X

Новости

2 дня назад
20 сентября 2018
19 сентября 2018

«Здесь у меня есть много шансов и перспектив». Интервью с бывшей актрисой Театра-Театра, которая уехала в Египет, чтобы сняться в арабском кино

Фото: Анна Меньшикова

Ане Меньшиковой 23 года, она окончила Пермский институт культуры по специальности «артист музыкального театра». Во время обучения Аня играла в стажёрской группе Театра-Театра, успела поучаствовать в спектаклях «#конституциярф», «Сказка о Царе Салтане. Рождественские гулянья», «неРомео, неДжульетта». В начале этого года девушка круто изменила свою жизнь: ушла из театра и получила роль в арабском сериале, съёмки которого проходили в Египте.

В Перми мы с Аней встретились на фотосессии. В перерывах между съёмками она рассказала о жизни в Египте, сериале и о том, почему она решила уйти из театра.

Аня, расскажи подробнее, как ты попала на съёмки, и какую роль сыграла?

— Сериал называется طايع или Tayea («Тая»). Тая — это имя главного героя, молодого человека из Верхнего Египта. Он оказывается вовлечённым в ряд преступлений, включая контрабанду древних египетских артефактов. Я сыграла директора музея, моя героиня проводила аукцион и участвовала в разборках двух враждующих кланов египетской мафии. Это сериал про археологические раскопки, криминал, приключения и, конечно же, любовь. Это была моя дебютная роль в кино, минут 20 эфира. Считаю, что для первого раза очень достойно, это была моя маленькая победа над собой. Роль была на английском языке, и все удивлялись, как девочка из России может так хорошо говорить по-английски.

Мы часто бываем в Египте и идея посетить Каир — столицу Египта и мекку киноиндустрии всего арабского мира — была давно. Я приехала туда в феврале и прошла по многим кастинг-агентствам. Сценарий везде один: короткая видео-визитка, в которой нужно рассказать о себе в двух словах. Пройдя кастинги я слышала в ответ «спасибо, мы вам перезвоним». Звонили, предлагали всякую рекламу, фотосессии в каких-то журналах. Что меня озадачило больше всего, так это предложения фотосессий в нижнем белье. Я тогда очень удивилась, ожидания от арабской страны были абсолютно другие. От всех этих предложений я отказывалась, потому что у меня была цель сняться в кино.

Месяца через два мне внезапно позвонили поздно вечером и сообщили, что съёмки состоятся на следующий день в шесть утра, и отправили мне текст. К слову, когда я приехала, его оказалось на пять страниц больше. До Каира надо было ехать пять часов на автобусе, и я ответила «конечно, я буду!»

Как прошли съёмки? Тяжело ли тебе было перестроиться после работы в театре?

— Мне безумно понравилось сниматься, это просто невероятный процесс. Приятно удивило, что актёры играли профессионально, да и сам сериал был снят качественно. Я даже посмотрела его на арабском языке. Думаю, если бы его перевели на русский, он бы и в нашей стране был интересен. Ещё мне невероятно запомнилось то, что съёмки проходили накануне Рамадана, и прямо на съёмочной площадке происходило жертвоприношение. Барана резали на моих глазах...

Фото: Анна Меньшикова

Многие сравнивают кино и театр, но я считаю, что их невозможно сравнивать, потому что это две абсолютно разные вещи. Театр — это перманентная эмоция, живущая в тебе постоянно. Это чувства, посыл, которые ты должен передать зрителю. В кино всё по-другому. У тебя, конечно, есть дубли, но в кино нет никаких репетиций, ты должен быть готов и находиться в тонусе. В театре прежде, чем выпустить спектакль, есть как минимум серьёзные репетиционные процессы. В кино такого нет, там всё по щелчку. Ты должен заплакать по щелчку, а через две минуты поменять свой настрой, потому что внезапно изменили сцену. И ты должен быть готов к этому.

Почему ты ушла из театра?

— Я очень люблю театр, но не готова проводить там по 12 часов в день без выходных и получать за это «прожиточный минимум». Конечно, есть эмоциональные крючки, от которых было сложно отказаться. Например, лозунг «театр лучше жизни». Первое время действительно было невыносимо, потому что я четыре года верила, что это действительно так. Но мир большой, и есть вещи куда более значительные и важные. Жизнь не ограничивается театром. Конечно, я волновалась, когда принимала решение уходить. Потому что определённый отрезок жизни я этому отдала, и театральный процесс меня увлекал. Но я поняла, что нужно что-то менять, и чтобы открылись новые двери, надо уметь закрыть старые.

Я обожаю путешествовать, а в детстве поменяла много школ и всегда была открыта к любым знакомствам и предложениям. Перед поступлением в институт я училась в музыкальном колледже. Я всю жизнь пою, а в Перми из-за климата и постоянных простуд у меня были некоторые проблемы с голосовыми связками. В Египте голос полностью восстановился, я не простывала и чувствовала себя отлично.

Ты говоришь на арабском языке (официальный язык Египта)? Чем жизнь в Египте отличается от жизни в России?

— Сейчас я активно учу арабский язык. Сложность в том, что существует арабский литературный язык, на котором написаны все книги и документы, а говорят все на египетском диалекте. Получается, что приходится учить сразу же два языка, и ощущение такое, что они абсолютно разные. Например, в арабском есть звук «дж», а в египетском его заменяют на «г». И когда ты учишь письменный язык, нужно сразу же учить второй вариант, на котором говорят египтяне. Если ты начинаешь говорить на арабском, тебя не понимают. Арабский язык сложный, грамматика похожа на русскую, и многие правила схожи с нашими. Сейчас я умею читать и писать на арабском, моя задача — научиться говорить на диалекте. Я планирую посещать курсы разговорного языка.

Фото: Анна Меньшикова

В Египте всегда тепло. Никто никуда не спешит, если вам назначили встречу на 12, это значит, что раньше 12:30 можно не приходить. Жизнь очень размеренная. Люди здесь доброжелательные и всегда готовы помочь. Даже на съёмочной площадке я почувствовала, что все друг друга поддерживают.

К тебе когда-нибудь приставали египетские мужчины?

— Я здесь при маме и с ребёнком. Я никогда не ходила одна, и даже если мы встречались с друзьями, то это были компании с детьми. Нет такого, чтобы подходили на улице и знакомились. Когда я выкладывала что-то в «Инстаграм», отмечая геолокацию, мгновенно сыпались всякие сообщения и кмплименты в Директ. Но я на них не отвечала.

Чтобы попасть в Эль-Гуну (город, в котором мы жили), нужно пройти посты секьюрити, где тебя осматривают с собаками, и только после этого ты проезжаешь. Это закрытый город, и туда не может попасть человек «с улицы». Я не знаю ситуацию изнутри, чтобы рассказать, как египтяне относятся к женщинам. Конечно, когда на съёмочной площадке я была в чёрном платье в обтяжку, все на меня глазели. Но в России в театре было точно также.

Фото: Кадр из сериала

Были мысли навсегда переехать в Египет?

— Артист — это такой человек, который должен следовать за своей работой туда, где она есть. Я готова к любым творческим предложениям в любой части земного шара. Я думаю, что здесь у меня есть много шансов и перспектив. Но лето в Перми мне очень нравится, а зимовать комфортнее в тепле. В Египте все фильмы и сериалы снимаются зимой, чтобы выпустить их в Рамадан. Это месяц великого поста, и, чтобы людям проще было переносить голод, вся сфера киноиндустрии работает именно на этот месяц. Для меня Египет — это большие возможности. Мне есть, о чём рассказать зрителю. Увы, в центре Каира густой смог и порой нечем дышать, но стоит отъехать несколько километров в сторону — чистота, хорошо, свежо. Ещё одна вещь, которая меня поразила здесь — это отношение к смерти. Когда мы ехали со съёмок, я увидела мёртвую лошадь, выброшенную на обочину. Наверное, она просто умерла в пути, и её оставили там, на обочине, одну... Там смерть и жизнь ходят совсем рядом, и отношение к этому философское.