X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
10 августа 2020
09 августа 2020
08 августа 2020
07 августа 2020
06 августа 2020
05 августа 2020
Фото: Тимур Абасов

«Этот кризис — хороший тест для властей». Оптимистичный взгляд на экономику во время пандемии

Большинство экономических прогнозов сейчас весьма пессимистичны. Финансовый аналитик Виктор Тунёв, напротив, считает, что резкое снижение цен на нефть не будет иметь решающего значения, курс рубля достаточно легко вернется на прежние уровни, а мировая экономика может быстро восстановиться.

Насколько серьёзным, как вам кажется, будет наступающий кризис, и можно ли предполагать, сколько он продлится?

— Серьёзность пока можно оценить очень приблизительно. Мы не знаем, как долго продлится пандемия коронавируса и связанные с ней карантины. Базовый вариант, что вирус не устойчив и закончится, как сезонный грипп, означает, что к лету в большинстве стран ограничения будут сняты, и экономика начнёт восстанавливаться. Тогда серьёзность кризиса будет определяться тем, в какой степени государства готовы компенсировать безвозвратные потери бизнеса.

Да, есть прогнозы, что эпидемия продлится до конца года или даже до следующей весны. Но состояние полного карантина не может продолжаться больше 1-2 месяцев. Иначе общество перестанет его соблюдать, и мы столкнемся с массой более серьёзных социальных и экономических проблем. В Китае ограничения уже постепенно снимаются. В любом случае всё зависит от властей: какую «цену» в виде дефицита бюджета они готовы заплатить, пока не восстановится экономическая активность.

Как вы оцениваете эффективность мер, предложенных президентом? Помогут ли они поддержать малый и средний бизнес?

— Эффективность объявленных мер для решения текущих проблем сомнительна. Некоторые бизнесы ощущают сейчас отсутствие спроса, доходов или просто невозможность осуществлять деятельность в период карантина. Им нужны безвозмездные субсидии или беспроцентные кредиты в существенно большем размере, кроме того, предназначенные более широким слоям населения и бизнеса. Пока частному бизнесу предлагается решать проблемы в основном за свой счёт, с платными отсрочками и рассрочками по налогам и кредитам. А государство ищет возможности компенсировать свои расходы через повышение налогов — удивительно несвоевременный шаг.

С другой стороны, финансовые меры поддержки населения теоретически могли бы стабилизировать спрос, что, в свою очередь, помогло бы и бизнесу. Однако и тут эффективность минимальна: заявленных 300 млрд рублей явно недостаточно, чтобы поддержать спрос в период карантина.

Конечно, долгосрочно позитивным является снижение социального налога для малого и среднего бизнеса, или повышение пособия по безработице. Но сейчас это не заработает. Социальный налог уменьшится только с зарплат выше МРОТ, а сейчас многим бизнесам даже МРОТ тяжело будет заплатить. Уволить работника быстро по Трудовому кодексу тоже нельзя. У нас не США, где ввели карантины, а через неделю сразу 3 миллиона человек пришло за пособиями по безработице.

Очень странным и даже вредным выглядит объявление о повышении налогов на проценты по депозитам и долговым ценным бумагам, сделанное именно сейчас. Всё равно это будет введено со следующего года, а сейчас может лишь вызвать панику у держателей рублевых депозитов и желание конвертировать рубли в иностранную валюту.

Виктор Тунёв

Специфическая черта этого кризиса — временный разрыв международных связей. Как это скажется на нашей экономике?

— Часть бизнеса пострадает из-за нарушения логистики и отсутствия поставок комплектующих, но в условиях подавленного спроса, возможно, это не очень существенная проблема. Да и основной поставщик товаров в мире — Китай — уже восстанавливается. Мы больше зависим от экспорта сырья, где логистика не нарушится, но могут снизиться объёмы и цены.

Бюджет Пермского края, с учётом структуры нашего экспорта (в основном это нефть, цена на которую упала вдвое, и удобрения) безусловно, ощутит на себе последствия сбоев во внешней торговле. У ЛУКОЙЛа существенно снизится прибыль и, соответственно, налог на прибыль, поступающий в региональный бюджет. В то же время производители удобрений, наоборот, могут увеличить прибыль из-за роста курса доллара США. Однако совокупный результат всё-таки будет скорее отрицательным.

Резкое снижение цен на нефть принято считать катастрофическим обстоятельством для России. Что будет с экономикой страны при цене 25 долларов за баррель?

— Для России снижение цен на нефть, на самом деле, не имеет решающего значения. Бюджетное правило, если оно будет исполняться так, как задумано, позволяет экономике существовать длительное время при ценах ниже $40 за баррель. Но, думаю, что больше года цены $25 не сохранятся и в конце концов вернутся на уровень 40. Иначе не выживут многие производители нефти в мире.

