X

Новости

Вчера
2 дня назад
15 августа 2019
14 августа 2019
Фото: Тимур Абасов

«Мы объединили несколько идей, и получилась многофункциональная игрушка»

В Перми семейная мастерская деревянных игрушек «Секретики», влюблённая в творчество и дерево, создаёт уникальные развивающие игрушки.

Проект был создан усилиями семьи Чирковых-Косковых, которые делают деревянные игрушки и сувениры с секретами — окна и дверцы с замочками, спрятанные детали, сюрпризы. Мы пообщались с Еленой и Эдвардом Косковыми, посмотрели, как организован процесс производства и что нужно для того, чтобы делать такие игрушки.

Как возникла идея заняться такими игрушками с секретом? Почему это вас заинтересовало?

— Мы изначально делали игрушки для своих детей, — хотелось чего-то интересного, чего не могли найти в магазинах. А то, что интересно, стало понятно уже на первом году первого ребёнка. Это должно быть нечто, что открывается и приносит открытие: «Ку-ку, а здесь кто-то спрятался». Таких игрушек, в Перми по крайней мере, очень мало. Сначала я стала шить — развивающие коврики, книжки. Потом этим заинтересовалась моя сестра — и к новому 2016 году так получилось, что стали работать с деревом. А с деревом работать интересней, больше возможностей. Попал в руки сестры лобзик — и покатилось. Первые игрушки прошли через наших детей. Оказалось, что они пользуются популярностью (смеётся). Всё дело в секретах и замочках. А когда всё это наполнено знакомыми персонажами, сюжетами из советских мультиков, которые мы с вами — и дети теперь наши тоже — любим, это вдвойне интересно.

Фото: Тимур Абасов

В чём получилась уникальность наших игрушек? Мы знаем интересы наших детей, знаем, что они любят Винни-Пуха, котёнка Гав, и можем это использовать, игровой сюжет сделать, замочки и плюс ещё какие-то тактильные элементы. Мы объединили несколько идей, и получилась многофункциональная игрушка, разносторонняя, с которой можно поиграть не один год.

Фото: Тимур Абасов

Как у вас организовано это «производство»?

— У нас нет места, которое называется словом «мастерская». Место, где можно немножко пошуметь и попылить, — это лоджия. Расписывает сестра на столе на кухне. Но, конечно, хотелось бы, чтобы это было одно место.

Фото: Тимур Абасов

Насколько это затратно — создание таких игрушек?

— Здесь есть такой момент. Всё равно остаются какие-то материалы, которые мы закупали, но если мы их купили, то остатки идут на следующую игрушку — краски, фетр. А так получается, что одна третья от стоимости — это материалы.

Фото: Тимур Абасов

Какова «география распространения»? Кто ваши покупатели, откуда они?

— Мы быстро продвинулись за последние недели три и охватили несколько городов России. Наши акционеры — девушка из Екатеринбурга, художница из Барнаула, из Москвы. Домик, например, уехал в Архангельскую область и нами интересуется почему-то Украина. Мы выходили на их группы. Нам отписались по почте.

Можно ли определить соотношение бизнеса и творчества?

— Я (Эдвард Косков — Ред.) руковожу ассоциацией социальных предпринимателей, это некоммерческая организация. Получилось так, что когда все эти игрушки появились, возникла идея: можно ли это использовать как социальный проект. Те НКО, с которыми я работаю, в частности, Центр медико-психологической помощи, заинтересовались применением этих игрушек для детей-инвалидов, аутистов — так называемых ментальников. Не так давно сидели с ними, долго обсуждали, разработали некий план сотрудничества. Их интересуют и игрушки, и привлечение в будущем самих детей, их трудоустройство, но это уже не ментальники. У нас есть долгосрочный план по привлечению этих детей. Они учатся в УНИСКах (раньше УПК назывались), уже умеют работать руками, но их трудоустройство под большим вопросом, и, возможно, мы их привлечём для расширения мастерской. А пока мы, всё-таки, очень семейная мастерская.

Фото: Тимур Абасов

Есть ли какой-то опыт организации таких мастерских в России?

— Развивающими игрушками занимаются просто мастера, а деревянными игрушками — много семейных мастерских. Есть пример пермской семьи, которые тоже деревянные игрушки делают, но они делают вальдорфские игрушки. А если говорить именно о бизибордах, то мы здесь не первые. Но именно потому, что нам не понравилось то, что есть. Научился открывать замочки — и всё. Надо, чтобы оно дольше служило и дольше сохранялся интерес. Ребёнку исполнился год — можно уже ему дать что-то трогать, ребёнку два года — он начнёт замочки открывать, ребёнку три года — и он уже начинает играть в сюжетную игру. Что будет потом — посмотрим. Будет расти — будем усложнять.

Когда Мария Монтессори это всё придумывала, она исходила из простоты игрушки: дать ребёнку, повесить на стену — и чтобы он просто тренировал пальчики. Про сюжетные игры никто, наверное, не думал.

Фото: Тимур Абасов

Есть ли у вас уже какой-то запас игрушек?

— Пока не получается формировать запасы. У нас есть, конечно, две-три игрушки, но это не запасы. Хочется ещё.

Сколько времени нужно, чтобы сделать одну такую игрушку?

— На производство одной большой доски у нас ушло не меньше недели, а дальше, если второй раз делать, то всё гораздо быстрее — несколько дней. В целом используется три материала — дерево, фурнитура и фетр плюс акрил. Конечно, очень много ручной работы. Отходов почти нет, всё пригождается.

Мы собираем деньги на инструменты, которые позволят упростить и ускорить сотворение игрушек. Настольный электролобзик,например, даст больше скорости и больше возможностей для творчества. Токарный станок позволит воплотить ещё больше идей для игрушек (а пока мы обходимся ручным лобзиком и простым электролобзиком).

Мы готовы поделиться инструментами с ребятами-инвалидами, которые освоили специальность по работе с деревом. Для них важно теперь реализовать свои умения в творческом деле.

Фото: Тимур Абасов

Выходили ли вы на какие-то местные общественные организации?

— Я просто пишу администраторам групп рукоделия, хобби, развития детей, чтобы сделали хотя бы репост и поддержали. В центре медико-психологической помощи сказали, что готовы взять наши игрушки, но не знаю, как у них сейчас с финансовыми возможностями. Обещали, что поговорят в министерстве образования с теми, кто отвечает за эти вещи.

Вы организовали на краудфандинговой площадке Planeta.ru кампанию в поддержку своей мастерской. Как продвигается ваш проект?

— Финансовая сторона для нас — это не основная цель. Есть ещё пиар и проверка идеи — насколько это интересно людям. А люди сразу говорят, интересно им это или нет. У пермяков часто возможности нет, в основном из Москвы интересуются, но пермяки часто говорят, что классная идея и поддерживают нас морально. Попробуем продвинуться ещё через частные детские сады, которые заинтересованы в этих игрушках. Нам бы не помешал какой-нибудь генеральный спонсор, который бы оценил нашу задумку.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+