X

«Хлеба и зрелищ — это то, что всегда нужно людям, независимо от кризиса»

6статей

Истории пермских предпринимателей, которые учатся выживать в кризис.

Фото: Михаил Белоусов

В Перми набирает популярность такое необычное развлечение, как квеструмы. По разным данным, сейчас в городе насчитывается до 18 квеструмов. Вкратце: суть этой забавы сводится к тому, что группе людей, разгадывая головоломки, нужно выбраться из комнаты за определённое время. Каждый такой квест имеет свой сюжет, правила и тематику. Мы расспросили организаторов квеструма «Lost» о том, как пришла идея заняться таким необычным бизнесом, его особенностях, перспективах, и, естественно, о том, как кризис отразился на работе квеструмов.

Мы встретились с братьями Рустамом и Максимом Зариповыми в самом обычном офисе на улице Мира. О принадлежности к столь необычному бизнесу говорила только табличка на двери и плакаты на стене, в остальном это самое обыкновенное офисное помещение. Сами братья Зариповы тоже произвели впечатление вполне обычных молодых предпринимателей. Расположившись за большим директорским столом, мы начали нашу беседу.

Ещё, наверное, год назад никто в Перми даже не слышал про квеструмы. Как додумались развивать именно это направление?

Рустам Зарипов: У меня есть товарищ — Александр Михалев — у него достаточно крупный пейнтбольный парк в Перми, который входит в тройку крупнейших в России, и он там вовсю креативит, он очень талантлив в изобретении всяких вещей, которые производят «вау-эффект» на людей. В конце ноября прошлого года он пригласил меня с ещё одним товарищем — Андреем Вычегжаниным — и озвучил, что есть такая новая тема, она развивается и сейчас на подъёме в России, — это квеструмы. Нам с Андреем эта идея сразу понравилась, мы увидели здесь большие перспективы. Поняли, что можно вырастить из этого большой проект. Даже не федеральный, а международный. И как-то сразу глаза у нас загорелись, хотя этот разговор происходил за день до нашего с Андреем вылета в ТаИланд. У нас уже были куплены путёвки, и мы улетели. Пока мы были за границей, Саша здесь один нашёл помещение, начал его ремонт. Мы вернулись 5-го декабря и очень активно втроём стали этим заниматься. И 2 января 2015-го мы открыли первые два наших квеста. Сейчас нам всего полгода, и у нас уже работает 7 квестов, и ещё один вот-вот запускается — восьмой, в Перми ещё пять строится. Мы стали очень быстро расти, активно развиваться, потому что пошёл очень активный отклик от наших гостей, от клиентов. Для нас это основной стимул, который показывает, что мы всё делаем правильно. По количеству отзывов мы самая быстрорастущая компания по квестам в России. За короткое время существования у нас в группе «Вконтакте» более трёхсот восторженных отзывов, написанных разными людьми, мы практически не чистим эту ветку, там люди сами добавляют каждый день по несколько положительных отзывов. Это показатель, заряжающий нас.

«...Каждый в этой компании, в нашем общем проекте нашёл себе применение»

А как распределяются роли в управлении бизнеса?

Р. З.: У нас команда сейчас из четырёх человек. У каждого до этого была другая, своя деятельность. У меня — это два центра кузовного ремонта. Кроме этого, мы сейчас выпустили собственную настольную бизнес-игру. Только-только, буквально пару недель назад, у нас стартовали продажи. Сами мы её разработали: всю механику, воплотили дизайн. Вчера мы играли в этом кабинете, потратили на это всё воскресенье — с трёх часов дня, только в час ночи ушли отсюда. Максим, мой брат, один из партнёров, до этого работал в руководстве «Сбербанка» около двенадцати лет. У Александра Михалева свой пейнтбольный парк. У Андрея Вычегжанина — одна из самых крупных в Перми оптовых компаний сантехники. И каждый в нашем общем проекте нашёл себе применение. Каждый из нас занят своим делом. Я, например, занимаюсь маркетингом, потому что это мне ближе, я это люблю. Я отвечаю за то, чтобы наши квесты знали все в городе, чтобы у нас было много клиентов, чтобы мы были узнаваемы и пользовались популярностью. Максим занимается франшизами, ведёт переговоры с партнёрами. Саша Михалев — ему сам Бог велел заниматься созданием сценариев: он их придумывает, прописывает, устраивает головоломки и работает с инженерами, чтобы воплотить их в жизнь. А Андрей — практичный человек: он находит помещения и занимается ремонтом, созданием атмосферы, антуража, чтобы привести помещение в то состояние, в котором оно должно быть в конечном итоге. У нас работает цех, он занимается работой в цехе, контролирует там работу, и параллельно у него три бригады сейчас работают на разных объектах, чтобы мы вовремя успевали открывать все квесты.

Рустам Зарипов: «В Перми мы особо не чувствуем конкуренции. Вообще, эта сфера такая, что конкуренция не мешает, она помогает продвигать квесткультуру. Человек сходил на один квест, ему понравилось, и он захотел сходить на другие. Поэтому все квесты двигают продвигают друг друга». Фото: Михаил Белоусов

Какие-то новые правила, приёмы в бизнесе вам пришлось освоить в этом деле? Есть какие-то отличия кузовного ремонта от сферы развлечений?

Р. З.: Принципиальной разницы нет, потому что и там, и там ты работаешь с конечным потребителем — с людьми. И если им нравится, то люди друг другу рекламируют и сами ходят за продуктом. Разница есть в том, что кузовной ремонт — это проблемный продукт, он идёт от проблемы, то есть когда у человека неприятность, повреждение автомобиля и вынужден обратиться за нашей услугой. Там немножко свои механизмы. Здесь я продвигаю не проблемную услугу, не решение проблемы, а формат удовольствия, развлечения для человека. Это как кинотеатр, только по ощущениям в десять раз сильнее... К нам возвращаются 80 % наших клиентов. Однажды у нас побывав, люди проходят новые квесты. Поэтому мы проводим акции, когда первый квест даём бесплатно, потому что их у нас сейчас достаточно много, и мы понимаем, что у нас жизненный цикл клиентов очень длительный. Придя однажды, человек не уходит, он проходит следующий квест.

Вообще сейчас квеструмы достаточно активно развиваются. Большая конкуренция в Перми?

Максим Зарипов: За нашу короткую «жизнь» мы стали свидетелями того, как некоторые квеструмы успели открыться и закрыться. Сейчас у нас самое крупное сообщество в Перми по квестам. И к конкуренции мы относимся... В Перми мы особо не чувствуем конкуренции. Вообще, эта сфера такая, что конкуренция не мешает, она помогает продвигать квесткультуру. Человек сходил на один квест, ему понравилось, и он захотел сходить на другие. Поэтому все квесты двигают продвигают друг друга. Поэтому мы стараемся настолько быстро открывать квесты, чтобы давать людям всё новые и новые сюжеты. Чтобы они могли сегодня сходить в одно место, а завтра в нашей же сети сходить в другое.

И вы работаете с постоянной клиентурой?

М. З.: Да, и эти постоянные клиенты приводят новых людей. Поэтому, я думаю, мы так сильно «выросли», в социальных сетях. У нас сейчас около десяти тысяч человек в нашем сообществе.

Получается, основные источники распространения информации о вас — это соцсети, интернет?

Р. З.: Ещё вирусный эффект — то, что люди сами разносят. Очень активно работаем с радиостанциями — я каждую неделю прихожу на радиостанцию, чтобы самому рассказать о последних наших новостях и разыграть бесплатные сертификаты на квест. Стараемся быть как можно более открытыми к аудитории. Не то что рекламировать, а общаться, выходить на аудиторию. И мы не идём стандартными путями: не рекламируемся на телевидении, на наружной рекламе. Я приверженец нестандартного маркетинга, чего-то такого творческого, креативного. Из последнего — мы собирали большую пиратскую вечеринку в честь открытия нашего квеста «Пираты Карибского моря». Собрали пятьдесят человек на закрытую вечеринку, все были в восторге, целую ночь провели в нашем квест-центре. Поскольку мы не могли принять всех желающих на эту вечеринку, мы разыграли пригласительные туда. Мы их не продали, а просто разыграли бесплатно. «ВКонтакте» около тысячи репостов было: люди очень хотели попасть на это мероприятие.

Квест «Пролетая над гнездом кукушки». Фото: Квеструм LOST
Квест «Пролетая над гнездом кукушки». Фото: Квеструм LOST
Квест «Однажды в Вегасе». Фото: Квеструм LOST
Квест «Однажды в Вегасе». Фото: Квеструм LOST
Квест «Апокалипсис 2029». Фото: Квеструм LOST
Квест «Дракула». Фото: Квеструм LOST
Квест «Пираты Карибского моря». Фото: Квеструм LOST

А есть понимание, кто ваша основная аудитория?

Р. З.: Ядро нашей аудитории — это девушки. Они ещё сильнее, чем мужчины, этим увлекаются. Причём девушки от 20 до 35 лет, или даже от 16 до 35. Если брать парней, то они примерно в этих же возрастных рамках. Но ядром являются девушки. Мы проводили такую акцию: в День Святого Валентина разыгрывали свидание в замке Дракулы. У нас есть квест «Дракула», и мы создали не квест, а свидание, в котором люди находят сюрпризы в квесте, розы, шампанское, конфеты. После этого — романтическая фотосессия с профессиональным фотографом во всех этих декорациях средневекового замка. И длилось это всё больше времени — два часа. И девушкам, чтобы получить это свидание, нужно было выложить в определённый альбом фото своей пары и собрать под этой фотографией как можно больше лайков. Причём не фейковых, а именно настоящих, «живых». Там развернулась колоссальная борьба, наш график посещаемости просто взлетел. Было, чуть ли не десять тысяч просмотров за день. Девушка-победительница собрала около тысячи двухсот «живых» лайков. Её дочь сагитировала всю школу, всю родню с разных уголков страны, друзей всех подключили.

Вернёмся к разговору о ведении этого бизнеса. С какими основными трудностями вы сталкиваетесь?

