X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 июня 2019
14 июня 2019
Фото: Тимур Абасов

Юрий Гапликов: Люди думают, что мои мотоциклы из Америки

В прошлом бизнесмен, сегодня он стал мастером мотоцикла. Юрий Гапликов — единственный пермский кастомайзер, который создал несколько трайков. Уже 5 лет он строит уникальные авторские байки.

2014 год был ознаменован для Юрия рождением «Бизона» — мощного, тяжёлого, эффектного трёхколёсного байка, который вызывает восторг даже у искушённого мотоциклиста. Юрий рассказал «Звезде», чего ему стоило построить новую машину.

Почему трайк?

Трайк — явление редкое не только для Перми, а для всей России. Мне всегда были интересны не обычные мотоциклы, а именно трёхколёсные. Это машины для людей, которые всегда мечтали иметь байк, но по каким-то причинам не приобрели его в своё время. И сейчас, достигнув возраста, вспоминают о детской мечте, но не имеют навыков вождения и опасаются оседлать двухколесного зверя. Лёгкий в управлении трайк — решение этой проблемы.

Я по жизни люблю ломать стереотипы. Наверное, поэтому моё увлечение, которое сейчас уже переросло в дело всей жизни, для многих непонятно. Пять лет назад я загорелся идеей заняться трайкостроением. За это время построил 5 совершенно разных трайков. После того, как появился мой первый трайк «Дикарь», на почту повалило огромное количество восторженных писем от байкеров со всей страны.

Об американской мечте

Родоначальники движения трайков — американцы. Они строят мотоциклы уже больше 100 лет и действительно знают в этом деле толк! В Штатах каждый год появляются новые улучшенные модели. Там практикуется инновационный подход. Всё автоматизировано. В отличие от коллег из Штатов я не могу себе позволить использовать дорогостоящее оборудование, которое облегчило бы процесс и ускорило дело. А запчасти я вожу из Америки. Как ни странно, это выходит дешевле, чем закупка в Перми.

Фото: Тимур Абасов

Всегда ищу изюминку для каждой новой идеи. Что-то, конечно, делаю своими руками, но некоторые вещи я не могу сделать, потому что рынок в Перми беден. Например, у нас всё плохо с хромированием. А трайк должен быть в хроме. На наших дорогах у мотоцикла без качественной подвески всё будет отваливаться, а в Штатах даже не заморачиваются по этому поводу. Там дороги не чета нашим. Там едешь словно по стеклянной трассе. Выходит, моя задача сложнее, чем у американских кастомайзеров. Мне приходится работать на два фронта: делать красиво и практично.

Мне бы очень хотелось пообщаться с американскими коллегами, обменяться с ними опытом. И на Западе, и в Европе ценится хенд-мейд (ручная работа), а до россиян это пока не дошло. Меня многие воспринимают как ремесленника. А я не делаю самопал и за качество отвечаю! Я единственный в России кастомайзер, который построил 5 уникальных трайков.

Порой из-за того, что я воплощаю в каком-то смысле американскую мечту в уральской провинции, меня называют сумасшедшим.

О 2014 годе и «Бизоне»

Два с половиной года я работал над трайком, который назвал «Бизон». Я ждал этого события, кропотливо работал, и вот, наконец, в 2014 году это осуществилось. Названия для байков обычно приходят легко. Смотришь на него и сразу ясно — настоящий бизон! У него есть свои особенности. Например, механизм электронного переключения передач на руле. А ещё он оборудован дополнительной светотехникой и звуковой системой. Есть даже встроенный очёчник. Просто снять подвеску с одной машины и поставить на трайк — это не для меня. Некоторые детали мы с друзьями-конструкторами полностью разрабатываем сами. На «Бизоне» мы сделали переднюю антиклевковую вилку, которая помогает плавно тормозить. Это в какой-то мере инновация.

Год был нелёгкий. Я пропадал в мастерской и практически не видел свою семью. Но помимо того, что закончил «Бизона», в моей жизни произошло ещё одно знаковое событие — дочка научилась читать.

О процессе, трудностях и планах

Из любого материала можно руками сотворить конфетку, а можно взять дорогие детали и натворить чёрт знает что. Если теоретически возможны какие-то решения, я могу их внедрить и построю любой трайк. Ограничений нет. Я сотрудничаю с токарями, фрезеровщиками, сварщиками, электриками. На отдельные элементы мы готовим чертежи. Каждый элемент вживляется в общий организм, который потом должен заработать как часы — это старая добрая школа. Заказываю качественного донора для будущей модели, зачастую японского производства. Нельзя заказать все детали и собрать за неделю трайк как конструктор. Хотя бы потому, что некоторым вещам невозможно найти аналог. В России нет хромированных колёс. Приходится порой огромное количество времени потратить на одну деталь, но с каким удовлетворением ты осознаешь, что всё получилось именно так, как ты хотел...

Фото: Тимур Абасов

Каждый аппарат, который я строю, обязательно обкатываю. Последний сезон я ездил на «Медведе», а теперь у меня появился «Бизон». Работа очень интересная, и я её делаю с душой. Но сложностей, связанных с российским менталитетом, много. Здесь трудно продвигать тему и встретиться с клиентом. Москва и Питер — города, где сконцентрированы такие мастерские. Но и там их очень мало. В этом году один из моих трайков уехал в Санкт-Петербург. Вообще, звонки от потенциальных клиентов поступают со всего мира. Но жаль, что таможенные службы некоторых стран практически не дают возможности отправлять свои работы за рубеж.

В планах открыть направление двухколёсных кастомов. Донор уже в пути! Так что скоро все закрутится и зашевелится в мастерской!.. Буду и дальше искать новые решения, придумывать тюнинг и оригинальную стилистику.

Мне всегда хотелось жить в более тёплых климатических зонах, но пока я воплощаю свои идеи здесь, в Перми. В этом году на фестивале «Белые ночи» и на строительной выставке мы выставляли наши работы. Люди подходили, рассматривали трайки и просто не верили, что они созданы в пермской мастерской. Много раз я слышал вопрос: «Откуда пригнали? Из Штатов?» Нет. Мы и здесь можем делать вещи на высоком уровне. А люди не верят, что в России такое возможно...

Фото: Тимур Абасов