X

Новости

Вчера
2 дня назад
09 декабря 2019
08 декабря 2019
07 декабря 2019
06 декабря 2019
Фото: Из личного архива Свята Мурунова
180статей

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

«Власти просто хотят стереть память о „Белых ночах“ и перезагрузить их таким „трэшем“»

Что происходит в Перми с точки зрения развития фестивального движения и культурной политики? Какова в связи с этим роль конкретного фестиваля «Пермский калейдоскоп»?

Андрей Попов, аналитик, консультант Фонда поддержки культурных проектов «Новая коллекция», по просьбе «Звезды» взял интервью у одного из самых крупных специалистов в области событийного проектирования — руководителя Национальной сети Центров прикладной урбанистики Московской высшей школы социальных и экономических наук Свята Мурунова. Этот разговор состоялся за день до открытия «Пермского калейдоскопа». Мы публикуем его только сейчас, для того чтобы можно было оценить высказывания экспертов и о конкретном событии в частности, и о культурной политике региона в целом на фоне уже стартовавшего фестиваля.

Андрей Попов: Приветствую, Свят! Если позволишь, я бы хотел поговорить с тобой о том, что сейчас происходит в культурно-событийной сфере Перми и какое значение в этом занимает открывающийся завтра фестиваль «Пермский калейдоскоп».

Свят Мурунов: Это тот самый фестиваль, который появился вместо «Белых Ночей» (далее — «БН»)?

А. П.: Да. Хотелось бы получить от тебя особый взгляд — «над схваткой». Если охарактеризовать диспозицию мнений утрированно, то одна группа местных оценивает его так: полная ерунда, совершенно недостойная светлой памяти «БН», а другая утверждает, что фестиваль в целом сойдёт и что нынешней власти в принципе неплохо удалось найти механизм сохранения праздника в условиях тотальных сокращений бюджета. И вот главные вопросы, о которых хотелось бы, чтобы ты порассуждал: что это за тип фестиваля такой? Как его правильно нужно оценивать? Как правильно относиться к нему? Нужен ли такой тип событий Перми? Может, городу нужно что-то принципиально другое?

С. М.: В конце 2013-го Егор Коробейников (редактор UrbanUrban.ru) предложил мне поучаствовать в разработке концепции «БН». А ему, в свою очередь, Олег Ощепков, если не ошибаюсь, рекомендовал эту историю: типа будет конкурс на концепцию очередного года «БН», давайте подготовим что-то свежее. Я, к сожалению, не столь глубоко тогда погружался в контекст «БН» (был привлечён в 2010 году к анализу первого года реализации). Но, зная Марата Гельмана и многие вещи, связанные с ним, зная людей, которые любят и которые не любят Гельмана, могу сказать следующее... Конечно же, Пермь могла сделать этот фестиваль экспортным: ведь «БН» прозвучали и потом шли лишь по нарастающей. Во всяком случае, можно точно признать, что это был совершенно новый формат для российских городов. Это факт! И многие, я таких знаю, были готовы ехать в Пермь, чтобы учиться фестивалю (администрации Пензы, Саратова, например, точно хотели отправлять своих людей смотреть, как фестиваль делается). В 2014 году фестивальное движение превратилось в какую-то... мягко скажем, слабую историю — странная неловкая попытка, неумелая поделка. И это обстоятельство, конечно же, опять отбросило город на несколько лет назад. Но пока бренд «БН» формально жив, у Перми так или иначе остаётся шанс на символическое возвращение. В этом плане «Пермский калейдоскоп» — это вообще ни о чём. Ну, то есть ни о чём не говорящее название: никаких «вкусных» ассоциаций, эмоций от него нет. «Пермский калейдоскоп» — фестиваль местечковый. Перестали звучать какие-то значимые имена, культурные бренды — это большой минус. Что касается другого важного аспекта — глубокого вовлечения местного сообщества, интересных коллективов, то здесь просто идёт демонстрация местной разношёрстной культурной «флоры и фауны»...

