X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
6статей

Что станет с фестивальной культурой в Перми после того, как «Белые ночи» заменили «Пермским калейдоскопом»? Рефлексия экспертов и организаторов.

Пермь фестивальная. Осмысление. Часть IV

Мы пытаемся понять, что происходит с фестивальным движением в нашем городе.

Только что завершился «Пермский калейдоскоп», который позиционировался краевым министерством культуры как главное событие лета. Одновременно с ним в городе появилось несколько других фестивалей, спроектированных и проведённых практически без участия властей. В июле планируется ещё один независимый проект — «После Пилорамы». Нам кажется, что сейчас самое время разобраться в ситуации.

Мы составили несколько блоков вопросов и задали эти вопросы экспертам в области культуры. Нам уже ответили Рашид Габдуллин, генеральный директор Парка им. Горького, на чьей площадке прошёл «Пермский калейдоскоп», Надежда Агишева, руководитель фонда поддержки культурных проектов «Новая коллекция», и Игорь Гладнев, министр культуры Пермского края.

Теперь очередь за Ириной Шафранской, руководителем департамента менеджмента Высшей школы экономики в Перми.

Блок 1

Концептуальное отличие «Пермского калейдоскопа» от «Белых ночей»? Уместно ли сравнивать эти фестивали?

Сравнивать их с точки зрения преемственности нельзя, потому что это разные фестивали, разные продукты, разные бренды. Под брендом «Белых ночей» можно было продавать что-то глобальное, под «Пермским калейдоскопом» — только своё, локальное. Это даже из названия видно. Сравнивать эти фестивали можно, как мы сравниваем не очень сравниваемые объекты. Например, автомобиль иностранного производства и российский. Их можно сравнивать для того, чтобы понять сильные и слабые стороны каждой из концепций. У «Белых ночей» много сильных сторон. Это фестиваль, который действительно был инструментом формирования новых запросов горожанина к досугу. Раньше пермский житель не сталкивался с таким досугом. И, с этой точки зрения, сильнейшая сторона «Белых ночей» — образовательная. Жителя города научили по-другому себя вести, например обходиться без алкоголя на площадке.

А слабая сторона «Белых ночей» в том, что не всегда было понятно, как отбирают участников на фестиваль. И очень сложно было туда самозаявиться. Если сравнивать «Белые ночи» с фестивалем Redfest, который, кстати, во многом больший их преемник, то на Redfest смог попасть тот, кто хотел. А на «Белых ночах» был штаб, какой-то свой отбор... И были те, кто жаловался, так как было непонятно, по каким критериям отбирают участников.

Сильная сторона «Калейдоскопа» — в его массовости. В смысле, в понятности. Все мероприятия ясны, нет ни спорных, ни дискуссионных моментов. Никаких накалов страстей: можно это показывать или нельзя. В текущей ситуации это сильная сторона, хотя хорошо было бы, чтобы фестиваль нас куда-то вёл.

Слабая сторона «Пермского калейдоскопа» в том, что у фестиваля нет образовательного компонента. Он не развивает. Он показывает то, что нам уже и так известно. Этот фестиваль просто поддерживает образ жизни прогулок выходного дня. В нём нет ничего нового. Нет того, что заставило бы горожан гордиться своим городом. После «Белых ночей» мы делали исследование, и была отмечена явная корреляция: фестиваль является у горожан поводом похвалиться своим городом перед кем-то. Они могли приехать в другой регион и сказать: «А у нас вот есть „Белые ночи“!» Про «Пермский калейдоскоп», как мне кажется, так говорить не будут, к сожалению.

Блок 2

Сопряжён ли фестиваль «Пермский калейдоскоп» с целями социально-экономического, культурного и прочих направлений развития края?

Фестиваль «Пермский калейдоскоп» возник в таком виде, потому что нет внятной культурной политики. Надо было занять чем-то жителей на летний период. А ведь сначала должны появиться цели, должна быть очевидна культурная политика, должно быть понятно — как мы проводим фестивали в городе. Мы парады проводим, или площадки открываем, или мы распределяем фестиваль по всему городу, или мы концентрируем всё в одном месте...

По событийному ряду «Пермский калейдоскоп» не сильно отличается от того, что и так происходит в Парке Горького. Там насыщенная программа, там много всего... Поэтому мне кажется, что этот фестиваль проходит незамеченным. Значительно более заметными получились Парад 9 Мая, карнавал на День города, Ледяной городок. А этот фестиваль слился с общим фоном.

Если говорить о социально-экономических задачах, то я, например, считаю, что «Белые ночи» были прекрасной площадкой для обкатки каких-то новых идей и продуктов. Как раз оттуда появился весь стрит-фуд у нас в городе. Вот эти маленькие, очень сейчас модные заведения, где лёгкая еда, где короткое меню. Это во многом пришли с фестивальной площадки, где стало понятно, что люди готовы есть какие-то вафли, пить кофе на ходу. Мне кажется, фестиваль должен быть местом обкатки бизнес-идей: и творческих, и продуктовых, и сервисных...

Если говорить об экономическом эффекте, связанном с туризмом, то я в него вообще не верю. Потому что для того, чтобы привезти туристов, фестиваль должен быть таким громким и уникальным, как, например, Дягилевский фестиваль. А когда мы имеем дело с городским фестивалем, то задачи завлечь туристов и не должно быть. Должна быть задача максимального вовлечения местных жителей. Пусть они придут, посмотрят, поучаствуют... Пусть они получат ещё один шанс, чтобы понять, как устроен и чем живёт их город.

Мне кажется, когда задумывался фестиваль «Пермский калейдоскоп», было принято решение: давайте заменим что-то большее чем-то меньшим. Экономическая ситуация сейчас не та, чтобы проводить трёхнедельные фестивали со звёздами. Уверена, что неправильной была сама попытка позиционировать «Пермский калейдоскоп» в качестве преемника «Белых ночей». Мне кажется, что тут просто как-то так сложилось, что на ивент-программу парка надели колпак фестиваля, зачем-то связав его с «Белыми ночами». А этого не стоило делать. Если бы министерство культуры внятно объяснило, почему мы отказываемся от «Белых ночей» и почему на их месте будет «Калейдоскоп», фестиваль бы только выиграл. А то сначала заявили, что мы отказываемся от «Белых ночей», сразу же, как грибы, выросли два фестиваля — «Гений места» и Redfest, сделанные руками местных ребят. Я принимала участие в обоих фестивалях и видела, что это делалось, может быть, и не очень профессионально, но очень увлечённо.

Поэтому мне кажется, что «Пермский калейдоскоп» является отражением того, что культурной политики как рамок, в которых мы существуем, и принципов, на которые мы ориентируемся, нет. Есть какая-то ивент-политика. Мы выстраиваем в городе некий событийный ряд, и это неплохо. Но это не культурная политика. Это просто мероприятия, которые кого-то чем-то занимают. Но они не решают самой главной задачи культурной политики — развитие культурного потенциала, образовательный компонент, связанный с культурой, воспитание жителей города.

Блок 3

Программирование фестиваля

Когда на «Белых ночах» мы смотрели программные документы фестиваля, мы хотели увидеть, какие ценности несёт в себе фестиваль, а потом пытались протестировать: воспринимают люди эти ценности или нет. И было интересно: какие-то ценности люди воспринимают, а какие-то не хотят. Например, ценность — «фестиваль как инструмент стратегической трансформации города» воспринимать никто не желал.

В принципе, такую работу можно провести и по «Калейдоскопу». Но, возможно, у фестиваля и нет ещё никаких программных документов. У «Белых ночей» они тоже появились не с первого года. Однако у «Белых ночей» с самого начала была идея, которая выдерживалась все годы, — сделать что-то не попадающее в шаблоны. А здесь всё настолько попадает в шаблон, что даже исследовать неинтересно. И так понятно, что это среднестатистический фестиваль.

Я считаю, организаторы «Пермского калейдоскопа» не задумывались об уникальности фестиваля в контексте других фестивалей. Потому что всё, что было в его программе, уже было на «Белых ночах». А если и нет, то какие-то несущественные вещи. А что такое инновация? Это новинка, которая вокруг себя собирает коммерческую основу — то, что потом можно продать, пусть и не сразу. То есть то, что предназначено для рынка и покупателя. Я считаю, что на «Пермском калейдоскопе» ничего такого не было. Если опять же вернуться к нашему исследованию «Белых ночей», мы хотели понять: готовы ли пермяки платить за «Белые ночи»? Моё мнение, что готовность людей платить за «Пермский калейдоскоп» существенно ниже.

И вообще... Мне кажется, на «Пермском калейдоскопе» учитывались в первую очередь не интересы потребителей, а интересы коллективов, которые могут выступить. И интересы парка с точки зрения его возможностей. Хотя я убеждена, что при создании культурного продукта ориентироваться на интересы только потребителя опасно, потому что потребитель не инновационен. Ведь на «Белых ночах» тоже не спрашивали потребителя. Там, очевидно, просто были кураторы, тонко чувствующие грань настроения и грань моды. И надо сказать, что альтернативно прошедший в выходные Redfest увёл на свою территорию всю креативную аудиторию. Это было очень хорошо видно по площадке, по наполнению. Даже при плохой погоде Redfest был переполнен людьми, а потом была куча положительных отзывов в соцсетях. Если мы говорим, кто удовлетворит потребности людей, то скорее Redfest, чем «Калейдоскоп». Что касается туристов. На «Белые ночи» тоже никогда не приезжало много туристов. Там считались туристами те, кто приехал в город из края. И есть большая вероятность, что эти люди приехали не только на фестиваль.

Фестиваль, нацеленный на туристов, должен быть совсем другим. У него должны быть другие точки притяжения. И это совсем другие деньги. Мне кажется, что идею фестиваля для туристов очень хорошо реализует Дягилевский фестиваль. Этот фестиваль привлекает ровно столько туристов, сколько вмещает пространство оперного. Он создаёт здоровый ажиотаж вокруг события. А что касается «Калейдоскопа» — не надо в таком проекте рассчитывать на туристов. Лучше уделить больше внимания горожанину, делая его досуг разнообразным. За что любили «Белые ночи»? Потому что человек мог найти там массу развлечений и дел. Всё, что хочешь! Он мог прийти с ребёнком и с бабушкой. И для любого возраста там было своё место и время. А здесь этого не произошло. Всё-таки у Парка Горького сильный крен в сторону детских развлечений.

Блок 4

Структура и управление фестивалем. Лидеры процесса

Как мне кажется, структура управления фестивалем должна быть такой. Должен быть некий агент, который собирает участников и разводит их по площадкам. В структуре управления необходим также сильный блок операционного менеджмента — это вся логистика, настройка оборудования, кейтеринг. Но на фестивале не должно быть единоличного художественного руководителя.

Как выбирают участников? Я знаю, что там, где длинный опыт фестивальной деятельности, их выбирают на основе конкурсных заявок. Заявки оценивает комиссия, сформированная не из группы людей, которая заинтересована в проведении фестиваля, а из представителей городских сообществ. Поэтому надо на уровне министерства принципиально договориться о том, каким эти люди видят фестиваль. Если они говорят: мы авторитарные организаторы фестиваля, мы будем делать всё одни, сами и как нам нравится. Тогда, наверное, основной интересант (налогоплательщики) должен быть доволен. Если сюда включается какой-то бизнес (например, Парк Горького) и говорит, что мы делаем фестиваль совместно, появляются ещё его интересы. И должно быть понятно, как зайти тогда на эту площадку. Как ни крути, необходима конкуренция. Конкурсный отбор участников, комиссионное принятие решений, наличие сильной операционной части и отсутствие доминант в художественном руководстве. На мой взгляд, это главные принципы.

У «Белых ночей» был художественный руководитель — Владимир Гурфинкель. И это было одной из проблем. Он, конечно, профессионал в своём деле. Но у него был свой подход к системе управления. Мы сами себе штаб, мы сами знаем, что надо делать, мы из вас кое-кого выберем, кто получше, а остальных не возьмём... Это тоже одна из стратегий — сделать из фестиваля, из центра принятия решений такое закрытое сообщество, такую маленькую масонскую ложу... А все остальные должны хотеть туда попасть, и чтобы был ажиотаж, и качество заявок росло... Но этот авторитаризм — одна из проблем «Белых ночей».

Что касается «Пермского калейдоскопа», то содержательным лидером там является, безусловно, министерство культуры. Лидером в части продвижения и реализации — Парк Горького и его дирекция. Мне кажется, что посетители в конце концов будут адресовать свои претензии парку: у вас неудобно, плохо, всё смешалось в кучу, места нет, сесть некуда и так далее. Что касается контента... Говорить министерству, что вы привезли не тех участников? А зачем? Министерство не должно быть художественным руководителем, на то оно и министерство. Министерство должно быть центром для реализации возможностей тех, кому хочется в этом участвовать. Можно предъявлять претензии министерству, что оно сделало плохую программу, но в министерстве сидят не профессионалы в этом: сделали так, как умели.

Блок 5

Результаты и эффекты от фестиваля

Если мы говорим о количественном показателе, то здесь — посетители, повторные посещения, рекомендации, активность в соцсетях, упоминания в СМИ, деньги, которые оставили посетители,и деньги, которые заработали участники, и так далее. Количественную сторону довольно просто оценить. С качественной стороной сложнее. Чтобы хорошо оценить качество, у нас должен быть образ фестиваля на входе и на выходе. И если мы не имеем образа фестиваля на входе, то нам нечего на выходе сказать. И всё, что мы с вами обсуждаем, это какие-то эмоции, не больше. Мы не знаем, как должно было быть. Может быть, должно было быть ещё хуже, а получилось очень даже ничего по сравнению с тем, что было запланировано.

Важно понять, повлиял ли «Пермский калейдоскоп» на восприятие города, досуга, досуговое поведение горожан. Изменилось ли это всё? Мне кажется, что нет. Но мы не сможем это проверить. Для оценки качества я бы запускала на площадки фестиваля социологов, чтобы они наблюдали за поведением горожан, как оно меняется. Потом я бы брала интервью у людей, которые побывали на фестивале. Важной метрикой является, хотят ли люди, чтобы фестиваль повторился.

Мне кажется, главное, что мы все должны сделать, — это извлечь из этого положительные уроки, положительные эффекты. Есть эффект у Парка Горького, очень надеюсь, что у дирекции парка есть понимание скачка выручки, понимание какого-то нового потребительского спроса, новых сервисов. Есть, наверное, творческий эффект у тех, кого раньше не пускали на площадки, а сейчас возможность реализовать себя появилась. Это здорово, если они выступили и увидели, что их пришло посмотреть много народу. Есть, безусловно, социальный эффект, что вышли, например, детские коллективы показать себя. Дети потом будут с большим удовольствием заниматься творчеством.

Можно положить в копилку ещё один положительный эффект. Стали возникать «партизанские» фестивали. Люди начали организовывать что-то своё, не требуя помощи у государства. Это, на мой взгляд, самый важный эффект. И министерству этим стоит грамотно воспользоваться.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь