X

Новости

Сегодня
Вчера
09 ноября 2019
08 ноября 2019
Фото: Константин Долгановский
31статья

Истории людей, которые в разное время делали спортивную историю Перми.

Любовь Брулетова: В дзюдо я пришла случайно, из гимнастики

Любовь Брулетова. Можно с уверенностью сказать, что она для любителей дзюдо в Пермском крае — легенда. Это и не удивительно: в 2000 году она завоевала серебряную медаль на Олимпиаде в Сиднее. Несколько раз становилась призёркой чемпионатов Европы. И при этом осталась абсолютно обаятельной, нисколько не «зазвездившейся». О том, как складывалась её карьера, почему она выбрала именно дзюдо, — наша беседа.

Люба, чем ты сейчас занимаешься, чем живёшь?

— Я работаю со взрослой сборной командой России по дзюдо. Почти всё время провожу вне Перми. Как правило, в Адлере, там у нас тренировочная база.

Многие спортсмены, с которыми я разговаривал, говорят: «Спорт сделал из меня человека». Про себя так можешь сказать?

— Конечно, это так. Люди, которые занимаются спортом, — более целенаправленные в жизни. Куда-то стремятся, чего-то пытаются в жизни добиться. Да, спорт играет в моей жизни большую роль. Тот, кто просто ходит в школу или на работу, — у него нет такой остроты, такого напряжения, как у спортсменов. Я так думаю. У кого-то, может, экзамены — самое сильное переживание в жизни. (Смеётся.)

Какое самое сильное переживание в жизни было у тебя?

— Наверное, Сидней. Но, опять же, перед каждым соревнованием волнуешься. А в Сиднее я очень хорошо себя чувствовала, такое никогда больше не повторилось — и самочувствие, и спортивная форма. Я была уверена в себе. Сейчас понимаю, что некоторые спортсмены из-за сильного волнения не могут себя реализовать. Я волновалась, но не настолько, чтобы выйти на татами и ничего не делать. Наоборот, это волнение меня заставляло концентрироваться, прибавляло сил. Было, что на предварительных или отборочных соревнованиях я проигрывала, например, кубинке. А на Олимпиаде я у неё выиграла. Хотя она в моём весе на тот момент была вторым номером в мире. А я... Я была никаким номером! (Смеётся.) Первым номером была японка, которая в итоге и выиграла Олимпиаду.

Кубинка в моём весе на тот момент была вторым номером в мире. А я... Я была никаким номером! Фото: Константин Долгановский

Мы перед Сиднеем сначала уезжали во Владивосток. Нас разделили на группы, причём в моей группе из девушек были только я и два мальчика. Ну, и наши партнёры. Получилось так, что все девочки остались, а я поехала с ребятами. Мы готовились вместе. И тут, в самый ответственный момент, нас разделили. Когда мы приехали в Сидней, остальные группы только-только прибыли во Владивосток. А когда они приехали в Сидней, я уже отборолась. И получилось так, что последние полторы-две недели я осталась без того окружения, которое было привычным.

А почему дзюдо?

— Получилось случайно. До этого я год ходила на гимнастику, на батуте занималась шесть лет. И по комплекции должна была показать себя именно на батуте. Но, видимо, я не приспособлена к полётам, сложным действиям в воздухе. (Смеётся.) Меня это всегда пугало. Когда в итоге батут оставила, не знала, куда себя деть. Я же привыкла быть занятой. И вдруг время освободилось. Я не знала, чем заняться.

Мы переехали в другую часть города. Там мой папа увидел объявление, что набирают девушек в дзюдо. Он решил, что у меня получится. Я сначала говорила: «Папа, ты чего?.. Какое дзюдо?.. Меня там убьют!». Через полгода снова увидела объявление в газете о наборе девушек. А он мне все эти полгода на мозги капал. В итоге решила пойти. Мне было 14 лет, это самый младший год, который набирали в дзюдо. Тренер попросил меня показать, что я умею. Надо было сделать кувырки, подтянуться, отжаться. Естественно, поскольку я уже занималась спортом 7 лет, то для меня это было элементарно. Меня сразу записали. Один бросок я научилась делать сразу. Потом года три только его и делала. (Смеётся.) Прогресс пошёл.

Да! Что мне ещё понравилось?! (Смеётся.) На тренировки надо было ходить три раза в неделю. На батут приходилось ходить каждый день! Для меня это шикарно! Но эти «три раза в неделю» закончились очень быстро. Меня через шесть занятий перевели в среднюю группу, которая занималась до меня полгода. Я их догнала. Но мне к тому времени уже всё в секции понравилось, коллектив был хороший. А летом мы ездили в спортивный лагерь — в черте города. Жили там, тренировались...

Через полгода улетели на соревнования. Улетели! Я впервые в жизни летела на самолёте. Да ещё в Астрахань! Для меня это был край света — целое путешествие. Я тогда заняла 5-6-е место. И как-то вот так затянулось...

А почему именно дзюдо, а не самбо? Ведь это родственные виды спорта.

— Так получилось, что папа отвёл меня в секцию именно дзюдо. А в другом зале занимались самбо. Потом эти две секции смешались. Кто в какой форме был, тот и считал про себя, что он этим видом спорта и занимается. (Смеётся.) Позже, когда я стала постоянно ездить на сборы, мне один тренер предложил переехать в Омск — в институт физкультуры поступать. И предложил поехать на соревнования по самбо. Я и согласилась. Сейчас даже не представляю: как я документы раньше оформляла, на какие деньги ездила на турниры? Знаю, папа немного давал денег, участвовал в процессе. В общем, ездила на соревнования.

Да, у меня ещё тренер поменялся. Это был 1990 год, самое начало. Экономическая ситуация в стране начала ухудшаться, мой тренер ушёл в коммерцию. А тот, который остался, и начал нас тренировать... Я не особо с ним контактировала. В итоге сама ездила на соревнования. Один раз участвовала в соревнованиях по самбо, а потом оказалось, что это был переходный турнир во взрослые соревнования. И я, будучи на два года младше всех, заняла второе место, выполнила норматив мастера спорта. (Смеётся.) Потом приезжаю к своему тренеру, говорю: «Я второе место заняла на соревнованиях, мастера спорта выполнила». Он, конечно, «выпал в осадок». Он не знал, где я была. (Смеётся.)

Самбо не понравилось?

— Почему? Самбо на самом деле мне нравилось больше! Был такой период, когда меня отправили сразу во взрослые. Ну, отправили и отправили. В таком возрасте ведь не задумываешься. И получилось так, что я проиграла на соревнованиях. И потом целый год боролась по самбо. Я на взрослом чемпионате СССР вторая была, на юниорском — первое место заняла. По каким-то турнирам меня возили постоянно. В конце 1992 года я выиграла чемпионат России и попала «первым номером» в сборную.

Самбо на самом деле мне нравилось больше! Фото: Константин Долгановский

Броски ведь и в самбо, и в дзюдо примерно одинаковые. Есть даже абсолютно идентичные...

— Да! Но так было раньше. Сейчас в дзюдо изменились правила, и запретили очень много бросков. Например, сейчас нельзя брать руками за ноги, если ты в стойке, нельзя боковой переворот, нельзя «бычка»... Очень много техник убрали.

Почему?

— Как нам рассказывали судьи: «Для того чтобы выпрямить спортсменов». Якобы чтобы все красивые стояли и боролись в стойке.

Ага! Давай борьбу на пальцах назовём дзюдо, и будет всё красиво — в стойке.

— Ну... Нам приводят кучу аргументов, что стало больше бросков. На мой взгляд, дзюдо сильно обеднело. Потеряло в зрелищности. Если ты берёшь нестандартный захват, как я делала, ты должен незамедлительно атаковать. Если не атакуешь или соперник защитился, тебе сразу «шидо» — замечание. И можно проиграть только из-за замечания. У мужчин ещё как-то это более-менее смотрится. А у девочек... Девочки сейчас стараются выиграть «шидо» и удержать его. Особенно иностранки.

Получается, что самбо сейчас интереснее, чем дзюдо. Очень много неожиданных бросков. У меня глаз привык к дзюдо. И, когда я иду на самбо, мне очень нравится. (Улыбается.)

Русским, кстати, часто дают «шидо».

Они нас боятся? Потому что мы сильные?

— Да! Они никогда не могут предугадать, что мы сделаем. И для них многое непонятно: почему это именно так? Они нас боятся. Особенно в последнее время. Бывало такое, что даже на татами не выпускали! У нас каждый год меняются требования к кимоно. У некоторых спортсменов руки длинные, и рукава кимоно не дотягиваются до ладоней. Можно ведь натянуть рукава, а можно заставить руки поднять! Нескольких сантиметров не хватает — до свидания! Бывало такое, что даже не выходили на татами. Особенно поляки протестовали очень сильно.

Есть что-то, о чём жалеешь? Золото Олимпиады?

— Да нет. Каждый сделал всё, что мог на тот момент. Я считаю, что сделала максимально. Пока никто не повторил мой результат. На второй своей Олимпиаде я проиграла. Единственное, может быть, о чём жалею, — о том, что когда я тренировалась, не было системы подготовки к соревнованиям, поддержки спортсменов. Сейчас всё это есть, и ведущие спортсмены не волнуются, что их выкинут на любом этапе. Они сейчас не проходят отборы.

Я же раньше ездила на областные турниры, на окружные, на российские. То есть я, серебряный призёр Олимпийских игр, снова должна была доказывать свою состоятельность! Сейчас спортсмены могут отдыхать столько, сколько хотят. Хочешь приехать на сборы — пожалуйста! Тебе платят зарплату, ты не волнуешься. Спортсменов раньше не берегли.

Я в сборной была с 1993 до 2004 года. За это время сменилось 15 (!!!) главных тренеров! О какой системе можно было говорить? Работали по старинке.

С 1993 по 2004 в сборной сменилось 15 (!!!) главных тренеров! О какой системе можно было говорить? Работали по старинке Фото: Константин Долгановский

Завидуешь нынешним спортсменам?

— Наверное, да. Они получают сейчас хорошие зарплаты, хорошее питание, залы, сборы постоянные. Тренеры сейчас в сборной — отличные специалисты. Отталкиваются от законов физиологии, анатомии. Да и психологически сейчас спортсменам проще. Для спортсменов, которые ставят перед собой высокие цели, — это лучше. Ребята сейчас показали феноменальный результат: 4 золота, серебро, бронза и 5-6-е места! Может, поэтому правила быстренько и поменяли. На девочек это не действует. (Смеётся.) Но такая система мне нравится!

Ты хотела уехать из родительского дома?

— Да я даже не размышляла на эту тему. Меня позвали, я собралась и уехала. Я познакомила тренера с мамой, она и отпустила меня в Омск. Меня родители никогда не принуждали что-то делать. Я сама решала, чем заниматься. Поэтому, когда я решила уехать, мне никто слова не сказал. Я была самостоятельным ребёнком, который сам принимал решения. Мне говорили: «Не делай так, а делай вот так». А я всегда отвечала: «Тебе надо, ты так и делай, а я сделаю по-своему!». Я сначала сделаю, а потом решу, надо мне или нет.

Сейчас мнение окружающих важно?

— Конечно, немного давило, что если ты проиграешь кому-то на соревнованиях, то обсуждали это месяцами. Сейчас на спортсменов это не давит. Но это не мнение окружающих, а просто атмосфера.

Люба, может, хватит бегать? Пора семьёй заниматься?

— Как только появится тот, кто будет способен меня терпеть, так и займусь. (Смеётся.) Надо же ещё и какое-то занятие найти. Я не буду ходить на работу, которая мне не нравится.

Говоришь «терпеть». У тебя тяжёлый характер?

— Думаю так: если родители мне ничего против не говорили, наверное, да. Меня сложно в чём-то переубедить. Если я что-то решила, я обязательно это сделаю! У меня свои устои, свои взгляды на жизнь. Мужчине придётся подстраиваться. (Смеётся.)

Пермь полюбилась тебе? Или всё-таки Иваново — лучший город на планете?

— Мне без разницы, где жить. Где нашёл друзей, окружение, занятие любимое — там и хорошо.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь