X

Новости

Сегодня
2 дня назад
15 ноября 2019
14 ноября 2019
13 ноября 2019

«Он пытался закрыть бездну собой». Надежда Бурова-Пригова — о Дмитрии Александровиче и чтениях, посвящённых ему

В следующем году в Перми пройдут Международные Приговские чтения, посвящённые поэту и художнику, «работнику культуры» Дмитрию Александровичу Пригову. Интернет-журнал «Звезда» встретился с его вдовой Надеждой Буровой-Приговой, чтобы выяснить, почему для чтений была выбрана Пермь.

Надежда Георгиевна, почему Приговские чтения пройдут в Перми, а не в Москве или Санкт-Петербурге?

— Знаете, в России всё концентрируется в Москве и Петербурге, а это отчуждает людей остальных городов. Поэтому в последние годы я стала интенсивно приглашать на Приговские чтения учёных из Красноярска, Перми и других нестоличных городов.

Для меня Пермь — один из центров приговедения, второй находится в Колумбийском университете Нью-Йорка, потому что там преподает Марк Липовецкий. Пермь — мощный культурный центр. Люди, с которыми я здесь встречалась, прекрасно образованные, думающие и необычайно одаренные, которым можно полностью доверять: филологи Марина и Владимир Абашевы и их аспиранты, замечательный режиссёр Павел Печёнкин, директор музея PERMM Наиля Аллахвердиева и учредитель Центра городской культуры Надежда Агишева.

В каком формате будут проходить Приговские чтения?

— Я видела сегодня Центр городской культуры, каждому бы городу такой центр! Возможно, он станет одной из площадок международной конференции, на которую мы пригласим учёных из самых разных стран мира. На последней были приговеды из России, США, Италии, Германии и Новой Зеландии.

В Перми планируется большое юбилейное мероприятие с участием студентов. Для меня важно, чтобы Дмитрий продолжал жить для молодёжи. Мы объявим конкурс на лучшую студенческую работу о Пригове. Жюри из пяти-шести человек, во главе, я надеюсь, с Ириной Прохоровой отберут наилучших. Получивший первую премию поедет на Приговские чтения в Колумбийский университет, где выступит со своим докладом перед учёными, славистами и литературоведами из разных стран мира. Мне хотелось бы, чтобы в России таких приговедов было много, так как они ведают, что говорит Пригов, а это полезно для всех. Остальные работы мы напечатаем в интернет- и бумажных журналах, в частности, в «Новом литературном обозрении». Пермским студентам конференция откроет дорогу в широкий мир.

Будет ли конференция сопровождаться визуальной составляющей? Ведь Дмитрий Александрович был художником, пару лет назад в Музее PERMM показывали его ретроспективу.

— Да, выставка была сделана прекрасно! Кирилл Светляков (куратор выставки, — прим. автора) и Наиля Аллахвердиева постарались.

Я очень хочу сделать Приговский фестиваль в рамках Чтений. Мы хотели бы показать Пригова как художника, поэта, музыканта и драматурга. Поэтому на фестивале у нас будет академическая, изобразительная, театральная и музыкальная части.

Давайте по порядку. Изобразительная часть —это выставка?

— В Москве есть учебно-научная лаборатория имени Пригова при РГГУ, у них огромные медийные архивы. Само место очень интересное, созданное в виде приговской инсталляции. Думаю, нам удастся сделать мультимедийную выставку, потому что работы его хрупкие — это же графика, работы на бумаге. В Центре городской культуры мы покажем его работы на трёхмерных экранах и мониторах. Это может быть очень интересно: на тебя выплывает рисунок, приближается и становится частью тебя.

Осталось много записей его собственных чтений стихов, лекций. Они совершенно не утратили актуальность. Люди бы слушали и могли вести с ним такой внутренний диалог, потому что в нём никогда не было никакого начетничества или, не дай бог, какого-то высокомерия. Он всегда делился тем, о чём он думал, и надеялся на реакцию, а реакция всегда была.

Театральные постановки тоже привезёте?

— Мало кто знает, что Дмитрий Александрович написал 16 пьес. Три из них шли в Германии и России. Одну пьесу поставил Дмитрий Брусникин (спектакль «Переворот» на тексты двух пьес Пригова «Я играю на гармошке» и «Революция», — прим. автора). Дмитрий Егоров поставил драматический концерт на тексты Пригова. Спектакль «Я. Другой.Такой.Страны.» был популярен, его возили в разные города. Возможно, получится показать его здесь. Может быть, мы договоримся с кем-то из независимых пермских театров, чтобы молодые ребята поставили пьесы на произведения Пригова.

А музыкальная часть что предполагает?

— Мне так жаль, что отсюда уехал Теодор Курентзис! Композитор Екатерина Мельникова прямо для него написала произведение для симфонического оркестра, взрослого и детского хоров «Как бы музыкально-поэтический эксперимент на тексты Дмитрия Александровича Пригова». Она просто мечтала о том, что Курентзис сам поучаствовал бы в антифонах с детским хором.

Композиторы охотно писали музыку на тексты Дмитрия Александровича — Владимир Мартынов, Сергей Загний, Ираида Юсупова. Памяти Пригова немецкий композитор Бернд Шультхайс посвятил композицию «8 ожиданий». Владимир Раннев на либретто Дмитрия Пригова написал оперу «Два акта». Говорят, сейчас он пишет вторую оперу на приговские тексты. Молодой композитор из Нижнего Новгорода Марк Булошников написал замечательную вещь на тексты Пригова «Грустный раек».

Мне бы хотелось увидеться с Артёмом Абашевым (главный дирижёр Пермского театра оперы и балета, — прим. автора) и предложить ему все эти вещи для представления. Посмотрим, как он среагирует и что выберет, может быть, удастся поговорить.

Как бы вы определили значение Дмитрия Александровича Пригова для современной культуры?

— Ирина Прохорова (редактор и издатель, — прим. автора) говорит о нём так: «Пригов — это современный Данте». Пригов — это огромный мир, который ещё предстоит открывать. Причём мир этот очень добрый, не знаю, замечаете ли вы это или нет.

Судя по его «Монстрам» — не очень...

— Его детство пришлось на военное время. Кстати, тут, рядом — в Екатеринбурге. Его мама отморозила себе руки в эвакуации, делая снаряды, и поэтому не стала концертным пианистом. Она была необыкновенной женщиной с невероятным принятием жизни.

В Свердловске маме с двумя младенцами дали комнату у старушки, и Татьяна Александровна, уходя на работу, клала малышей с двух сторон старушки, чтобы они друг друга грели. Однажды она пришла, а дети практически замерзли — старушка умерла...

Татьяна Александровна рассказала, как она полкусочка черного хлеба делила на две части — одну она съедала в течение рабочего дня, а вторую половинку она отдавала Диме, Марине и старушке. Она рассказывала, что Марина просто заглатывала хлеб, а Дима выплевывал. Однажды она не выдержала и ударила его по щеке. А потом пришли врачи и сказали, что у него дистрофия, и его забрали в больницу.

У него было страшное детство. Смерть буквально бродила за ним с рождения. Он болел энцефалитом, полиомиелитом, был много лет парализован. Только в 16 лет он отбросил костыли и стал ходить без них. Но он все преодолевал, и не столько даже физически, сколько интеллектуально. Он использовал то, что нам всем дано, эти вот два полушария, мне кажется, лучше всех людей, живущих на Земле. При этом был очень весёлым и коммуникабельным человеком.

«Монстры» олицетворяют стремление забрать у него жизнь, а он сопротивлялся этому. Кто-то говорил, что он написал 36 тысяч стихов. Так это потому, что он закидывал пытавшуюся открыться перед ним бездну собой и тем, что он делал, писал, думал.

Мне всегда казалось, что Дмитрий Александрович занимается тем, что он очищает людей, паутину из них вынимает — паутину идеалогизации, политизации, штампованного мышления. Он заставлял людей увидеть мир новыми глазами, необычностью своих стихов, необычным поворотом мысли.

Его стихи порой были очень простые, иногда намеренно шутливо-глуповатые:

Только вымоешь посуду

Глядь — уж новая лежит

Уж какая тут свобода

Тут до старости б дожить

Правда, можно и не мыть

Да вот тут приходят разные

Говорят: посуда грязная —

Где уж тут свободе быть.

О чём бы он ни писал, это всегда было очень самостоятельное и очень искреннее, провоцирующее на желание либо присоединиться, либо возродиться, либо ахнуть и сказать: «Господи, как я не соображал, он, на самом деле, прав!» В этой чистке мозгов и заключалась его миссия. Не то, чтобы он делал это специально, просто иначе он не мог. Он был невероятно умным человеком, но в тоже время благожелательным.

Думаю, если мы проведем в Перми Приговские чтения для студентов, учёных и широкой публики, здесь очень многое осядет. Здесь ещё не затерты мозги, не затерто восприятие — событиями, чисто физической тяжестью жизни в Москве и Питере, какой-то интенсивностью и истеричностью. Мне хочется, чтобы в Перми был создан центр изучения современных тенденций в культуре, такой наблюдательно-аналитический центр, названный именем Пригова. Ведь Пригов был таким наблюдательным комментатором. В своём творчестве он комментировал всё, что происходило.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь