X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 апреля 2019
19 апреля 2019
Фото: Антон Фиштик
31статья

Истории людей, которые в разное время делали спортивную историю Перми.

Евгений Хрычкин: В детстве с мамой боролся на табуретке, потом с мамой стало неинтересно, с папой боролся

Евгений Хрычкин — президент Федерации армспорта Пермского края, специалист спортивной адаптологии, автор собственных методик и множества публикаций в российских спортивных изданиях, диетолог. Глава антидопингового комитета РАА. Чемпион мира по армлифтингу, мастер спорта международного класса. Тесно сотрудничает с научной лабораторией «Информационные технологии в спорте».

За этими сухими словами скрывается абсолютно открытый и жизнерадостный человек. Познакомились мы с ним, когда он пришёл учиться ко мне в «Школу риторики». Ну, а потом, поскольку я сам интересуюсь темой спорта и физкультуры, стали более плотно общаться. Сейчас он мой тренер по армрестлингу. Говорили мы с Женей не только о спорте, но и о его личной жизни.

Ты, наверное, перепробовал разные виды спорта, прежде чем прийти в армрестлинг?

— Первоначально я занимался дзюдо. Именно благодаря ему у меня появился спортивный характер, который потащил меня в другие виды спорта. Года четыре я занимался дзюдо. Потом был тренажёрный зал, далее я занимался пауэрлифтингом в политехе, а потом уже армрестлингом. В 2000-м начал им заниматься, в довольно-таки зрелом возрасте. Ну, как в зрелом? 21 год мне был. (Улыбается.) Чуть позже, в 2010-м, появился армлифтинг. Но это так, несерьёзно, хотя наилучший результат у меня именно в армлифтинге. Это всё благодаря природным данным.

А что это за вид спорта такой — армлифтинг?

— Сразу скажу, что это несерьёзный вид спорта. (Смеётся.) Поэтому среди спортсменов я даже умалчиваю, что я чемпион мира по армлифтингу.

Фото: Антон Фиштик

А в чём заключаются соревнования?

— Там несколько упражнений. Сдавливающий хват — это эспандеры. И ещё одно упражнение — подъём веса на вращающейся ручке.

Есть вес, который нужно поднять при помощи вращающейся ручки?

Да. Она выкручивается из пальцев, её надо удержать.

Сколько ты поднял?

— Сто восемь кг. Это был первый чемпионат мира. Правда, если честно, он был чисто символическим чемпионатом мира: участвовали Россия, Украина, Казахстан, Финляндия и два человека из США.

Как сейчас развивается армлифтинг?

— Мне кажется, что он в таком же состоянии и остался. Те же самые страны участвуют, уровень организации такой же.

Вот смотри: было дзюдо — контактный вид спорта. Почему переключился на «железо»?

— Слушай, в то время я как-то даже не думал особо. Мной руководило «хочу — не хочу». Я захотел стать похожим на Шварценеггера. Это был мой кумир. Я хотел повторить его путь, карьеру. В восьмом классе я поспорил с одноклассником, что в 25 лет буду жить в Америке, сниматься в Голливуде. Я был на 100 % в этом уверен, даже не сомневался. Кстати, я ведь проспорил, надо 100 долларов ему отдать. (Смеётся.) Как там по эзотерике? Чем сильнее веришь, тем быстрее и точнее сбывается? Вот у меня такого не случилось. Я верил в это непоколебимо.

А почему этого не произошло?

— Тогда никто не говорил, что надо употреблять стероиды, чтобы стать таким, как Арнольд. (Смеётся.) Я думал, что я, природой одарённый мальчик, буду пахать в зале и станут таким же. (Смеётся.) А на самом-то деле нужно употреблять стероиды.

Фото: Антон Фиштик

После тяжёлой атлетики ты пошёл в армрестлинг?

— Да. Армрестлинг мне всегда нравился. Я помню, в детстве с мамой боролся на табуретке, потом с мамой стало неинтересно, с папой боролся. И в школе, и в институте на военной кафедре я всегда боролся на руках.

В чём прелесть армрестлинга?

— Это один из самых миролюбивых видов единоборств. Ты не бьёшь человека. Я занимался и боксом. Но у меня есть барьер: я не могу бить человека, который мне ничего не сделал. А в армрестлинге ты человеку не вредишь. Тут важна ещё психология. Ты смотришь в глаза спортсмену — ведь идёт борьбе характеров, не только силы! Тактика, стратегия... Это со стороны кажется, что ты просто руку человека положил. На самом деле есть множество разных нюансов. Очень много стилей, подходов... Иногда можно руку «отдать», чтобы потом пройти по низу, выйти наверх и выиграть.

Армрестлинг — технически сложный вид спорта.

— Не самый, конечно, сложный. Он скорее силовой и технический. 50×50.

Почему не удаётся выиграть чемпионат России?

— Опять же вопрос. Я, как глава антидопингового комитета Федерации армрестлинга России, знаю ситуацию со стероидами очень хорошо. Далеко не все армрестлеры принимают их. Но это очень одарённые генетически спортсмены. Я таким не являюсь. Вот в армлифтинге — да. (Смеётся.) У меня очень сильный хват. Меня природа этим одарила. В армспорте также есть одарённые спортсмены. У некоторых связка крепится в другом месте, за счёт этого рычаг получается другим. Как говорят: «Кольт уравнял всех людей». То же самое и стероиды — в принципе, уравнивают. Но всё-таки я больше задумываюсь о здоровье, не ставлю всё на кон.

Всем спортсменам задаю этот вопрос. Говорят, спортсмены не очень далёкие люди.

— Я скажу так: для того чтобы стать хорошим спортсменом, ты должен либо думать сам, либо у тебя должен быть думающий тренер. Но так как у нас с тренерами проблема, то те спортсмены, которые добились высоких результатов, пахали, вынуждены были ещё и думать. Если он дурак, то он будет биться головой об стену и продолжать делать неправильно то, что он делал. А если ты умеешь анализировать, то всё получится. Мне кажется, что среди спортсменов столько же дураков, как и среди обычных людей. Просто спортсмены, может быть, более заметны.

Какие у тебя планы? Будешь стремиться выиграть чемпионат России, Европы, мира?

— Нет, к этому я уже не стремлюсь. Мне по силам выигрывать чемпионаты округа, российские турниры... На России я могу войти в тройку, но стать чемпионом — это вряд ли.

Армрестлинг — это ведь не очень популярный вид спорта в Перми?

— Смотря с чем сравнивать. Армрестлинг впереди пауэрлифтинга, бодибилдинга, гиревого спорта. По результатам я имею в виду. Массовости не хватает, это да.

А почему?

— Хороший вопрос. Во-первых, тут играет роль наше взаимодействие с властями. Проблема в том, что у нас нет секции армрестлинга. Я давно этот вопрос ставлю и в министерстве спорта Пермского края, и в городском спорткомитете. Нам нужны секции, причём не просто места для занятий, но ставки тренеров. Сейчас дело сдвинулось с мёртвой точки. С первого марта мы должны заехать в ФОК «Победа». Там будут и ставки, и помещение. Это будет первая полноценная секция армрестлинга в Перми. Второй вопрос — это армрестлинг в школах, ссузах, вузах. В прошлом году мы провели первый чемпионат Пермского края среди студентов вузов. Посещаемость была очень низкая. Но тут дело такое: инициатива должна идти не только сверху, студенты тоже должны проявить инициативу. У меня есть подозрение, что их слишком поздно оповестили об этом. Следующий чемпионат пройдёт 28 февраля. Я надеюсь, людей будет больше. Если у студентов появится интерес, они будут просить купить стол, начнут тренироваться и так далее. Мы можем им в этом деле помочь. В сельхозакадемии у нас занимаются люди, в педуниверситете.

Слушай, нельзя ведь просто так стать тренером по армрестлингу? Руки травмируются только так! Должно же быть какое-то обучение?

— Нельзя, конечно. К нам приходят бывшие или действующие спортсмены. Есть желающие работать. Вопрос: где и с кем работать? С вузами мне повезло. Галина Аркадьевна Гавронина очень помогла. Чемпионат будет проходить на их базе. С ссузами движения нет, увы. В школы я ещё, честно говоря, не выходил. У нас в Соликамске есть Александр Поздняков, он занимается именно школами. И ещё инвалидами.

Сколько стоит стол для армрестлинга?

— Пятнадцать тысяч стоит хороший, стандартный, стол.

На всяких праздниках, таких как Масленица, организуют обычно соревнования по армрестлингу...

— Сабантуй.

Как ты на это смотришь? Это же чревато травмами?

— Это очень опасно. И когда ко мне обращаются с просьбой дать стол, я всегда говорю: «Стол вам дам даже бесплатно, но вы должны взять и нашего судью». Судья должен быть профессиональным, чтобы следить за поединком. Судья — обязательное «приложение» к столу.

Что ломается в первую очередь?

— Винтовой перелом плечевой кости. Страшное дело! Я насмотрелся на это в своё время. Я же начинал заниматься армрестлингом первым в Перми. Из тех, кто остался. (Улыбается.) На первом чемпионате Перми, в 2000 году, я выступал. Мы тогда, кстати, даже не знали, что борются стоя! (Смеётся.) У нас стол был «сидячий». У меня родители выписывали журнал «Спортивная жизнь России», в нескольких номерах были статьи про армрестлинг с правилами. Меня поставили ответственным за соблюдение правил. Я тогда чемпионат города выиграл. Из тех, кто тогда выступал, я сейчас не вижу никого. В октябре 2000 года у нас появился Цинделиани, вот тогда мы поняли, что такое армрестлинг на самом деле.

Это я к чему всё рассказываю? В то время руки ломались только так! Первый раз, когда я это увидел и услышал, был шок. Руки ломаются жутко! С ужасным звуком. И вид у руки становится такой, как будто второй локоть появился. Может быть, поэтому из тех, кто начинал, никто и не остался. (Смеётся.) Серьёзные спортсмены, конечно, не ломают. Я с 2004 года на чемпионате России выступаю, там не видел ни разу.

Фото: Антон Фиштик

Родители поощряли твои занятия спортом?

— Сложно сказать. Сейчас мама говорит: «Зачем тебе этот большой спорт? Он калечит». Я не вижу её поддержки, конечно. Ну и ладно. (Смеётся.)

Миша Кокляев сказал мне в интервью, что быть большим человеком — это большая ответственность. Ты тоже по габаритам немаленький. Чувствуешь ответственность?

— Какая ответственность? Типа защитник?

Ну да.

— Может быть, да. Но часто ли это приходится применять?

Кстати, приходилось ли использовать свою силу?

— За последние 10 лет пару раз. Один раз я шёл по улице, молодые люди привязались к девушке. Они просто шли рядом и что-то ей говорили. А меня как-то переклинило. Они какие-то мерзкие были, с пивом, зимой. И я, не думая, подошёл к одному, схватил за горло и слегка приподнял. Они поняли, что сопротивляться бесполезно, и слиняли. (Смеётся.) Девушка тоже, кстати, растворилась.

У тебя была мечта уехать из России...

— Эта мечта была в 13 лет. Сейчас я не хочу уезжать из страны.

А из Перми?

— Нет. Но мне всё равно, где жить. Я жил и в Волгограде, и в Москве, и в Питере, и в Казахстане, и в Екатеринбурге. Мне везде хорошо. Если появятся «точки роста», готов уехать из Перми, но из России точно не уеду.

У некоторых мужчин есть такой стандартный подход: наращу себе мышцы, сделаю красивую фигуру, девчонки будут штабелями передо мной падать.

— Я заметил такую интересную фишку в «Инстаграме». Количество лайков сразу показывает, что нравится людям, а что нет. Так вот, у меня есть несколько фотографий с мышцами, а есть, где я рядом с крутыми тачками на фотосессии. Словом, на машины больше лайков, чем на мышцы.

Какие девушки тебе нравятся?

— О-о-о-о! Серьёзный вопрос! (Смеётся.) Можно нарисовать кучу идеалов, а потом пройдёт мимо какая-нибудь девушка, и ты влюбишься в неё! А она будет совсем не такая, как ты себе рисовал в воображении. Любовь зла. (Улыбается.) Это даже не философский вопрос, а физиологический. Какие-то химические реакции запускаются в организме. А почему они запустились? Никто не знает.

