X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать

«За этих женщин говорят их дела, мало кто интересуется ими как личностями». Фотограф Алиса Калипсо — о проекте «Женское лицо»

В Перми проходит мультимедийный благотворительный проект режиссёра Ольги Аверкиевой «Женское лицо». Его главное событие — выставка о героинях, которые занимаются общественными проектами. Женщины помогают сиротам, пожилым, бездомным, людям в кризисных ситуациях, тяжелобольным детям, животным и птицам. Все эти истории рассказаны с помощью видеоманифестов и фотопортретов. Последние создавала фотограф Алиса Калипсо. Интернет-журнал «Звезда» выяснил у Алисы, почему она решила участвовать в этом проекте и трудно ли было разглядеть за сложившимися образами активисток их настоящее и личное.

Почему вы решили участвовать в проекте?

— В ноябре прошлого года со мной связалась режиссёр Ольга Аверкиева. Она познакомилась с моими работами и поняла, что ключевая роль во всех моих снимках принадлежит женщине. Ей удалось почувствовать, что женщина в моих работах — это цветок, хрупкий, надломленный, цветущий и благоухающий. Я поняла, у нас получится говорить на одном языке.

Ольга объяснила, что будет снимать документальное кино, а от фотографий требуется художественность. Я привыкла создавать атмосферу и погружать в неё персонажа. А потом смотреть через камеру, что будет происходить, как он будет раскрываться, насколько ему комфортно. Здесь же мне хотелось уйти от этого. Я понимала, что это очень самодостаточные женщины, которые всё время крутятся в своей атмосфере, за которой мне посчастливилось понаблюдать. И если у Ольги был запрос на художественность, то мне хотелось минимализма и избежать «театральщины». При этом я не ставлю минимализм в противовес художественности, просто хотелось сместить акценты.

Это как?

— Ну, например, не снимать Галю Море с кучей котиков, а показать её образ через ассоциацию с морем, которое может быть не только спокойным, но и волнующимся. С Галей я училась в одной школе. У неё мама — учитель музыки, потрясающая женщина. И для меня была большая честь познакомиться поближе с Галей и, конечно, со всеми другими женщинами, которые так много делают для города и людей.

Как вы работали над проектом?

— В онлайн- и оффлайн-формате. Оффлайн — это просто документация портретов. А в онлайн-формате Ольга разрешила мне немного разгуляться. Я сказала Ольге, что мне хочется максимальной чистоты: без реквизита и строительства вокруг героинь условных замков. У каждой женщины и так есть всё, что нужно показать на фотографии.

Я не со всеми героинями была знакома, и мне захотелось установить с ними связь, задав им вопрос, с чем они себя ассоциируют? Мы встретились в zoom-конференции, и оказалось, что для многих этот вопрос был не самым комфортным. За этих женщин говорят их дела, мало кто интересуется ими как личностями.

Кто-то (например, Светлана Алексеева) ассоциировал себя с дорогой. Но мне не хотелось, чтобы в кадре был руль, — я старалась избегать лобовых ассоциаций. Таня Добрынина ассоциировала себя с летящим ломом. Но мне не хотелось наряжать её в доспехи и делать из неё металлиста. Зато я добавила в кадр ветер, и образ получился многомерным.

Все героини разные. Трудно ли было за уже сложившимися образами героинь найти их самих?

— Я переживала больше до съёмки: получится ли у меня, какой-то девочки, которая не занимается общественными делами, быть наравне, попробовать уловить в них женщин, сделавших много хорошего для города. Больше всего я переживала за съёмку Татьяны Ивановны Марголиной. В ходе zoom-конференции мне показалось, что ей не по душе мой вопрос. Но впоследствии выяснилось, что с Татьяной Ивановной легко и просто работать. Я сразу ей объяснила, как это будет выглядеть. И она сказала, что доверяет мне.

Мы снимали целый световой день, с 9 утра до 8 вечера, поэтому снимки такие разные по атмосфере, как в общем-то и наши героини. Татьяну Ивановну мы снимали самой последней, поэтому свет получился более театральным, как на сцене. Когда она читала свой манифест, то артистично жестикулировала. Поэтому мне хотелось, чтобы и на фотографии была жестикуляция в кадре, ведь это неотъемлемая часть образа Татьяны Ивановны.

И как героини отреагировали на ваши фотопортреты?

— Они говорили, что мне удалось уловить их образ.

Вы впервые принимаете участие в благотворительных проектах?

— Нет. Пять лет назад вместе с благотворительным фондом «Я помогаю детям» мы делали выставку с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Мы пытались воссоздать картины таких известных художников, как Василий Суриков, Андре Луис Дерен, Константин Маковский. Съёмки проходили в Юго-Камске, некоторым детям было сложно преодолеть путь до Перми. Эти дети учили меня каждый день встречать с улыбкой.

Потом было сотрудничество с благотворительным проектом «История Марты» Юлии Шараповой. В детстве на меня нападали стаи собак. Было страшно. Я стала их бояться. Участие в проекте Юли стало хорошим челенджем, чтобы растопить сердце.

В приюте «Доброе сердце» я увидела 350 собак в вольерах под открытым небом. Они лаяли и хотели вырваться на свободу, чтобы, как я поняла позже, бегать, играть, а у меня просто покатились слёзы. Потом я успокоилась и стала действовать. Мы сделали собакам портреты, и каждый снимок не похож на другой, ведь каждая собака обладает своим характером. А когда ты даришь живому существу любовь, оно это чувствует и дарит тепло взамен. Поэтому всё-таки ключевой момент — не бояться, а постараться найти общий язык.

Последние пару лет мне казалось всё изученным вдоль и поперёк в индустрии моды. Мне неинтересно эксплуатировать актуальные темы, такие как экология или феминизм, а потом преподносить их в фэшн-съёмках для журналов. Но хочется видеть через объектив больше настоящего, чувствовать такт жизни.

Недавно мы с Аней Фадеевой и командой сняли четырёх героинь, подопечных и выпускниц «Территории передышки», к 8 марта. Это уникальные люди со своей историей, казалось бы, совсем из другой среды. С ними было легко общаться и взаимодействовать. Красота не для привилегированных, она есть в каждом из нас.

Проект называется «Женское лицо». Что вы вкладываете в понятия «женственность» и «женское»?

— Нужно на всё смотреть с точки зрения человечности, а не делить на женское и мужское. Женская сила — созидающая, мужская — более разрушительная, но не в каком-то негативном контексте. В нём просто больше стремительности. А в женщине же, наоборот, что-то сдерживающее, сохраняющее и заземляющее. В человеке, не важно какого он пола, есть доля и женственности, и мужественности. В этом и есть, наверное, смысл. Всех людей стоит рассматривать с той точки зрения, что они люди и личности. Женственность больше про любовь, и всё проходит через её призму.

***

Ранее мы подробно писали об инициаторе проекта «Женское лицо» Ольге Аверкиевой и публиковали программу мероприятий мультимедийного фестиваля.

Читайте также интервью с пермским кинодокументалистом Ольгой Аверкиевой.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь