X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 октября 2018
19 октября 2018

«Полной картины загрязнения окружающей среды у нас нет». Рустем Дарипов о масштабах нарушения экологического законодательства

Всегда ли наиболее заметные нарушения экологического законодательства являются и наиболее опасными, часто ли промышленные предприятия загрязняют воздух и воду, как выявляются нарушители? Мы поговорили об этом с Рустемом Дариповым, заместителем прокурора Пермской межрайонной природоохранной прокуратуры.

Рустем Альфредович, в какой сфере выявляется больше всего правонарушений и почему именно там?

— Больше всего правонарушений выявляется в сфере обращения с отходами. Почему? Свалки отходов видны, они относительно долго остаются на поверхности земли, их, как правило, не пытаются скрыть, либо это труднее сделать, чем спрятать загрязненные стоки и выбросы в атмосферу. В этой сфере нарушения чаще всего связаны с твёрдыми коммунальными отходами. В крае много садовых кооперативов, населённых пунктов, дачных посёлков, где централизованный вывоз мусора не организован. Подобные ситуации встречаются и в городе Перми: мы постоянно наблюдаем возникновение стихийных свалок в частном секторе, на окраинах города. Собственники частных домовладений нередко считают, что они не должны заключать договоры с организацией, которая занимается вывозом отходов, и выбрасывают пакеты с мусором вдоль обочин дорог, свозят в безлюдные места и т. д. Такие факты достаточно легко обнаружить, и поэтому они выявляются чаще всего.

Наоборот, в сфере лесопользования в последние годы фиксируется сравнительно немного правонарушений, но тут причина иная. Уже более шести лет на территории края действует план мероприятий по декриминализации лесной сферы, который был утверждён на уровне прокуратуры края, ГУ МВД по Пермскому краю и других уполномоченных властных структур. Этот план предусматривает жёсткий контроль и применение мер уголовной ответственности, в его исполнение вовлечено большое количество надзорных органов, как федеральных, так и региональных. В результате за последние годы ситуация в сфере лесопользования стала лучше. Кроме того, что за состоянием лесов следят не только лесники, но и население. Арендаторы лесов заинтересованы в предотвращении незаконных вырубок леса, чтобы не терять потенциальную прибыль. Их контроль стал своеобразным элементом надзора, поскольку у нас более половины лесов находится в аренде.

Рустем Дарипов

В какой сфере сложнее всего выявлять нарушения?

— Нарушения, связанные с загрязнением атмосферного воздуха и водных объектов, очень скоротечны. Если кто-то сбросил стоки в водный объект, буквально через несколько часов их уже не видно — они разбавятся, растворятся. В воздухе эти процессы происходят ещё быстрее.

В то же время именно ситуация с состоянием воды и воздуха должна вызывать наибольшую тревогу по той причине, что качество воды и воздуха ежедневно оказывают влияние на нас и наше здоровье. Значительная часть ежегодного доклада о состоянии законности на территории города Перми, который природоохранный прокурор направляет в адрес главы города и председателя Пермской городской Думы, посвящается именно этой теме, и в первую очередь состоянию тех водных объектов, которые являются источниками питьевого водоснабжения, их защищённости от загрязнения. Если не уделять внимание этой теме, то загрязняющие вещества могут попасть в водные объекты, в том числе подземные, и тогда ареал загрязнения может существенно увеличиться, а ликвидация последствий загрязнения окажется существенно дороже, чем меры по предупреждению загрязнения.

Насколько существенно?

— Приведу пример. В одной из поднадзорных территорий работник предприятия сферы коммунальных услуг собранные из контейнеров в грузовик бытовые отходы свёз на особо охраняемую природную территорию и зарыл там, в 40 метрах от реки Камы. Сэкономил 8 тысяч рублей, которые надо было заплатить за размещение отходов на лицензированном полигоне. Теперь ликвидация очага загрязнения обойдётся минимум в несколько сотен тысяч рублей. По результатам проверки указанного факта мы инициировали возбуждение уголовного дела по ст. 262 УК РФ (нарушение режима особо охраняемых государством природных территорий, повлекшее причинение значительного ущерба).

Чего вам все-таки удаётся добиться?

— Судами удовлетворены десятки исков природоохранной прокуратуры по поводу того, что стоки предприятий не должны без очистки попадать в водные объекты. Есть практика по запрету сбрасывать неочищенные ливневые стоки с территории предприятий в водные объекты, а также о ликвидации объектов, деятельность которых в водоохранной зоне запрещена. Например, по ул. Васильева выявили предприятие, на территории которого располагались автомастерские, гаражи заправочный комплекс для большегрузного автотранспорта. В судебном порядке прокуратура добилась того, что автомастерские и автозаправка из водоохранной зоны вынесены, а до конца этого года, как мы надеемся, предприятием будет построена ливневая канализация и поверхностные стоки либо будут передаваться в «Новогор-Прикамье», либо на построенные предприятием локальные очистные сооружения.

Какие существуют основания для проведения проверок природоохранной прокуратурой?

— В соответствии с законом о прокуратуре проверка исполнения законов проводится на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором. Обычно подобная информация поступает от граждан, из средств массовой информации, в том числе телекоммуникационной сети «Интернет», и уполномоченных природоохранных органов — Госинспекции по экологии и природопользованию Пермского края и Управления Росприроднадзора по Пермскому краю. Чаще с такой информацией обращаются граждане, т. к. численно их гораздо больше, чем работников природоохранных органов.

Существует общераспространенное мнение: прокурор в каждом случае без исключения по обращению гражданина должен провести свою проверку. Однако по закону природоохранная прокуратура, осуществляя надзор за соблюдением требований природоохранного законодательства, не должна подменять в своей деятельности уполномоченные органы государственной власти и местного самоуправления. Поэтому проверки в сфере природопользования в первую очередь должны проводить уполномоченные органы. Если правонарушения вызвали общественный резонанс, или уполномоченные органы бездействуют, или их проверки не привели к устранению нарушений закона, тогда мы подключаемся к проведению проверок.

Тем не менее, бывают случаи, когда имеет смысл напрямую обращаться в прокуратуру, минуя природоохранные органы. Например, о фактах коррупции, когда вы знаете, что нарушение природоохранного законодательства связано с тем, что правоохранительные и (или) уполномоченные органы закрывают глаза на нарушение, умалчивают факты, получают за это вознаграждение. Часто подобные случаи связаны с тем, что бизнес хочет сэкономить деньги, не тратить их на дорогостоящие природоохранные мероприятия. По таким случаям без сомнения надо сразу обращаться в прокуратуру.

Так же нужно поступать и в случаях, когда есть данные, что природоохранное законодательство нарушают органы местного самоуправления?

— Несомненно. Но полномочия городских властей в сфере природопользования не так широки, как кажется. Скорее, они могут инициировать природопользование, но сами природопользователями зачастую не являются. Например, городская Дума не осуществляет производственной деятельности. Другое дело, что у гордумы есть полномочия разрабатывать и принимать правовые акты, в том числе связанные с природопользованием, и здесь есть поле для взаимодействия с прокуратурой. Напротив, исполнительная власть города, в лице структурных подразделений и учреждений, часто играет роль природопользователя, также она разрабатывает проекты нормативных актов, принимает решения, которые затрагивают в той или иной степени природоохранную сферу.

У вас есть свежие примеры взаимодействия прокуратуры и городских властей?

— Вот реальный пример. Десятилетиями зимой с улиц города собирался снег и вывозился на произвольно выбранные площадки, так называемые снежные полигоны, которые не оборудованы водосборными и очистными сооружениями, водонепроницаемым экраном. И когда снег весной таял, загрязнялись подземные воды и почва.

Причём эти места не были обязательными по муниципальному контракту. Фактически муниципалитет не мог гарантировать, что весь снег с улично-дорожной сети будет вывозиться именно туда. Когда мы только занялись этой темой несколько лет назад, даже по внутренним отчётам администрации города было видно, что на полигоны попадает не более 30 % всего убранного с улиц снега. Мы понимали, что весь остальной снег свезён в какой-нибудь лог, долину малой реки, лес, а где-то просто оставлен на обочине дороги. Во всех этих случаях при таянии происходит загрязнение окружающей среды.

Мы несколько раз обращались в администрацию города, указывали на необходимость регламентации порядка вывоза снега на полигоны. Сейчас ситуация значительно улучшилась, процент вывезенного на полигоны объёма снега, собранного с улиц, стремится к 80 %.

Второй проблемой являлось оборудование этих снегосвалок. Город отказывался тратить на это деньги, и мы пошли в суд, выиграли иск в районном и краевом судах. В том числе суд обязал администрацию Перми нормативно определить и закрепить места снежных полигонов, оборудовать их водосборными и очистными сооружениями, а затем следить за их функционированием. Порядок в этой сфере мы наведём.

Но нерешённой остаётся проблема снега, убранного с дворовых и частных территорий. Здесь пока почти никакого контроля нет.

Сейчас администрация города вновь предлагает отложить срок разработки порядка использования ливневой канализации, на этот раз до 1 июля 2019 года. Насколько остра эта проблема для города?

— В городе существует много ливневых стоков, которые выходят в малые реки, в Камское и Воткинское водохранилища. К ним подключаются предприятия, сбрасывают свои ливневые стоки. Казалось бы, в этом нет большой проблемы, ведь ливневые стоки — это все-таки не промышленные стоки. Но территория любого предприятия практически всегда загрязнена: есть выбросы самого производства, которые оседают на землю, остатки мазута, масел, бензина с транспорта, иные отходы и так далее, которые попадают на почву, а с затем с дождевыми водами — в водные объекты. Поэтому мы от городских властей потребовали разработать порядок подключения абонентов к ливневой канализации, стоимость такой услуги, порядок функционирования объектов ливневой канализации, в том числе очистки стоков. Сейчас такой нормативно-правовой акт в администрации разрабатывается.