Р. З.: Трудностей мы видим мало. Это бизнес в удовольствие. Один из тех немногих бизнесов, который органично идёт, и развивается достаточно органично. Трудность в том, чтобы успевать быстро развиваться, давать хороший продукт нашим гостям, успевать открывать квесты достаточно быстро. Хотя их сложность постоянно возрастает, каждый новый квест технически сложнее предыдущего. И трудность в том, чтобы успевать давать всё необходимое нашим партнёрам во франчайзе. Делать и для них хороший продукт. Мы отошли от стандартного понятия франшизы: продал франшизу и забыл о партнёрах, не помогаешь им. Мы, наоборот, стараемся максимально облегчить их жизнь, сформировав им «под ключ» весь продукт. То есть они получают книгу инструкций на 150 страниц, в которой они могут детально прочесть, как и что делать. Со всеми приложениями договоров и прочего. Мы даём им весь маркетинг под ключ. Со сценарием мы даём промо-ролики, все прописанные электронные схемы в этом квесте, все дизайн-проекты. Высылаем самые сложные механизмы — делаем их в Перми и высылаем уже в готовом виде сложные механизмы и реквизит. Кроме того, берём на аутсорсинг несколько таких важных процессов, как ведение социальных сетей, бухгалтерия, call-центр. Наверное, сложность в том, чтобы угнаться за тем темпом развития, который нам задаёт рынок. Создавать хороший продукт для наших гостей и наших партнёров. Времени это занимает много, но и удовольствия тоже получаешь достаточно много.

М. З.: Мы сейчас выходим не только за пределы Перми, но и за пределы страны. Через пару дней к нам приезжают наши партнёры из Риги, которые будут открывать там наши квесты. У нас идут переговоры по Праге. И вот сейчас мы начали переговоры об открытии квестов в США.

Р. З.: В Перми ещё две компании купили у нас франшизы, и в городе будут не только наши собственные квесты, но и квесты наших партнёров. Кроме этого, в Екатеринбурге и в Иркутске открывают квесты наши партнёры по франшизе. Наш собственный план — следующие свои квесты открывать уже в Москве. Для нас Пермь — это тренировочная площадка, где мы всё изобретаем. У нас здесь цех, где мы производим реквизит, сложные механизмы, где мы создаём все эти квесты, сюжеты и потом воплощаем их в жизнь, тестируем. Наши инженеры-электронщики создают платы, микросхемы, пробуют, выбрасывают, снова пробуют. А дальше это можно тиражировать. Мы отправляем уже готовые механизмы и реквизит нашим франчайзерам. И вот сейчас готовим для себя реквизит на Москву. Мы уже вырастили для себя в Москве сообщество в социальных сетях — около десяти тысяч человек, наших клиентов, которые придут к нам, когда мы откроемся.

То есть из Перми вырастает такой огромный, международный бизнес?

Р. З.: План такой — сначала Пермь, потом Москва, а потом уже двигаться в Европу, в Штаты. А в России мы хотим развивать регионы по схеме франчайзинга. Развивать партнёров, которых к нам достаточно много обращается.

Сейчас в стране кризис, вы как-то ощутили его влияние?

Р. З.: На самом деле не ощутили, потому что хлеба и зрелищ — это то, что всегда нужно людям, независимо от кризиса. Тем более, это не поездка на Мальдивы, за один миллион рублей. Это достаточно бюджетное удовольствие, сравнимое с походом в кино. Если средняя стоимость квеста у нас две тысячи рублей, то компании из четырёх человек приходится платить по пятьсот рублей за билет. При этом мы ещё сделали один из наших квестов самым дешёвым в городе — специально, чтобы максимально легко было попасть к нам в первый раз. Этот квест очень популярный, постоянно забит под завязку — это «Пролетая над гнездом кукушки» про побег из психиатрической клиники. Он у нас стоит от 990 рублей на четырёх человек, то есть по 250 рублей на человека. Такой формат удовольствия, как показывает практика кризиса 2008 года, не становится менее популярным, он, наоборот, становится ещё популярнее, поскольку другие развлечения становятся менее доступными.

Максим Зарипов: « В нашем бизнесе кризиса нет. Наоборот, это самая быстрорастущая ниша, которая сейчас есть на российском рынке» Фото: Михаил Белоусов

М. З: Про кризис больше говорится, чем он есть на самом деле. В повседневной жизни вы кризис не замечаете. Если говорить про банковскую сферу, я хорошо знаю её «кухню», там, может быть, есть осложнения в доступе к финансированию. Но и это уже сейчас «расшивается», и банки, которые не самые крупные, сейчас захватывают лучших клиентов у самых крупных банков и наращивают свой кредитный портфель. Да, где-то они пытаются больше контролировать риски кредитования, но это просто процедурные моменты. Даже с финансированием нет таких проблем, какие были год назад, полгода назад. А в повседневной, обывательской жизни кризиса нет. В нашем бизнесе кризиса нет. Наоборот, это самая быстрорастущая ниша, которая сейчас есть на российском рынке.