Если цена на нефть будет сохраняться на уровне 25 долларов за баррель, Российского Фонда национального благосостояния ($150 млрд) хватит на 4 года. Но есть ещё источник: вместо резервов суверенная страна всегда может использовать дефицит бюджета и внутренние займы. Фонд национального благосостояния и бюджетное правило имеют смысл для изъятия избыточных доходов. Когда нет доходов, эта макроэкономическая конструкция теряет смысл.

Каковы ваши прогнозы относительно курса рубля?

— Курс рубля сейчас меньше зависит от цен на нефть. Падение курса с начала 2020 года сопоставимо с многими другими рискованными валютами и даже такой «нефтяной» страной, как Норвегия. При нефти $25-30 курс может остаться на уровне 75-80 руб. за доллар США, если Правительство и Банк России не будут жалеть валютных резервов. Пока действия властей достаточно разумны и оперативны, чтобы избежать паники и бегства держателей рублей в инвалюту. Если паника всё-таки произойдет, а Банк России не будет готов потратить валютные резервы в существенно большем размере, то можем увидеть курс 90-100. Но с возвратом нефти на $40 курс вернётся на 70 или даже ниже.

Что будет с рынком ценных бумаг?

— Фондовый рынок в России за последний месяц испытал идеальный шторм, сравнимый с кризисами 2008 и 2014 года. Это естественная реакция на сразу два шока — пандемия и разрыв сделки ОПЕК+. Обычно фондовый рынок всегда быстрее, чем реальная экономика, реагирует на будущие экономические последствия и часто с перехлестом. Индекс Московской бирже снижался на 36 % от максимума в январе, но сейчас всего на 20 % ниже уровня начала года. Опять всё зависит от того, насколько пострадает экономика и как власти компенсируют бизнесу потери. В мире желание залить всё деньгами и дефицитами бюджета беспрецедентно, что позволяет надеяться на то, что масштабного мирового кризиса не будет. В США и Европе объявлены меры поддержки экономики и финансового рынка, исчисляемые сотнями и триллионами долларов США (5-10 % ВВП стран). ФРС США готова выкупать неограниченные объёмы государственных и частных долгов. Даже если мировая экономика покажет отрицательный рост в 2020, в будущем она быстро восстановится. Ведь временные потери бизнеса возьмут на себя власти.

В России на рынке представлены в основном крупнейшие компании, которые скорее всего получат поддержку от государства. Да, прибыль нефтегазовых компаний существенно снизится, но они не будут убыточны даже при нефти $20-25. Цены акций других компаний и рынок облигаций восстановятся гораздо быстрее после окончания пандемии и восстановления экономической активности.

К чему готовиться жителям России — бедность, увольнения, дефицит...?

— От снижения цен на нефть и курса рубля мы уже все стали беднее, но сильнее других последствия нынешнего кризиса ощутят люди, связанные с туризмом, досугом, спортом, общественным питанием, коммерческой недвижимостью и др. Этот кризис — хороший тест для наших властей. Насколько адекватно они готовы реагировать на кризис и не допустить того, что было в прошлые кризисы. У них есть все возможности пройти его гораздо легче для жителей России. Другой вопрос — готовы ли они (власти) пройти этот тест.

В чём вы видите ресурс страны, её сильные стороны, которые помогут пережить кризис?

— Я надеюсь, что этот кризис заставит власти изменить свое отношение к бюджетному дефициту и всей макроэкономической конструкции, которая зависит от нефтегазовых доходов и курса рубля. Мы должны научиться жить при дефиците бюджета, а не считать, на сколько лет нам хватит бюджетных резервов. Так живёт весь мир, и в этот кризис та же Европа уже отказалась от действовавших более 20 лет догм, связанных с предельным дефицитом бюджета 3 % ВВП и потолком госдолга 60 % ВВП. Россия — суверенная страна и может сама выбрать свой путь, независимо от уровня цен на нефть и поступающих нефтегазовых доходов. Кроме нефти, у нас много других ресурсов, и, прежде всего, это умные, образованные и талантливые люди.

***

Видео-интервью с Виктором Тунёвым:

***

Читайте также: Экономист Дмитрий Шульц — о мерах поддержки, предложенных в связи с кризисом.

До апрельского референдума и после. Дмитрий Шульц — о том, к каким экономическим последствиям может привести коронавирус.

Какие меры экономической поддержки своего населения предпринимают разные страны.

Когда завершится эпидемия коронавируса? Рассказывает эпидемиолог Ирина Фельдблюм

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь
Стань Звездой
Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.