X

Новости

Сегодня
Вчера
16 ноября 2019
15 ноября 2019
Фото: Владимир Бикмаев

«Кто раньше всех забудет про моральные принципы, тот первым совершит технологический прорыв»

На днях закончил свою работу четвёртый по счёту уникальный закрытый проект Агентства Стратегических инициатив «Форсайт-флот». Мероприятие проходило под патронатом и с участием представителей власти РФ, а также бизнеса и научных сообществ. 700 участников со всей России попытались абстрагироваться от сегодняшнего экономического состояния страны и разработать идеи, которые помогут России достигнуть к 2035 году глобального технологического лидерства на новых, только формирующихся рынках.

В проекте принял участие генеральный директор группы компаний «Кастом Кэпитал» Сергей Бровцев. Он поделился информацией о том, каким видят будущее нашей страны российский бизнес, власть и научное сообщество и как России не упустить возможности и вовремя «поймать волну».

Сергей Владимирович, несколько дней проходил «Форсайт-флот», какие основные выводы можно сделать? Куда движется или должна двигаться экономика?

— Все понимают, что России, наверное, сложно стать лидером рынка машиностроения или гражданского авиастроения — слишком велико отставание от конкурентов. Но есть вещи, где мы вполне можем быть впереди планеты всей. Вообще, первые два дня проекта у многих было ощущение, что, обсуждая новые идеи, мы оторвались от Земли и улетели в космос. Потому что звучали вещи, абсолютно несовместимые с сегодняшним днём как в части технологий, так и в части законодательства, да и вообще — несовместимые с сегодняшней модой. Но надо отдать должное организаторам — этот космос удалось завернуть в русло экономики и сделать выводы, которые стали для нас весьма неожиданны.

И какие конкретно?

— Первое, что глобально поменяет нашу жизнь: признать старение болезнью. Люди ведь хотят жить долго. Это то, что касается каждого из нас, миллиардов людей, которые живут сейчас, и будет касаться миллиардов новых людей, которые появятся в ближайшие 20 лет. Причём человек хочет жить не просто долго, а долго и качественно. Разработки в этой области выйдут в ближайшее время на первый план. И сразу возникает вопрос: долго — это сколько? 150 лет, 200 лет или больше? Дальше должна возникнуть какая-то экономическая модель, которая покажет, что будет в мире, если человек будет жить 150 лет. Отсюда появляются вопросы, связанные с едой. Вопросы индивидуального питания, синтетических продуктов. Не в плане продуктов питания, сделанных из резины, а в плане концентрированных полезных веществ в чистом виде. Грубо говоря, выпил раз стакан витаминов — и сыт на весь день. И живёшь долго и счастливо.

Хорошо, допустим, признали старение болезнью. Как её лечить?

— А вот тут задача делится на два направления. Первое направление — технологии для человека сегодняшнего дня. То есть для нас, чтобы мы прожили как можно дольше. Это персонализация медицины, новые лекарства с использованием биомаркеров, математическое моделирование болезней и маршрутизация пациентов, телемедицина. Второе направление — технологии для создания здорового человека нового типа. К ним относятся smart-телеметрия; HealthGrid (по аналогии с технологией SmartGrid в энергетике); импланты, искусственные органы, экзоскелеты; Uber-медицина (замена врача на автоматизированные системы); персональный план жизни через генетический и эпигенетический мониторинг к моделированию и предотвращению болезней; пренатальная профилактика хронических заболеваний и скрининг новорождённых.

Вот тут давайте поподробнее. Начнём с технологий для человека сегодняшнего дня.

— Первый шаг — это перевод тяжёлых смертельных заболеваний в хронические. Например, онкология. Благодаря генетике и расшифровке генома человека в мире уже есть персональные методы лечения рака. Эта задача «тащит» за собой множество направлений экономики, которые позволяют открывать новые технологии.

Вы финансист, а заговорили вдруг о генетике...

