнению с Омском...

Игорь Акулов: В Костроме всё куда хуже. Здесь нормально ходит транспорт...

Алина Бычковская: И вообще нет маршруток (тут возникает небольшой спор с местными артистами о том, есть ли в Перми маршрутки). Обычно их везде много, и они раздолбанные, а тут приличные автобусы.

— Потрясающе, ведь у нас дороги и транспортная система — это мощные объекты для критики...

Алина Бычковская: Просто вы в Омске не были!

Игорь Акулов: И не были в Костроме и Самаре, и не понимаете, что такое на самом деле плохие дороги.

Алина Бычковская: Здесь просто как по маслу катаешься...

— Однако... Но от темы города перейдём к творчеству. В стажёрскую труппу театра входите вы — победители кастинга — и студенты курса в ПГИКе. Над чем работает ваша группа сейчас?

Екатерина Мудрая: Мы работаем над спектаклем «3/10 заповеди. Не лги. Не прелюбодействуй. Не убий»...

Иван Лубягин: Вообще, у нас много идей должно осуществиться: концерт, спектакль «Ромео и Джульетта», по Шукшину что-то будет.

Алина Бычковская: Не надо об этом говорить! Всё ещё только готовится, с «Ромео и Джульеттой» и Шукшиным ещё не всё понятно, а вот премьера «Конституции» уже 12 декабря.

Екатерина Мудрая: И премьера «3/10 заповедей» уже назначена. Всё остальное ещё под вопросом.

Фото: Олег Гиндис

— Как я понимаю, под вас выстраивается какой-то особенный репертуар?

Алина Бычковская: Мы вообще думаем, что Владимир Львович набирал ребят по фактурам именно под репертуар.

Екатерина Мудрая: Да, он говорил, что у нас есть все лица, которые нужны, и с нами он начал работать на «Сцене-Молот».

(видео Николая Кириллова)

— Значит, вы сейчас плотно работаете с Мерц-Райковым над «3/10 заповедями» и «Конституцией» — проектом Владимира Гурфинкеля в ко-продукции с «Ельцин-центром». Какие у вас ощущения от работы над ними?

Екатерина Мудрая: Над «Заповедями...» мы очень плотно работаем с Андреасом Мерцем с самого начала сентября. Это очень здорово, это что-то новое, потому что мы все в первый раз столкнулись с немецким театром и брехтовской школой. Сейчас режиссёр уехал, и это очень грустно, потому что нам очень нравится с ним работать.

Иван Лубягин: Это что-то новое, какое-то новое существование, для меня, по крайней мере, потому что меня учили совсем по-другому.

Екатерина Мудрая: Это большая удача — поработать с таким режиссёром, сразу после того как мы пришли в театр.

Иван Лубягин: У него бешеная энергия и бешеная заинтересованность в этом. И сам по себе материал крутой — по заповедям. И поставлена задача — прийти к какому-то результату.

Игорь Акулов: Как бы ты ни сыграл, даже если будет очень плохо, то будет хорошо. Он как-то так нас затачивает.

— Какая-то у вас интересная параллель получается: заповеди — закон Божий. «Конституция» — закон земной... Над «Конституцией» тоже уже работаете?

Иван Лубягин: Скажем так — легко прикасаемся. В ближайшие десять дней, я думаю, нам удастся поработать над ней.

Алина Бычковская: В любом случае премьера в декабре, и тема интересная, думаю, получится крутой спектакль.

— Но Основной закон Российской Федерации — совсем не театральный текст...

Екатерина Мудрая: А он у нас переложен, мы пока работаем этюдным методом.

Иван Лубягин: Вот у тебя что-то наболело, и ты читаешь статьи Конституции, которые тебя тревожат, тебе есть что сказать по этому поводу. Есть ещё художественные тексты, которые нам специально подбирают, от которых мы можем оттолкнуться. Ещё у нас будет концерт, программу которого мы делаем всей стажёрской группой.

— И что туда будет входить?

Иван Лубягин: Эстрадные номера, какие-то актёрские работы, лучше прийти и посмотреть.

Алина Бычковская: Это ещё неизвестно! Куда ты зовёшь людей!

Иван Лубягин: Неделю назад Владимир Львович давал интервью и сказал, что это точно.

— И, в заключение, такой вопрос: в статусе стажёрской группы вы будете числиться два года. Вы как-то уже видите себя через эти два года?

Игорь Акулов: Хочется просто быть в труппе, быть хорошим актёром. Про это могу рассказать одну историю, которая недавно случилась: здесь, в театре, есть дети, которые играют в спектаклях на большой сцене. Вчера мы заходим в лифт вместе с ними. Они стоят — уже такие закоренелые театралы — смотрят на нас и спрашивают: «Вы кто? Стажёры?» — «Ну да». «А мы — актёры!» — говорят они и выходят из лифта! Тут-то и понимаешь, что всего можно было добиться быстрее и ещё есть куда расти...