А. П.: Прерву тебя. Судя по тому, что сейчас опубликовано на сайте «Калейдоскопа», он ближе ко второму — к демонстрации.

С. М.: «Калейдоскоп» на фоне «БН». Это и для Перми, и для страны — минус, потому что «БН» в своё время задавали для целой страны абсолютно новый уровень городских праздников. Фестиваль должен был отыскать в городе совершенно новые имена и связать их с международными — неизвестными в Перми. Тогда всё было на вырост. Формат, когда целый месяц идёт такая разная «движуха», удобен, понятно, для всех. И бизнесу местному проще в летний сезон окупаться. И культуртрегерам проще смотреть, какие темы заходят в голову, пользуются спросом, чтобы потом открывать новые театры, дизайн-школы, музеи и прочее. Мне кажется сейчас, что тут есть одна очевидная вещь — нужно просто сесть и без спешки разложить всё по полочкам. Любой, кто сейчас перехватил бы бренд «БН» и сделал бы чисто символически выставку... Ну, не знаю... Про то хотя бы, какие были в истории Перми фестивали... Или взял бы видеоинтервью с разными горожанами, сравнив «БН» и новый фестиваль... Главное — ухватиться за это и поддержать «БН», потому что этот фестиваль ещё жив, ещё какие-то вкусные образы витают о нём в голове. Если, например, властям этого не надо, то они, скажу так, вообще ничего не понимают в капитализации идентичности. Не понимают, не хотят или не умеют зарабатывать на современных процессах в культуре и рассматривают культурную жизнь как некую формальность. Если с властями всё так, то культурному и бизнес-сообществу Перми есть смысл подумать о том, как сделать этот фестиваль, сохранив его имя, в каком-то другом формате.

А. П.: По поводу «Калейдоскопа». Не кажется ли тебе тогда, коли уж мы пришли к идее делать локальный качественный фестиваль... Что, учитывая текущие параметры «Калейдоскопа» и то, что он делается всего за 1 млн от государства, а также то, что он состоит из пермского материала, что в нём задействован пермский бизнес и проводится он в популярном месте — коммерчески успешном Парке Горького... Что тогда можно спутать две эти сущности? Ты так много пишешь и говоришь о формате «фестивалей городских сообществ» как о настоящих комьюнити-фестах... Как не спутать всё это с тем, чем сейчас пытается быть наш «Калейдоскоп»?

С. М.: Мне кажется, что «Калейдоскоп» — это вообще какая-то надуманная, очень внешняя для города история. Он вряд ли будет интересен активным горожанам, которых в Перми, как и в других городах, становится всё больше и больше. Он явно делается для чьей-то формальной отчётности. Рассматривать его как адекватного преемника «БН» — всё равно что наступать самому себе на какие-то священные принципы и ценности. Советую просто игнорировать его, пока он сам не засохнет, рассматривать его как временный городской симулякр. Явно же: власти просто хотят стереть память о «БН» и перезагрузить его таким быстрым трэшем, как «Пермский калейдоскоп». Повторюсь, мне кажется, что самое важное дело сейчас для вас — это защитить в информационном пространстве светлую память о «БН», сохранив его имя хотя бы как символ. Далее все прочие событийные истории, которые будут появляться — малобюджетные и независимые, никак не связанные с «Калейдоскопом»... Они могли бы объединиться под этим символом, возродить энергию мощной и разнообразной культурной активности, задать жизни движение, покончить уже с «сидением в болоте» и самоедством.

А. П.: Не знаю. Дело в том, что у очень многих людей прочно сидит в голове одна мысль, связанная с «БН»: он был чересчур масштабным... А прежде всего — диспропорциональным в объёмах государственных денег, уходивших на его проведение. Как ты думаешь, смогут ли пермяки принять то, что новый уровень «БН» будет сильно далёк от необъятного XXL-размера?

С. М.: Да, возможно. Но это могут бы быть и не «БН». Только уж точно не «Пермский калейдоскоп»!

А. П.: У некоторых субъектов в нашем городе давно созрела идея провести фестиваль такого нового городского формата. В частности, у той команды, к которой отношусь я, эта идея бродит ещё с 2013 года. Тогда, к слову, мы пытались помочь местному фестивалю «Экология Пространства» перерасти в тот самый новый формат «фестиваля городских сообществ», но не сложилось. По разным причинам. Возможно, некоторые причины заключались в том, что лидеры «Экологии» были отягощены старыми рассуждениями о формате, что мощная поступь «БН» была ещё сильна... А возможно, нам в Перми очень нужны такие люди, как ты, чтобы в уже устоявшихся и проверенных практикой терминах был детально разъяснён формат организации такого рода событий, приведены яркие примеры из практики других городов России, представлены люди из тех проектных команд, что создали эти фестивали там, выявлены преимущества и недостатки, найдены аргументы в пользу защиты новых форм и поиска соорганизаторов на месте. Кроме того, за последнее время в Перми активизировались многие инициативы. Правда, пока по-прежнему где-то около темы: «Гений места», RedFest, «Культ личностей». Сообщества формируют фестивали пока исключительно для презентации самих себя. К слову, завтра начнётся «Гений места», который возник очень неожиданно. Насколько он, по-твоему, далёк от того формата, который мы обсуждаем?

С. М.: Мне кажется, «Гений места» напоминает его! Хотя... История, как они меня резко пригласили (и чуть ли не в последний момент), поэтому я смог выступить только по скайпу... Возникает вопрос: знали ли они заранее обо мне как об источнике знаний по новым фестивальным форматам в стране и о том, что я мог бы помочь им в их осмыслении, проектировании этого фестиваля? Потом, я не совсем понял их запрос. Для чего они вообще делают то, что делают? С одной стороны, речь о связи книг, путешествий, новых форматов культурного потребления с местом и людьми, а с другой — бросается в глаза преобладание такой интеллектуальной тусовки... Программа состоит в основном из лекций, да и лекции — далеко не для каждого. Но я могу и ошибаться...

А. П.: Да нет, видимо, всё верно. Изначально эта история исходила от людей, владеющих книжным делом. Конечно, они решили выйти на тему в связи с тем, что надо повышать капитализацию книжного бизнеса. Но ведь книги книгам рознь, а есть такая возвышенная вещь, как когнитивная и гуманитарная география, и в ней — большая масса не сильно осевших в сознании граждан книг типа «Гений места» Петра Вайля, или «Пространство и место» И-Фу Туана, или «Образ Города» Кевина Линча... Эти книги нам действительно необходимы для понимания пространства вокруг человека и места человека в этом пространстве — как первый шаг к грамотному преобразованию территории. И жаль, что в конечном итоге это всё почему-то подаётся через связку с глобальными целями различных краевых министерств, занятых куда большими масштабами, чем городское пространство. Ведь им (краевым министерствам) интереснее поддержать идею культурно-туристского картирования в пределах всего края (сверху вниз). Им не интересно картирование сообществ, общественных пространств, культурных кодов в пределах гиперлокального масштаба города. Про это те книги. Налицо некоторое привязывание за уши различных аспектов одной тематики. Хотя, безусловно, культурное картирование на уровне всего муниципалитета в целом для разработки качественно иной, партисипативной, стратегии его культурного развития — также важно. Просто это надо делать немного по-другому.

Однако вернёмся к «Пермскому калейдоскопу». Учитывая то, что фестиваль официально, без собственной идеологии, пытается влезть в «штаны» «БН», поскольку растянут во времени (21 день), имеет чрезмерное множество привлекаемых то принудительно, то нет творческих сил, что у него излишне запутаны процессы принятия административных и бюджетных решений и прочее, оцени его критически, как эксперт.

С. М.: Нужно всегда исходить из целеполагания. Кто реальные субъекты? Какие у них цели и ценности по отношению к городу и деятельности в нём? Какие связи, какие ресурсы, какие планируются результаты и эффекты?

А. П.: В том-то и дело, что организаторы позволили себе официально заявить, что особая концепция им не нужна. Это означает, что их целеполагание как бы заведомо скрыто от общественности.

С. М.: Ну, смотри. С учётом того, что это действо называется по-другому, а по формату — всё ещё будто бы «БН»... Значит, у власти уже стоит цель таким вот способом замять прошлый бренд, забыть о нём, как о страшном сне. Другой вариант. О чём говорит то, что они сменили финансирование и масштаб? О том, что на современные подходы к культурному менеджменту сегодня или не хотят, или не способны тратиться по-умному. Люди просто делают консервативный вариант одного из самых древних и понятных событий — ярмарку с балаганом. Задача, скорее всего, — удовлетворить массы в их потребностях, когда, с одной стороны, никаких конфронтаций, а с другой — никакого вызова, никакого преодоления и роста. В общем, где-то рядом с традиционным набором «шашлык, пиво, попсовые танцы и батуты». Хотя это, конечно же, общее предощущение.

А. П.: То, что ты говоришь, в общем, понятно...

С. М.: Я бы добавил. Всё действительно зависит от того, зачем они делают это. Их задача, видимо, на самом деле развлекать, а не вовлекать. И тут опять мы возвращаемся к теме: а зачем городу вообще нужны события? А события городу нужны, чтобы ответить на важный вопрос, для чего он (город) живёт, и передать от одних поколений другим какие-то непреходящие ценности, в которых и будет заключён ответ на него. Ну, или ещё — для того чтобы иметь ответы на всякие стратегические вопросы типа: куда бы нам направить свой вектор развития, скажем, через привлечение туристов и их денег... Есть ли в «Калейдоскопе» хоть какой-то вектор развития, хоть какой-то проектный такт, перебор, посвящённый рефлексии над пермскими проблемами? Видны ли технологии реального вовлечения кого-либо из толпы в осмысление? И когда ты эти технологические вопросы задашь и посмотришь, как этот фестиваль запускается и как идёт, у тебя на 90 % будет по всем пунктам этого списка — «нет», «нет» и «нет». Это будет означать, что это уже точно — 100 % фестиваль «развлечения», считающий своей задачей забыть, что делали когда-то «БН». Задача этого события — провести событие ради события, чтобы поставить галочку в отчёт. Таким образом, все отрицательные моменты «Калейдоскопа» — не с точки зрения власти, потому что с ней всё понятно, а с точки зрения города как коммуникационной среды, как системы разных субъектов — становятся различимыми.

Зачем нам такой фестиваль, который нас никуда не ведёт, а просто пережёвывает старое, что уже и так было известно и понятно, и пытается всеми силами забыть предыдущий опыт? Я повторюсь: несмотря на все проблемные аспекты, «БН» были событием российского масштаба. Благодаря им Пермь начала привлекать к себе внимание. Фестиваль «БН» был инструментом развития. «Калейдоскоп» же таким инструментом точно не является.

А. П.: В чём главная проблема?

С. М.: Главная проблема, по всей видимости, в том, что ключевые субъекты, которые должны генерировать городские события, городские сообщества, сильно разобщены и не способны оказывать влияние ни на себе подобных, ни на кого-то ещё. И на этом фоне власть превращает разные достойные события, доставшиеся ей в наследство, в «развлекалово» для народа. Богатый символический и социальный капитал, наработанный в прошлый период, сейчас банально девальвируется, поскольку никто с ним толком не работает, никто его не капитализирует. Да! Ещё о том, зачем городу события и кто является их заказчиком. Если мы рассматриваем город как пространство диалога разных субъектов, то в сегодняшней ситуации диалога нет, а разрозненные городские и культуртрегерские сообщества находятся или в замешательстве, или пытаются сохранить свою культуру такими вот точечными историями, как «Гений места», которые на город сильно повлиять не могут.

А. П.: Я знаю, что у тебя есть рецепт, как можно было бы увести ситуацию в другое русло. Поговорим об этом в следующий раз, договорились?

С. М.: Конечно!

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь