«GOLLYWOOD. Золотой век»: Путешествие в наивную Африку

Фото: Антон Фиштик

В Пермской художественной галерее и Музее советского наива 12 ноября откроется уникальная выставка «GOLLYWOOD. Золотой век», на которой будут выставлены совершенно удивительные экспонаты — киноафиши к голливудским фильмам, написанные в 90-е годы художниками-любителями из африканской Ганы.

Что такого особенного в этих плакатах? Почему они заслужили экспозицию сразу на двух площадках? Чтобы разобраться в этих вопросах, мы посетили монтаж выставки в ПГХГ и поговорили с Вольфгангом Штеблером, путешественником, учёным и коллекционером из Германии, который предоставил для выставки экспонаты из своей коллекции, а также с куратором выставки Владимиром Бересневым.

Вольфганг Штеблер — коллекционер

Фото: Антон Фиштик

Когда вы заинтересовались такой интересной темой, когда и почему стали собирать эти плакаты?

— Эти афиши стали мне интересны 25 лет назад, когда я начал собирать маленькие африканские фигурки, а затем уже сам поехал в Африку и посетил там более 20 стран. Эти плакаты — это абсолютно необычный, очень интересный и специфичный способ выражения. Раньше в Африке не было ничего подобного, это всё пришло из Европы, до этого они только вырезали из дерева фигурки, а сейчас начали рисовать, выражать этим своё видение жизни. Потом в последствие все плакаты стали печатать, и теперь там такого уже нет. Это уникальный жанр, и поэтому его собирают.

Сколько всего экспонатов у вас в коллекции?

— Я сам не знаю, сколько у меня экспонатов в коллекции. Их довольно много, и все здесь представить нельзя. Плакатов конкретно к фильмам здесь семьдесят пять. Их было очень трудно достать, ведь у жителей Ганы довольно странное отношение к этому — они попользовались и выкинули. Поэтому их трудно достать, и они довольно дорогие, если их покупать. Многие плакаты изображают насилие и жестокость, что в принципе нормально и для нашей рекламы, когда рекламодатели стараются сделать всё более и преувеличенно. Так же и в Гане с плакатами. Вот на одном из них буквально изображён мясник. Наши мясники выглядят точно так же. Просто африканцы это показывают, а мы нет.

Получается, есть какие-то общие приёмы рекламы в Европе и в Африке?

— Конечно, общие приёмы есть, мы здесь это видим и можем проследить. В принципе, что в нашей рекламе, то и в их. Если мы пьём кока-колу и показываем это, то они тоже используют этот приём, только рисуют. Но сейчас плакаты не рисуют, а печатают, потому что это дешевле. Также посетители смогут увидеть плакаты, которые напечатаны, то есть проследить это развитие от рисунка к печати. Если говорить о содержании плакатов, то они больше по американским и азиатским фильмам. Но есть и к африканским. В Гане и Кении очень хорошо развита киноиндустрия, и на выставке их даже можно будет посмотреть. Раньше фильмы были короткие, и люди их смотрели только в кинотеатрах. Но сейчас у всех есть дома электричество и CD, поэтому они могут дома смотреть. В типичных африканских фильмах есть элементы волшебства: например, здесь изображён человек с хвостом змеи. Так как в Африке все верят в магию, то в фильмах это используется. На выставке можно будет посмотреть эти фильмы, они довольно длинные, один идёт четыре часа, смотреть их целиком не обязательно, но впечатление можно получить, даже немного посмотреть.

Получается, эта выставка — определённый срез этой культуры?

— Можно и так сказать. Это такой уникальный синтез культуры и рекламы: то, как объединяется социальное общение и реклама. И это показывает то, что культура стала доступной.

Владимир Береснев, куратор выставки

Как пришла идея сделать такую необычную выставку?

— История очень простая: этот коллекционер — наш давний друг. Он не только коллекционер, он музейный работник, учёный, путешественник. Он посещал Пермь, и про его коллекцию мы знали давно, выставку эту тоже давно запланировали — года три назад. Но обстоятельства сложились только сейчас, хотя с нынешней экономической ситуацией это не самое лучшее время для неё. Но мы надеемся, что это лучшее время для зрителей, ведь это уникальная возможность познакомится с чужой, экзотической культурой, причём не покидая родного города. Мы позиционируем эту выставку как экспедицию, то есть даём возможность пермякам в эти снежные, угрюмые дни посетить яркую жаркую, экзотическую Гану. Это и есть основная форма: выставка-путешествие. Поскольку сейчас в Африку стало проблематично летать по разным обстоятельствам. А у нас это можно сделать совершенно безопасно и получить не менее яркие впечатления от встречи с таким экспрессивным, наивным африканским искусством, чем если бы они полетели туда лично. И дешевле — всего лишь по цене билета в музей. Ни одна авиакомпания такого тарифа не предлагает.

В чём особенность этих плакатов как жанра искусства?

— Вообще, это единственная художественная традиция, которая есть в Гане, помимо их культовой скульптуры. Живописных традиций там не было. Живопись красками туда привезли европейцы, и она сразу стала именно рекламой. То есть у неё не было никакого другого смыслового наполнения. Что касается жанра плаката — это уникальное явление, которое больше ни в одной африканской стране не встречается. Кстати, что-то подобное было в Советском Союзе, когда к нам иногда попадали западные фильмы, и их привозили без оригинальных постеров. И наши художники-оформители, которые имели ставки при кинотеатрах, рисовали их кисточкой от руки. Но у нас эти афиши рисовали не на бумаге, а на щитах, потом перекрашивали, поэтому их не сохранилось. А в Гане было по-другому. Голливуд туда проник массово только в 90-е, когда возник VHS и открылось множество видеосалонов и передвижных кинотеатров. Это даже сложно кинотеатром назвать. Скорее что-то напоминающие наши видеосалоны из 90-х, такие же телевизоры, скамеечки, в очень небольшом помещении. Вместе с ними приходили и голливудские постеры, которые местному населению оказались совершенно непонятны, поскольку местные жители оказались совершенно не готовы к такому восприятию мира. Само кино как аттракцион пользовалось успехом, а постеры нет. Поэтому владельцы таких передвижных кинотеатров и маленьких салонов нанимали местных художников-любителей, которые перерисовывали постеры так, чтобы было понятно местному населению.

Фото: Антон Фиштик

В качестве примера можно назвать плакат к фильму «Женщина-кошка», который у нас тоже шёл на экранах. И латексный костюмчик главной героини оказался совершенно непонятен африканцам. А художник, который, возможно, даже не смотрел этот фильм, а записал всё со слов киномеханика, изобразил не женщину, а кошку с языком змеи, смешав здесь национальные и религиозные мотивы со смысловым наполнением голливудского фильма. Причём они в качестве материала для изготовления плакатов использовали мешки из-под муки, в отличие от наших щитов для кинотеатров, эти плакаты сохранились. И на них обратили внимание европейцы, потому что эти афиши очень необычные, экспрессивные и лёгкие в транспортировке. Поэтому в 2000-х, в начале нулевых, в Европе началось массовое увлечение ганским плакатом.

И художники из Ганы начали рисовать плакаты не только для кинопоказов, а специально для коллекционеров. То есть плакат стал искусством. Если раньше плакат выполнял утилитарную функцию рекламы фильма, то с нулевых годов художники начинают сознательно перерисовывать и интерпретировать голливудские постеры с целью продажи европейским коллекционерам, и плакат уже является не плакатом, а живописным произведением.

Как мы видим, на выставке будут ещё и фотографии...

— Да, фотографии и росписи стен. Это для погружения в атмосферу Африки, поскольку у нас эта выставка выходит на праздники на Новый год, мы бы хотели, чтобы здесь было больше веселья. И про такую тему не стоит говорить серьёзно — это ирония, наив, здесь нет никакого академизма, поэтому будут фото и роспись стен.

Как получилось взаимодействие двух площадок — Художественной галереи и Музея советского наива?

— Это объясняется тем, что, во-первых, Музей советского наива оплатил часть расходов по этой выставке, ведь перевоз коллекции и приглашение её хозяина дорого стоит. И они нам помогли — финансово поучаствовали в подготовке открытия выставки. Во-вторых, эта традиция живописного плаката довольно брутальная — в Африке хватает острых ощущений. Многие плакаты из коллекции Вольфганга Штеблера слишком брутальные, чтобы их показывать здесь, в галерее. Поэтому мы разделили выставку на две части. Одна из них, весёлая, праздничная и не брутальная, будет здесь. А та, которая соответствует именно традициям Ганы, будет на площадке Музея советского наива. Соответственно, возрастные категории разные. Мы ставим «14+», здесь нет ничего, чего бы дети могли бы испугаться. Таково законодательство, которое мы старательно соблюдаем. А возрастной ценз в Музее советского наива «18+», там, конечно же, более брутальные работы. И слова Чуковского «Не ходите, дети в Африку гулять» относятся к той площадке в большей мере.