X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
18 апреля 2019
17 апреля 2019
Фото: Тимур Абасов

Ольга Ахметзянова. Приверженец хоумскуллинга

Мы так привыкли к тому, что в семь лет ребёнок идёт в школу и проводит там ещё 9-11 лет, что словосочетание «домашнее обучение» приводит в некоторое замешательство, а иногда и попросту вызывает недоумение.

У молодой мамы Ольги Ахметзяновой двое детей. Старший сын окончил первый класс. Вот только в школе мальчик был всего несколько раз... Как так получилось? В определённый момент Ольга поняла, что традиционное обучение в школе их семье не подходит, и выбрала вариант домашнего обучения, или хоумскуллинг, как это принято сейчас называть. Корреспондент «Звезды» встретилась с Ольгой, чтобы узнать, какие есть преимущества у домашнего обучения и что нужно для того, чтобы ребёнок получал новые знания, оставаясь дома.

Фото: Тимур Абасов

Ольга, расскажи, когда ты пришла к мысли о домашнем образовании?

— В какой-то момент я поняла, что мой шестилетний сын не готов к школе. У него в детском саду не было никакой инициативы. Он настолько привык к тому, что есть девочки, которые всегда рассказывают стихотворения, а его никогда не спрашивают, что у него исчезло желание что-то делать в этом направлении. То есть я поняла, что вот этих, необходимых для школы познавательных импульсов у моего сына просто нет, и школа только усугубит ситуацию, а не решит её. Более того, я глубоко уверена, что та социализация, которую предлагает школа, в некотором роде насильственна: ребёнку приходится большую часть дня общаться с теми, кто ему не близок и, быть может, не особо нравится. А при домашнем образовании ребёнок окружён интересными и близкими людьми, у которых такие же ценности, как и у нас. Это очень удобно.

Что из себя представляет хоумскуллинг? Отличается ли он от понятия экстерната, известного в нашей стране ещё со времён Советского Союза?

— Хоумскуллинг — это тот же экстернат, только в недавно принятом законе «Об образовании» он называется семейным образованием. Есть две формы семейного образования с прикреплением к школе (этот вариант выбрала я) и без прикрепления. В первом случае между родителями и учебным заведением составляется договор, согласно которому ребёнок должен раз в месяц, четверть или год (родители выбирают более подходящую им периодичность) сдавать своеобразные экзамены по всем предметам. Во втором случае есть только итоговая аттестация (по факту можно прийти даже один раз — в конце 11 класса), но она несколько иная. Важно отметить, что в нескольких регионах страны, в том числе и в Пермском крае, семьям, выбравшим домашнее образование, выплачивается дополнительная компенсация. Нам, к примеру, за первый класс выплатили чуть более двадцати тысяч рублей. Сумма может варьироваться в зависимости от муниципалитета и уровня учебного заведения.

А как отнеслись близкие к твоему желанию перевести ребёнка на домашнее обучение?

— Мама сначала долго отговаривала. Единственный её аргумент был в том, что так не принято. Мама говорила, что ребёнку нужна социализация, а её можно получить только в школе. Я не стала переубеждать маму. Только к концу первого класса она узнала, что весь учебный год ребёнок не просто сидел дома с мамой, но освоил программу первого школьного года. И тогда мама приняла мою позицию. В остальном же я по большей части окружена людьми, которые поддерживают мой выбор, поэтому с неодобрением я не сталкивалась.

Насколько сложно быть для ребёнка и мамой, и педагогом одновременно?

— Да, поначалу для нас это был очень сложный вопрос. Как только я «включала» учительницу, это каждый раз заканчивалось плачевно. Я пыталась донести какие-то мысли до сына в деспотическом ключе, он не понимал, в итоге я срывалась, усугубляла ситуацию, делая всё только хуже. А потом у меня родилась вторая дочка, и как-то так само получилось, что я отпустила всё на самотёк. Кроме того, мы приняли за правило, что сын может поиграть на компьютере один час в день, но только после того, как будут выполнены все задания. И всё это стало хорошей мотивацией. Я стала замечать, что ребёнок сам стал садиться и выводить в прописи закорючки и буквы без моих наставлений. А ещё я поняла, что если в какой-то момент нет мотивации, например заниматься письмом, нужно не настаивать, а переключиться на что-то другое, на тот же окружающий мир. А вот математику мы стараемся изучать в форме игры: например, счёт мы учили, играя в магазин.

Фото: Тимур Абасов

А как отнёсся ребёнок к такому ноу-хау?

— Кирилл сначала хотел в школу, потому что в детском саду их настраивали на то, что после выпуска все дети обязательно пойдут учиться в школу. У ребёнка было такое романтическое представление о школе, мало соотносящееся с реальностью. Поначалу он действительно очень стеснялся того, что не ходит в школу.

Много ли сегодня в Перми тех, кто так же, как и ты, выбрал домашнее обучение?

— Да, нас всё больше и больше. Первая волна хоумскуллинга прокатилась по Перми ещё в 2009 году. Сейчас эти дети вполне успешны, учатся в средних классах школ и своими результатами доказывают, что эксперимент прошёл удачно. Вторая волна — это как раз семьи, в которых дети — ровесники моему сыну, 2007-2008 годов рождения. Эта волна связана опять же со вступлением в силу Федерального закона «Об образовании» и введением понятия «семейное образование». Нас около двадцати человек. Мне кажется, будет и третья волна. Мы с родителями общаемся между собой, и я знаю, что в Перми есть немало родителей, которые собираются оставить своих детей, когда те дорастут до школьного возраста, на домашнем обучении.

Чем эти люди руководствуются, отказываясь от традиционного обучения в школе?

— Во-первых, тем, что теперь семейное образование стало понятием, законодательно закреплённым и более или менее ясным. Во-вторых, всё больше людей принимают позицию естественного родительства, при котором родители находятся с ребёнком максимально много времени. Преимущественно это люди, которые ведут семейный бизнес или в силу каких-либо других причин могут позволить себе не находиться в офисе весь день, а проводить это время дома вместе с детьми.

А как вы решили вопрос с той же социализацией?

— Мы с мужем решили, что необходимое общение ребёнку можно обеспечить, отдав его в спортивную секцию. Кирилл занимается каратэ, но тренировки не дали как такового общения, поскольку дети туда приходят, переодеваются, занимаются и уходят домой. Со временем у сына начали появляться друзья во дворе, которые, правда, гуляют только тогда, когда возвращаются из школы и делают уроки.

Год вы уже отучились. Какие результаты?

— Мы поняли, что общения нам всё-таки не хватает. В следующем году мы будем кооперироваться с другими родителями, так же выбравшими семейное образование. Я понимаю, что ребёнка нужно учить работать коллективно, вместе с ровесниками. Самый важный вывод — что обязательно должен быть момент команды. А в целом итогами мы довольны, уровнем полученного образования — тоже.

Были ли сложности в общении с педагогами или руководством школы?

— Сложности были связаны только с невежеством, с тем, что в школе не понимали толком, чего мы от них хотим и почему выбираем хоумскуллинг. Когда мы пришли прикрепляться к школе, в администрации нам сказали, что мы опоздали и теперь можем прийти только через год. Но потом мы показали выдержку из закона, согласно которой зачисление на семейное обучение может происходить в любой рабочий день в течение года.

Сейчас у тебя подрастает второй ребёнок. Когда дочери будет семь лет, она пойдёт в школу?

— Нет, я думаю, что и со вторым ребёнком мы тоже выберем семейное образование. Я поняла, что хоумскуллинг — подходящий для нас вариант обучения, при котором я могу находиться с детьми почти всё время, а они пребывают в приятной и комфортной обстановке.

А рассматриваешь ли ты вероятность того, что твои дети могут продолжить обучение в школе с другими детьми?

— Да, но только в том случае, если они сами этого захотят и сами попросят. Пока, к примеру, в Кирилле я такого стремления не вижу. То есть возвращение в школу может случиться, но не в начальных классах точно.