— Группа компаний «Кастом Кэпитал» развивает проект «Мой Ген», специализирующийся на генетических исследованиях организма человека, поддержании здоровья и профилактике неизлечимых заболеваний, планировании беременности и профилактике хромосомных отклонений, а также на исследованиях геномного индекса животных. Наши специалисты могут определять возможные персональные генетические риски предрасположенности к заболеваниям, реакции на лекарственные средства. Уже сегодня учёные ООО «Мой Ген» расшифровывают геном человека, в том числе геном раковой опухоли. Совместно с врачами-онкологами они могут подбирать препараты, которые существенно сдерживают развитие рака, особенно в части развития женских раков. У нас есть пример: женщина с четвёртой стадией рака груди живёт уже два года, хотя врач онкоцентра дал ей два месяца... То есть задача сегодня в следующем: как минимум — существенно затормозить развитие рака, а далее всё равно появятся препараты, которые будут полностью излечивать эту болезнь.

Вернёмся к технологиям человека сегодняшнего дня. Основной тренд здесь какой?

— Один из самых важных трендов в России и мире сегодня является мода на персональную медицину, персональную диагностику. С каждым годом появляется всё больше «девайсов», которые позволяют ставить диагноз у себя дома и не ходить к врачу. По прогнозам, большая часть стандартной диагностики болезней в ближайшее время уйдёт в дом. Если сейчас для того, чтобы понять, болеем мы или нет, нам нужно идти в больницу или поликлинику, то завтра, пройдя через входную дверь, мы получим скан или МРТ-снимок нашего организма, а зайдя в душ, поймём, что у нас всё нормально и нет непонятных новообразований. Всё, что мы делаем, будет так или иначе фиксироваться с помощью разных датчиков и множественных систем считывания данных.

Сергей Владимирович, вы улетаете в космос...

— Почему в космос? Это на самом деле не какие-то космические технологии будущего, они уже внедряются. В США уже не первый год работает технология, когда к сотовому телефону добавляется стандартный чехол, но с прибором и электродами. Три раза в день прибор снимает вашу электрокардиограмму (ЭКГ), после чего сигнал уходит в интернет-облако, где её обрабатывает специальная интернет-программа. За три дня до возникновения у человека инфаркта или инсульта (поскольку меняется ЭКГ. — Прим. авт.) программа сама посылает сигнал лечащему врачу — скажем, по электронной почте — о том, что у человека скоро случится беда. Больного госпитализируют, и инфаркт (или инсульт) не наступает на улице или в автобусе. А может быть, вообще не наступает. Что касается сахарного диабета: сегодня разрабатывается технология, благодаря которой инсулинозависимые больные будут ставить себе укол один раз в год. И это вопрос не 2035 года, а ближайших пяти лет.

Наверное, эта технология очень дорогая?

— Чехол с прибором стоит €50. Проблема в другом — на том конце системы должен появиться врач, который во всех этих нюансах разбирается. То есть развитие этой технологии автоматически потянет за собой развитие следующей — образования нового типа. Плюс есть ещё одна проблема: медицина — это самая зарегулированная отрасль, в ней много стандартных процедур и регламентов, которые очень тяжело проходить. То есть, пока новые технологии пройдут сертификацию в Минздраве, утечёт масса времени.

Я слышал, что проблемы с сертификацией — главный тормоз внедрения новых технологий в нашей стране?

— Мы обсуждали, как сделать так, чтобы новые технологии могли быстро внедряться в нашу жизнь на законодательном уровне, потому что в общем порядке через сегодняшнюю Госдуму и министерства инновационные идеи протаскивать очень сложно. На сегодняшний день главный тормоз внедрения новых технологий — это законодательство РФ, которое практически не меняется. Однажды мы готовили презентацию по геномной селекции крупного рогатого скота. Стали смотреть закон о племенном деле, инструкции: как ведётся учёт по быкам и коровам в сельском хозяйстве. Так вот, последняя инструкция датирована 1979 годом! Её много лет пытаются поменять, но дело с мёртвой точки так и не двигается.

С технологиями для человека сегодняшнего дня разобрались. Расскажите про технологии для создания здорового человека нового типа.

— Генетика — вот основное направление развития человечества. Всё крутится вокруг генетики. 14 стран мира уже разработали национальные геномные индексы как у людей, так и у животных... Начнём с животных: Франция с прошлого года отказалась от классической селекции в молочном скотоводстве. За некоторое время они собрали достаточно большую базу данных биологического материала. После чего, создав геномный индекс животных, смогли довести его достоверность до 80-85 процентов. Проще говоря, им больше не надо, как раньше, пять лет ждать, пока родившийся бычок вырастет, осеменит корову, та родит тёлку, тёлка вырастет и начнёт давать молоко. Сегодня родившихся бычков сразу генотипируют. Из тысячи бычков отбирают 100 лучших, остальных 900 — пускают на мясо. Из ста лучших, скажем, 70 оставляют у себя, а 30 самых плохих продают в Россию.

А человек нового типа...

— Начало создания человека нового типа — генетическая паспортизация населения, паспортизация новорождённых. Скажем, рождается в Перми малыш, ему делается генетический паспорт ребёнка, который даёт информацию обо всём: будет ли у ребёнка сахарный диабет, или онкология, или болезнь Альцгеймера... Всё это будет видно по генетическому паспорту и позволит правильно принимать решения: чем ребёнку питаться, лечиться, как следить за своим здоровьем... Со временем появится возможность корректировать геном человека ещё на перинатальном этапе — чтобы у него не было хронических заболеваний.

Простите, а как же вопросы этики — это уже тянет на вмешательство в природу человека?

— Да, вопросы этики и моральных принципов очень важны. Есть страны, в которых к этим вещам относятся нормально, а есть те, для которых это табу. В России пока тоже генетические эксперименты не особо жалуют. Но, скажем так, пока это не вмешательство в природу человека, а только отбор здорового эмбриона. Хотя, я думаю, развитие генетики к 2035 году позволит рожать детей с конкретно заданными параметрами, делая замены в цепочке генов...

То есть дети под заказ?

— Ну да. Кому-то захочется девочку с белыми волосами и голубыми глазами, кому-то — мальчика определённого роста... Однако на сегодняшний день история «Дети под заказ» этически точно не проходная. Но с точки зрения экспериментов... Слышал, что Китай пытается делать что-то подобное. Скажу так: страна, которая забудет про моральные принципы, раньше всех и сделает прорыв в этих технологиях. Как пошутил один из участников «Форсайт-флота», мир ждёт технологический прорыв на основе полной беспринципности. Те, кто будет кивать на этику, будут стоять на месте. Пример — создание ядерного оружия. Высокоморальные страны, которые не стали участвовать в его создании, ядерными державами уже никогда не станут. Им просто не даст это сделать мировое сообщество.

Цинично. В нашей стране точно пойдут разговоры об оскорблении чувств верующих...

— Мы как-то беседовали о генетике с одним батюшкой. Я ему задал вопрос: а как к этому относится церковь? Он ответил, что если технология позволяет улучшить качество жизни людей и дать им что-то новое, церковь отнесётся к этому нормально. Хотя, наверное, будут люди, выступающие категорически против генетической паспортизации и всего, что вытекает отсюда. Сколько их будет — 100 миллионов, миллиард? Может, некоторые вообще уедут в Сибирь и создадут колонии. Вопросов много. На «Форсайт-флот», к примеру, были такие, что искренне считали, что в 2035 году не надо будет замниматься сельским хозяйством, потому что еда будет появляться на наших столах из 3D-принтеров.

Слышал, что участники «Форсайт-флота» поддержали идею продуктов с ГМО...

— Потому что ещё ни один человек не смог доказать их вред. Все доводы противников крутятся в плоскости: вы знаете, ещё прошло мало времени, надо подождать. А что такое генетически модифицированный картофель? У него была произведена замена одного гена, чтобы эту картошку не ел колорадский жук. Всё! И жук картофель не ест.

Почему тогда сыр-бор?

— Это чистая экономика. Как только ты в несколько раз повышается урожайность чего-либо, ты сразу наступаешь кому-то на больную мозоль. Почему в Европе не очень охотно работают с ГМО? Во-первых, у них и так перепроизводство. Во-вторых, страдают интересы нефтяных компаний: если ты с одного и того же гектара земли начал получать в пять раз больше рапса и делать из него биотопливо, то люди начинают покупать меньше бензина. И так с 2018 года Европа ждёт, что массово появятся дешёвые электромобили, а тут ещё и биотопливо появляется...

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь