X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Юлия Бабинцева, руководительница пермской группы «Радужный мир»: Власти не согласуют публичные акции ЛГБТ

Фото: Предоставлено Юлией Бабинцевой

Пермская ЛГБТ-инициативная группа «Радужный мир» отмечает семилетие со дня основания. Интернет-журнал «Звезда» встретился с её руководительницей Юлией Бабинцевой и поговорил о том, как закон о гей-пропаганде среди несовершеннолетних сказался на деятельности «Радужного мира» в Перми, и почему преступления на почве ненависти к сексуальной ориентации отличаются особой жестокостью.

В 2015 году Юлия Бабинцева позвала меня промодерировать обсуждение фильмов на ЛГБТ-кинофестивале «Бок о бок». По разным причинам наше сотрудничество не случилось. Спустя три года я стою напротив двери офиса «Радужного мира» и нажимаю на кнопку звонка. Офис находится в центре города, но никаких опознавательных знаков нет. Адрес мне сказала по телефону сама Юлия. Спустя несколько секунд дверь открывается и, пройдя по общему коридору, я оказываюсь в небольшой светлой комнате. На стенах плакаты, в центре стол и стулья, в углу небольшой шкаф с тематической литературой — вот и вся обстановка «Радужного мира».

Фото: Юрий Куроптев

Мы с вами последний раз общались три года назад. За эти годы информации о публичных акциях и мероприятиях «Радужного мира» в Перми все меньше и меньше. Почему?

— Да, это так. Мы хотели бы быть видимыми для общества и сообщества. Но есть условия, которые нас ограничивают — в частности, закон о так называемой «пропаганде» (закон о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних был принят Госдумой в 2013 году, — прим. ред.). Понятно, что мы не занимаемся пропагандой среди несовершеннолетних, но этот закон блокирует распространение информации и о нас.

Другая проблема — нам стало сложнее работать. В 2015 году мы открыли комьюнити-центр. А уже осенью подверглись ряду прокурорских проверок на предмет соблюдения этого самого закона о пропаганде. В одной из проверок принимали участие сразу 14 сотрудников правоохранительных органов, которым было сложно разместиться в нашем маленьком офисе. В итоге проверки никаких нарушений не выявили. Однако арендодатель сказала, что она мать двоих детей, поэтому не хочет сдавать «таким» помещение, хотя раньше особо не интересовалась. Нас попросили.

Городские власти каждый год согласовывали нам акцию «Радужный флэшмоб» в День борьбы с гомофобией. Это безобидная акция, когда участники ЛГБТ-сообщества запускают разноцветные надувные шарики в небо. Сначала она проходила в Саду Камней. Потом нас попросили перебраться в Мотовилиху. Мы согласились — там была радужная площадка перед бывшим кинотеатром «Искра». А в этом году нас отправили на спуск к пляжу КамГЭСа — туда же, куда ранее отправили сторонников Алексея Навального. Мы отказались. С таким же успехом можно запускать шарики в Балатовском лесу.

Но пермский штаб Навального провёл несанкционированную акцию, а вы — нет.

— У них есть большой опыт проведения публичных мероприятий, а у нас — нет.

Сейчас публичные акции ЛГБТ не согласуют нигде. И активисты придумывают разные способы донести информацию о Дне борьбы с гомофобией до общества. Например, мы сняли видео, кто-то проводил одиночные пикеты, кто-то делал флешмоб в интернете. Но есть и те, кто все равно выходит на улицу с шарами и плакатами.

Фото: Юрий Куроптев

Расскажите, как появился «Радужный мир».

— Сначала был «Радужный флешмоб». Постепенно пришло понимание, что нужно встречаться чаще одного раза в год. Придумали сделать уличные концерты около неработающего фонтана на Сибирской напротив ОВД (смеётся). Каждые две недели проводили «Скверные концерты» — от слова «сквер». На них приходило по 50 и более человек.

Потом нас поддержал один пермский градозащитник, который предоставил помещение. Мы познакомились с Центром гендерных исследований Пермского университета. Учёные читали лекции о гендере. Постепенно мы поняли, что нужно работать системно. Не просто тусоваться, а помогать и просвещать.

Концерты ЛГБТ-активистов в сквере — сегодня это сложно представить!

— Ну, там не было радужного флага (смеётся).

Все равно бы вас вычислили — с флагом или без.

— А там стояла машина полиции! Видимо они знали, кто собирается (смеётся). Но, если серьёзно, я с вами согласна. Сейчас это сложно представить. Тогда было легче дышать.

Фото: Юрий Куроптев

Примерно тогда же вышел номер «Афиши» про каминг-ауты (в 2013 году журнал опубликовал 27 историй открытых геев и лесбиянок, — прим. ред.).

— А потом вышел закон о запрете так называемой «пропаганды» нетрадиционных сексуальных отношений. Кстати, до этого закон, запрещающий гей-пропаганду среди несовершеннолетних, хотели принять в Пермском крае (в 2012 году такой законопроект внёс в краевое заксобрание депутат от ЛДПР Сергей Митрофанов, — прим. ред.). Я помню, как пришла с жалобой в приёмную аппарата уполномоченного [по правам человека]. Но там мне сказали, что законопроект был отклонён.

Пермский край был одним из регионов, где ЛГБТ-сообщество могло проводить публичные мероприятия. Но постепенно коридор возможностей схлопывается.

Фото: Юрий Куроптев
Фото: Юрий Куроптев

«Радужный мир» зарегистрирован как НКО?

— Нет. До сих пор организация держится за счёт поддержки сообщества, волонтёрской помощи и заинтересованных лиц. Мы нашли ресурсы, благодаря которым можем развиваться по четырём направлениям.

Каким именно?

— Первое направление — психологическая помощь. Как правило, к нам приходят с проблемами принятия себя и гомофобии. Мы живем в обществе, в котором много ненависти к не таким, как все. Есть и внутренняя гомофобия, когда человеку самому себе трудно признаться в том, что он гомо-, бисексуал или трансгендерный человек.

То, что испытывает в своей жизни человек ЛГБТ, непросто представить, не сталкиваясь с этим. Слово «дискриминация» очень мало о чём говорит. Но есть ситуации, которые постоянно с тобой. От них не уйти, и они могут и ранить и серьёзно испортить жизнь.

Фото: Предоставлено Юлией Бабинцевой

Например, к моим родителям каждый год приезжают родственники из Сургута. И моя мама даёт мне понять, чтобы я не приезжала на это время к ним в гости. Иначе они будут спрашивать, почему мне 32 года, а я всё ещё не замужем. Ведь я могу случайно сказать, что я лесбиянка и тогда их представления о жизни перевернутся. А врать и увиливать не в моих правилах. Поэтому я не общаюсь со своими родственниками, для них я вне нормы. Это частая история для ЛГБТ.

В нашем обществе каждого считают гетеросексуальным и цисгендерным. И человек невольно подстраивается под «нормы». Но долго так продолжаться не может, происходят психологические срывы. Здесь нужна психологическая помощь и поддержка. Человеку нужен кто-то, кто бы мог сказать, что он ни в чём не виноват. Помог найти ресурсы жить дальше. Иногда к нам приходят целыми семьями.

Фото: Юрий Куроптев

Каков средний возраст людей, которые обращаются за психологической помощью?

— 27 лет. Приходит как молодежь от 18 лет, так и старшее поколение — от 50 и старше. Люди старшего возраста ищут общность с такими же людьми, как они.

А чиновники и депутаты?

— Я скажу так: к нам приходят довольно известные в городе люди.

Фото: Юрий Куроптев

Чем ещё занимается «Радужный мир»?

— Юридической помощью. Речь идёт о дискриминации. Например, трансгендерных людей часто незаконно увольняют или отказывают в доступе к государственным услугам. У нас были такие ситуации. Бывает, что и на улицах нападают или угрожают.

Но в публичном пространстве о нападениях и убийствах на почве ненависти к сексуальной ориентации или гендерной идентичности ничего не слышно. Почему?

— Потому что они редко обращаются в полицию. Часто им угрожают в социальных сетях. Мы рассказываем, что можно сделать в такой ситуации. Но в полицию они не идут.

Боятся?

— Боятся преследования и потери работы. Опасаются осуждения родных и близких. И получается замкнутый круг. Многим пострадавшим не хочется доводить дело до суда. Да и сами полицейские неохотно принимают обращения. Как правило, всё останавливается на стадии обращения в полицию.

Если жертвы находят в себе силы, обращаются в правоохранительные органы, мы можем оказать поддержку. Сейчас «Радужный мир» сотрудничает с хорошими юристами. Мы пытаемся довести дела до суда и изменить ситуацию с правами ЛГБТ-сообщества. Иначе ничего не изменить.

Ещё одно направление нашей работы — мониторинг случаев дискриминации и преступлений ненависти в отношении ЛГБТ. Мы берём интервью у пострадавших, а также пользуемся открытыми источниками, данными СМИ, сайтов судов. Но мы не знаем полной статистики. Это лишь отдельные случаи и ситуации, которые к нам попадают и с которыми сталкиваются ЛГБТ. Эти данные мы обобщаем и готовим доклад для уполномоченного по правам человека.

Фото: Юрий Куроптев

Что происходит в Перми и крае?

— В 2015 и 2016 годах было зарегистрировано 42 случая дискриминации и преступлений на почве ненависти к сексуальной ориентации и генденой идентичности. Это нападения на людей и угрозы в социальных сетях. Конечно, эти цифры не отражают реальную ситуацию.

Но тут важны даже не цифры, а жестокий характер этих преступлений. Зимой 2015-2016 гг. произошло два громких случая. Первый — в Березниках. В ночь с 30 на 31 декабря там был жестоко избит и изнасилован расчёской молодой человек. Другое страшное убийство произошло в Мотовилихинском районе Перми. В новогоднюю ночь трое приятелей выпивали. Один из парней решил показать друзьям на телефоне фотографии. А те его стали бить. Били три часа, а когда надоело, раздели и вывели на улицу. Привязали к стулу и оставили на морозе. Когда приехала «скорая», парень уже был мёртв.

Эти случаи — два ярких индикатора того, что происходит не только в Перми, но и в российском обществе.

Много людей из ЛГБТ-сообщества собираются уезжать из Перми?

— Те, кто хотели, давно сделали это. Но с каждым годом ситуация усложняется. Сейчас, действительно, многие задумываются об отъезде.

Вы можете представить ситуацию в России, как в европейской стране, когда людям не нужно будет скрывать свою сексуальную и гендерную идентичность, а гей-браки разрешены?

— С каждым годом я вижу вокруг себя более свободных людей. У людей появился доступ к информации и возможность путешествовать. Новое поколение иначе воспринимает мир. Всё, что мы сейчас видим в публичной сфере и СМИ, — это не позиция всех людей. Да и многие, если почти не все, молодые люди не смотрят федеральные каналы и телевидение. У них в голове совсем другая информация.

Я патриот Пермского края. Мне кажется, здесь сосредоточено огромное количество хороших людей, которые хотят справедливости. Они готовы преобразовывать мир. Это огромный ресурс, который вдохновляет. Может быть, я живу в радужном мире, но мне хочется в это верить. Я не хочу никуда уезжать.

***