Ты всё время учишься. Вот и Школу риторики окончил. Зачем тебе это надо?

— Наполеон — один из людей, которых я уважаю. Так вот, он сказал: «Когда я попадаю в чужой город, я не скучаю, я его изучаю. Вдруг мне придётся его завоевывать?». Если у меня есть возможность что-то новое изучить, я не теряю времени и изучаю.

Как ты относишься к людям, которые сами себя сделали — мышцы накачали, похудели?

— Как я могу к ним относиться? С уважением, конечно! Некоторые девушки, которые хотят похудеть, приходят ко мне и говорят: «Я стесняюсь заниматься в зале». Я говорю: «Стесняться нужно того, что ты сидишь на диване! А если ты пришла в зал, ты уже достойна уважения!». Любой человек, который пытается себя изменить, приносит какие-то жертвы... Это уже заслуживает уважения.

У тебя ведь есть свои программы по похудению?

— У меня есть два варианта: заниматься персонально или в мини-группах. Мы делим людей по типу, даём примерно одно и то же. Но обязательна обратная связь. Для того чтобы похудеть, нужна индивидуальная мотивация. Похудение — это не построение фигуры. Вот когда ты скинул вес и строишь тело — тогда обязателен индивидуальный подход. Я не приемлю школы онлайн-фитнеса, в которых по тысяче человек и все занимаются по одной программе. Люди разные! Строить фигуру всем одинаково невозможно.

Я против слова «диета». Мне психологически оно неприемлемо. А вот «правильное питание» — как-то проще воспринимается.

— Да-да. Причём когда ты переходишь на правильное питание, уже какие-то вредные вещи воспринимаешь как яд. До фанатизма, конечно, доходить не надо. Если к соревнованиям готовишься — это одна история. А если просто похудеть — нужно определить время, когда ты можешь позволить себе что-то вредное. Дисциплина и самоконтроль — это самое важное. Ты должен работать всегда и везде. Даже выйдя за пределы зала. Какой бы у тебя ни был профессиональный тренер, если ты косячишь за пределами зала, ничего не получится.

Некоторые говорят, что фитнес — это просто выкачивание денег...

— Тут каждому своё. Вот смотри, есть люди, которые хотят сами разобраться во всём, им я помогаю абсолютно бесплатно. У меня есть группа «ВКонтакте», где я консультирую людей, пишу статьи. А есть люди, которые не хотят разбираться. Они профессионалы в какой-то своей сфере. Они приходят, платят деньги и получают то, что хотят. У меня такая же позиция: если я не хочу что-то самостоятельно изучать, я пойду к профессионалу. Ты тренер — я ученик. Ты для меня авторитет, и я буду выполнять всё, что ты мне скажешь.

Фото: Антон Фиштик

Ты сейчас вошёл в ассоциацию врачей...

— Ассоциацию спортивной и восстановительной медицины. Это очень интересный проект. Возглавляет его Вера Георгиевна Черкасова — завкафедрой спортивной медицины и реабилитологии Пермской медакадемии. Мы решили внедрять знания медицины в спорт. Сейчас они идут параллельными дорогами. Врачи не знают, что делать со спортсменами. В то же время в спорте люди не знаю, что делать, если у них что-то болит. Сейчас медицина интересуется спортом. Мы тесно переплетёмся, в апреле у нас будет конференция, где выступят и медики и спортсмены. Первая тема «Занятия спортом при проблемах с опорно-двигательным аппаратом». Это будет даже не просто конференция, а своеобразный тренинг. Следующая тема «БАДы и другие добавки». Очень хорошо, что мы нашли общий язык.

Почему до сих пор не женат?

— Это самый частый вопрос за последние лет пять. (Смеётся.) Не нашлось подходящей девушки. Я был женат, развёлся. Желание найти девушку, с которой бы хотелось прожить всю жизнь, есть. Но в то же время у меня характер свободолюбивый. Женщина ведь всегда рано или поздно начинает что-то навязывать, высказывать какое-то недовольство... Меня это сразу отрубает. Чем старше становлюсь, тем раньше это замечаю. Есть, конечно, женщины, которые готовы меняться...

А почему ты не хочешь меняться?

— Поздно уже, наверное. Главное — меня не трогать! (Смеётся.)