Какие источники информации использует прокуратура для оценки качества воды в реках и воздуха в Перми? Достаточны ли они, то есть позволяют ли оценить ситуацию полно?

— Ситуация весьма сложная, особенно в отношении качества атмосферного воздуха. Зачастую по составу выбросы предприятий в атмосферу характерны только для их производства. Это разные сложные химические соединения, и лаборатории надзорных органов не всегда имеют возможность зафиксировать их, потому что для этого нужно специальное оборудование, обученные сотрудники и соответствующая аккредитация.

В крае есть сеть постов наблюдения Росгидромета, на которых проводятся наблюдения за состоянием атмосферного воздуха, но количество загрязняющих веществ, которое они контролируют, незначительное. Посты построены давно, морально устарели, не дают полной картины загрязнения воздуха: определяют два с половиной десятка загрязняющих веществ, в то время как предприятия выбрасывают в атмосферу сотни разных веществ. Полной картины состояния атмосферного воздуха наблюдения постов не дают.

Кроме того, мониторинг состояния атмосферного возраста за счёт средств федерального бюджета осуществляется только в крупных городах, население которых превышает сто тысяч человек. За счёт регионального бюджета много лет финансировалась работа постов наблюдения в Краснокамске, Чайковском и Лысьве, но сейчас встаёт вопрос о том, что это слишком большие расходы для регионального бюджета. А ведь в этих городах в атмосферу выбрасываются и хлористые соединения, и много взвешенных веществ.

Вместе с тем мониторинг атмосферного воздуха с постов Росгидромета хотя бы даёт достаточно быстро картину того, что происходит, и есть возможность моментально отреагировать. Госинспекция по экологии Пермского края расположена в Перми, их лаборатория тоже в Перми, и в течение получаса попасть в другие территории края, где произошёл выброс, и зафиксировать его они не в состоянии. Надеюсь, что краевая власть поймет важность расширения и модернизации сети постов наблюдения за состоянием атмосферного воздуха за счёт средств регионального бюджета. Ждать, что в ближайшее время это будет сделано за счёт федерального бюджета, я думаю, не стоит.

А как обстоит дело с мониторингом состояния воды?

— У Росгидромета также существует сеть постов наблюдения за состоянием водных объектов, но и их недостаточно, они позволяют получить лишь усреднённую оценку. В Перми вдоль Камы расположено много предприятий. Рассчитывать на то, что они дадут нам достоверную информацию о том, как у них работают очистные сооружения и что они сбрасывают в реку, не стоит, потому что не все руководители предприятий добросовестны и ответственны. Тем более, когда вопрос касается затрат и доходности бизнеса, а руководитель предприятия уверен, что его не поймают за руку при нарушении закона. Например, законодательство запрещает залповый сброс, а мы с несколько раз в году по сообщениям жителей фиксируем такие прецеденты. Не имея достаточно плотной сети постов наблюдения за состоянием водного объекта, мы не можем определить, где именно и когда произошёл сброс и с территории какого предприятия. Сами предприятия в своих документах не фиксируют такие факты.

Учитывая, что факты загрязнения воды и воздуха, как я уже говорил, нужно фиксировать оперативно, недостаток постов наблюдения создаёт сложности в борьбе с такими правонарушениями.

Какие ещё сложности есть?

— Ещё одна сложность состоит в низкой зарплате работников уполномоченных контрольно-надзорных органов — она составляет в среднем 15-20 тысяч рублей. Органы созданы, их штат укомплектован, но состоит он из очень молодых сотрудников, которые в силу недостатка опыта не могут учесть все нюансы проверки, например, на химическом предприятии, а у нас их много, и на каждом нужно применить свою методику проверки, знать особенности производства. Кроме того, штат уполномоченных органов весьма невелик.

Есть пример. Управление Росприроднадзора по Пермскому краю проверило деятельность одной из химических компаний, действующих в микрорайоне Крым, и нарушений не выявило. Но мы понимали, что на предприятии есть нарушения, связанные с контролем качества выбросов в атмосферу. И только когда природоохранный прокурор лично организовал повторную проверку, приняв в ней участие, удалось выяснить, что газоочистное оборудование предприятия работает в нештатном режиме, не обеспечивая предусмотренную паспортом степень очистки. В результате главного инженера предприятия и само предприятие привлекли к административной ответственности.

Сколько времени все это заняло?

— Росприроднадзор проводил проверку месяц, мониторинг состояния атмосферы в микрорайоне Крым суммарно проводился около года, и непосредственно прокурорская проверка заняла два месяца с перерывом на исследования. Плюс проводились прокурорские проверки на других предприятиях, расположенных в этом промышленном узле. Такое время потребовалось для того, чтобы выявить один факт нарушения и привлечь по нему виновных к административной ответственности.

Существует ли зависимость между состоянием экономики и соблюдением природоохранного законодательства?

— Да, сегодняшняя экономическая ситуация создает дополнительные сложности. Многие предприятия стоят перед выбором — построить дорогостоящие очистные сооружения и пылегазоулавливающее оборудование или эти средства использовать на производственные нужды. Чем сложнее экономическая ситуация, тем этот выбор сложнее. И понятна позиция руководства предприятия, которое в первую очередь думает о том, чтобы сохранить бизнес, а уже потом о природоохранных мероприятиях.

Каков масштаб нарушений природоохранного законодательства промышленными предприятиями?

— В 2016 году мы предъявили исковые требования практически ко всем крупным промышленным предприятиям Перми, когда поняли, что их очистные сооружения не обеспечивают должный уровень очистки сточных вод. Суды удовлетворили наши иски, и каждое предприятие разработало план мероприятий по улучшению качества сточных вод. Практически везде эти мероприятия являются реконструкцией и модернизацией очистных сооружений.

Сейчас предприятия ждут, когда на федеральном уровне будут приняты критерии к оборудованию по контролю за состоянием выбросов в атмосферу. Начиная с 2019 года все предприятия 1 категории опасности обязаны будут оборудовать производственные объекты автоматическими приборами учёта и контроля выбросов загрязняющих веществ в атмосферу. Из-за отсутствия критериев к этому оборудованию, процесс их установки пока не начался.

Если говорить о проблемах загрязнения окружающей среды промышленными предприятиями, есть ещё одна сложность. Она связана с законодательной нормой, которая даёт предприятиям возможность при определенных условиях в течение пяти лет осуществлять сброс сточных вод в поверхностные водные объекты с превышением установленных нормативов. При этом степень превышения норматива никак не регулируется. Поэтому предприятия в своей заявке о предоставлении разрешения на сброс стоков в качестве допустимого уровня просят указать максимальное по факту количество загрязняющих веществ, которое есть в стоках, а уполномоченные органы не имеют права им в этом отказать. В итоге предприятия получают разрешение на сброс стоков с таким превышением нормативов.

Были прецеденты, когда мы накладывали на предприятие в судебном порядке обязанность по сооружению очистных сооружений, но оно вскоре банкротилось, а потом на этих же мощностях, с этими же работниками и руководителями возникало формально новое производство и предприятие, которое снова имело право пять лет сбрасывать стоки с превышением нормативов. И нет никакой гарантии, что через четыре — четыре с половиной года история не повторится. Эта карусель может продолжаться и продолжаться.

Меняется ли ситуация с соблюдением природоохранного законодательства?

— Количество отобранных постами Росгидромета по краю проб воды и воздуха, в которых выявляется экстремальное превышение нормативов, из года в год сокращается. Факторов, по которым это происходит, несколько: это и работа природоохранных органов, и изменение предприятиями производственных процессов и технологий, а также строительство очистных и газоулавливающих сооружений. Нередко это связано и с сокращением объёмов промышленного производства.

Позвольте личный вопрос. Работа в природоохранной прокуратуре — лишь часть вашей профессиональной карьеры, причём не столь большая. Как вам работается в этой сфере?

— Если человек заинтересован в своей работе, то конкретное место не имеет значения. Я работал следователем и руководителем в следственных структурах МВД районного и краевого уровня 10 лет, был следователем в районной прокуратуре, помощником районного прокурора, прокурором отдела краевой прокуратуры, и вот пятый год служу заместителем природоохранного прокурора, и всюду мне было интересно, и в каждой должности я узнавал много нового.

То есть для вас интерес в новом?

— Я бы сказал, наоборот, в любом новом я сам находил интерес. У меня не было планов работать в природоохранной сфере, но так сложились обстоятельства. Точно так же я не искал возможности перейти из районного отдела внутренних дел в краевое управление, из районной прокуратуры в краевую... Наоборот, я исхожу из того, что если ты работаешь на конкретной должности, то ты должен найти интересное именно в этой работе.

А в чём для вас мотивация работать в природоохранной прокуратуре?

— Любая государственная должность связана с тем, что ты делаешь для общества и людей. И где бы ни работал, я понимал, что делаю что-то очень нужное, и старался делать это очень хорошо. В природоохранной прокуратуре подобрался хороший коллектив. С коллегами мы сходимся в том, что испытываем удовлетворение и чувство гордости за свою работу и её результат, которого добиваемся, вкладывая в него свои силы, опыт и знания.

***