X

Новости

Сегодня
Вчера
19 мая 2018
18 мая 2018
17 мая 2018
16 мая 2018

Павел Шевченко: Чем больше игры, тем интереснее

Фото: Тимур Абасов

Двадцать лет на нашем телевидении идёт «Своя игра» — удачная копия американской телевикторины Jeopardy! Эта увлекательная интеллектуальная игра привлекает зрителей и игроков не только по всей России, но и из-за рубежа. Среди игроков есть наши земляки. Самый титулованный и опытный из них — Павел Шевченко.

В «Свой игре» Павел Александрович участвует уже более десяти лет. В списке его заслуг есть победа над Александром Друзём, а в финале прошлого юбилейного сезона «Своей игры» он занял второе место. Кроме этого, Павел Шевченко возглавляет Центр развития одарённости, который ведёт достаточно разнообразную деятельность по работе с детьми — от предметных чемпионатов и региональных школьных турниров по интеллектуальным играм до летних лагерей с серьёзной образовательной программой. Об интеллектуальных играх, их популярности и важности в воспитании мы и поговорили с Павлом Александровичем.

Как давно вы занимаетесь интеллектуальными играми?

— В 1993-м мы впервые начали проводить игры для школьников и постепенно, играя со школьниками, сами начали играть. Собрали взрослую команду, с ней ездили на интеллектуальные турниры, правда, немного. Потом стал сам немного играть для себя.

В «Своей игре» давно участвуете?

— С 2003 года, но тогда были съёмки, а показали уже в 2004-м.

Фото: Своя игра

Как вы туда попали и как проходит отбор на передачу?

— Раньше было проще. Я всем рассказываю историю, что меня жена очень долго уговаривала написать заявку, чтобы отправить её по электронной почте. А я всё как-то забывал, ленился. А потом уехал в лагерь, она мне туда позвонила, сказала: «Тебе звонили из „Своей игры“, я за тебя отправила заявку, и тебе уже позвонили, чтобы провести тур по телефону. Я сказала, что ты приедешь завтра». Я приезжал в три часа дня, а она попросила их позвонить вечером, чтобы я мог отдохнуть, когда приеду, и с ясной головой ответить на вопросы. Позвонили. Задали вопросы. Их было много — 30 или 40, причём правильные ответы не говорили. Через какое-то время перезвонили и пригласили на игру. А сейчас, говорят, есть ещё очный отборочный тур. То есть после заочного тура людей зовут поиграть вживую, но не за столами в студии, а в редакции. Там смотрят, как люди выглядят, не боятся ли отвечать. Получается, сейчас сложнее в два раза.

То есть туда очень сложно попасть?

— Да, попасть не очень просто. Желающие есть, но, мне кажется, их не очень много. Яркие игроки приходят нечасто — те, которые надолго остаются и запоминаются.

Из Перми в «Своей игре» было много участников?

— Около десяти. Я сейчас постараюсь не ошибиться. Это Фатима Азизовна Злобина, хотя она играет нечасто, но очень активна в интернет-сообществе «Своей игры», очень уважаемый человек в комьюнити. Потом Юлия Баталина, журналист. Сергей Спешков, Алексей Гилёв, Игорь Петров, Валера Колчанов, Артём Сорожкин из Березников. Потом я, Аня Ефимова, Костя Деменев (хоть он уже и не наш, а уфимский), Витя Абдураманов, Саша Пономарёв. А вот, кажется, и всё...

Павел Шевченко Фото: Тимур Абасов

И это за 20 лет существования передачи?..

— С другой стороны, пермяки выглядят там очень неплохо. Есть критерий — позвали второй раз, значит, игрок запомнился. Минимум два раза играли Фатима Азизовна, Серёжа Спешков, Лёша Гилёв, Игорь Петров и я. Пять человек от Перми.

Значит, кроме того, чтобы игрок был сильным, в «Своей игре» есть и другие критерии?

— Да, кроме того, что человек играет и набирает большую сумму или выигрывает, второй показатель — то, как человек ведёт себя за игровым столом, насколько он интересен. Передача ведь идёт для зрителей. Одно дело, если мы где-то собрались, поиграли за столом на кнопочке... Это никого не волнует. Там нужно, чтобы игра выглядела зрелищно. Это важно!

Если игра не будет интересна зрителю, она не будет нужна. Когда мы разговаривали с ведущим — Петром Борисовичем Кулешовым, он очень долго сокрушался по поводу знаменитой серии с Вассерманом. Говорил: «Почему бы не дать ему не самых сильных игроков, чтобы серия продлилась? Зрителю же интересно смотреть, чтобы серия прервалась и чтобы он увидел именно ту передачу, где Вассермана обыграл простой „человек с улицы“. А ему дают сильных соперников, и понятно, что серия не будет очень длинная».

Технически сложно проходят съёмки телеигры?

— Нет. В день обычно снимается пять передач. И если было четыре дня съёмок, то, значит, сняли пятнадцать передач — примерно по пять передач в день. Первый «мотор» даётся в двенадцать, а участников первой съёмки приглашают к одиннадцати, и всё заканчивают часов в семь-восемь вечера. В принципе недолго. Накладок бывает не очень много. Хотя случаются и исключения, особенно в последний день, когда ведущий, прочитавший за это время столько вопросов, начинает заговариваться и не может выговорить, например, какой-нибудь заковыристый географический термин. Тут можно понять человека. Бывают ситуации, когда программа или какой-нибудь компьютер начинают глючить — такое тоже бывает, но редко. На моей памяти был случай, когда в студии провалился стеклянный пол и его оперативно меняли. А самая большая заминка, которую я видел, связана с вводом в эксплуатацию новой студии. Нынешняя студия — третья, она уже рассчитана под цифровой формат HD. До этого была синяя студия, со зрителями за спиной. Сейчас зрители сидят сбоку, а до этого ещё была самая первая — красная студия. И этот процесс перехода, когда меняли прошлую студию на нынешнюю, шёл очень тяжело. Я как раз был на первых съёмках, где отлаживали новую программу по выводу на экран. Я приехал часов в шесть вечера, надеялся посмотреть одну, может быть, две последние игры, записывающиеся в этот день. Когда зашёл и спросил, как игра, мне сказали, что задали только два вопроса первой игры! Оказывается, не могли как следует запустить программу: начинают — она отказывает, начинают — отказывает. Тяжело было с картинками. В итоге нескольких людей попросили уехать домой и приехать на следующие съёмки. Однако деньги за проезд компенсировали, что немаловажно, тем более что там была команда из Израиля. Это были самые большие накладки, обычно всё проходит быстро и очень легко. На программе очень динамичная команда и замечательный ведущий. Всё идёт на ура. Обычно ничего не вырезают. Понятно, если в студии кто-нибудь что-нибудь брякнет, то это вырежут.

Как строится взаимодействие с другими игроками — противниками? Оказывает влияние на игру?

— Поскольку я уже не первый раз играю, то некоторых (не всех, конечно) противников уже знаю. Допустим, последний раз, когда снимали передачу, у меня в соперниках были петербуржец Женя Караваев и Аркадий Либерман из Тюмени, с ним мы тоже немного знакомы. И понятно, что мы там начинали переговариваться в определённых рамках, держать весёлый тон. Во время игры, как только выпадал «Кот в мешке», я Аркадию говорил: «Ну дай мне „Кота в мешке“!», а он отвечал: «Никогда!». Ближе к финалу, когда уже стало ясно, что я выиграю, снова попросил: «Ну дай „Кота“ напоследок», и тут он мне ответил: «Ну бери!». Ведущий это заметил и сказал, что у нас свои разборки и он в наши отношения не влезает.

Конкуренции среди игроков нет?

— Какой-то зверской конкуренции нет. Что мне там нравится, так это то, что никто друг другу глотки не грызёт. Но порой бывает серьёзная игровая ситуация — будто искры летят, особенно если встречаются сильные игроки. И на это очень интересно посмотреть.

Насколько я знаю, один раз вы обыграли самого Александра Друзя...

— Это совершенно отдельная история. Во-первых, это просто замечательный человек. Мы как-то принимали участие в «Пермской ярмарке» — проводили интеллектуальную игру, и нам нужен был «старик Державин», который погладил бы детей — победителей игры — по головке и всё прочее. Мы позвали Друзя. Друзь — профессионал, несмотря на то что был болен, с температурой, он приехал, как мы и договаривались. И всё, что нужно было, он сделал от и до. Друзь очень много знает. Как-то раз он провёл нам с женой замечательную экскурсию, когда вёз нас по Санкт-Петербургу, просто рассказывал про здания, мимо которых мы проезжали. Это была дорога на Ораниенбаум, а там дворцы... Он рассказывал то, чего нет в книгах. В Перми, соответственно, я ему рассказывал про город. Когда ничего интересного не было, он что-нибудь своё говорил. Но как только я начинал рассказывать, он тут же переключался и впитывал в себя информацию. Мы с ним провели здесь полтора дня и попрощались. А через две недели — съёмки. Я иду в студию, он мне звонит: «Ты сегодня играешь?» — «Да» — «И я играю». В тот день снимали шесть передач. И оказалось, что мы играем в одной. Но так получилось, что в тот день мы не встретились, а вместе играли на следующий день. Очень интересно было, но мне повезло. На самом деле порой встречаются соперники такого уровня, что нужно определённое везение — без него ничего не получится. Мне повезло. Я не уверен, что в другой раз я бы у него выиграл. Очень хороший игрок и замечательный человек.

Вы возглавляете Центр развития одарённости и, как я понимаю, ведёте очень разноплановую деятельность...

— Мы проводим молодёжные предметные чемпионаты — это дистанционные конкурсы для детей, которые занимаются теми или иными предметами. Ещё мы проводим лагерь, где отдых сочетается с получением каких-то знаний. Понятно, что для такого лагеря нужна не просто команда вожатых и воспитателей, а команда преподавателей. У нас в лагере получается, что педагогический коллектив состоит из двух составов: вожатых, которые занимаются с ребятами во внеучебное время, и преподавателей, которые проводят занятия. Преподаватели и вожатые приезжают со всей России. Понятно, что в основа — пермские, но очень любят к нам приезжать и москвичи, есть преподаватели из Ижевска, других городов.

Какие предметы преподают детям в лагере?

— Есть две смены. Первая — естественнонаучная: математика, физика, астрономия, биология, география, робототехника, химия. Вторая смена — гуманитарная: история, обществознание, филология, лингвистика, психология, правоведение и экономика. Это в летнюю смену. Там каждый должен выбрать направление и следовать ему. Зимой мы сделали первый раз экспериментальный лагерь, объявив набор лекторов на день. И каждый ребёнок решал, к кому и в какой день идти. Есть наши, местные, классные преподаватели: Андрей Сметанин — историк, который уже много лет приезжает к нам в лагерь, очень много вложил в него своего интеллектуального труда. Есть и те, кто приезжает издалека, в том году у нас два раза был Алексей Паевский — научный журналист, редактор журнала «За науку». К нам приезжает Сергей Назаров — астроном из Крыма, причём каждый год, чтобы приехать и позаниматься с нашими школьникам, он ставит на паузу свои астрономические наблюдения.

Получается, это и педагогам интересно?

— Да. Они замечательные люди, которые приезжают к нам в лагерь преподавать. В этом году на зимнюю смену мне позвонили три человека, спросили, почему я их не беру, и сказали, что они могут приехать и провести интересную лекцию. Была, например, Ирина Шафранская — профессор Высшей школы экономики, которая занимается урбанистикой. Приезжал с лекцией Сергей Маленко, который занимает очень высокую должность в Россотрудничестве. Преподавателям тоже интересно. Наша задача — искать детей и преподавателей, которые друг другу интересны.

Для детей в ваш лагерь есть отбор?

— Отборов у нас пока никаких нет. Мы в лагерь приглашаем всех. Путёвка стоит денег, но не таких уж страшных, соответствует примерно ценам других лагерей.

А как вы организуете и проводите спортивные интеллектуальные игры для школьников, есть какая-то структура?

— Структуры жёсткой нет. Проходит несколько заочных турниров — то, что раньше было «Кубком Прикамья». Для пермских команд это так и осталось, но есть и второй зачёт Всероссийского синхронного чемпионата для школьников. Соответственно, команда играет отборочные игры «Кубка Прикамья» и отдельно — второй зачёт на всю Россию. Как обычно, лучшие пермские команды приглашаются в финал «Кубка Прикамья». Кроме того, есть энтузиасты, которые проводят очные турниры. Скажем, Максим Кухтин проводит игры в Соликамске и Березниках, в Чернушке проводит Лидия Созыкина...

Фото: Тимур Абасов

То есть движение интеллектуальных игр на уровне школьников хорошо развито в Пермском крае?

— Каждый год по пять, шесть или семь команд участвует в чемпионате России за счёт того, что в прошлые годы себя хорошо показали. У нас есть очень результативные тренеры, которые работают с командами много лет и им это не надоедает. Они каждый год готовят участников, занимающих призовые места: Александр Пономарёв, Сергей Егоркин — это навскидку... Время от времени тут и там появляются интересные, самобытные команды — от Большой Сосновы до Чернушки и Нытвы, которая как-то чуть не заняла призовое место на чемпионате России. И в Губахе есть очень интересные команды, и в Соликамске, и в других городах команды «выстреливают» каждый год.

Можно сказать, что интеллектуальные игры популярны среди школьников в Перми и края?

— Интеллектуальные игры — это такая деятельность, в которой быстро получаешь удовлетворение от результатов. Вопрос — ответ, быстрый результат. Понятно, что есть и другие способы приложить свои знания, но они не настолько быстрые. Например, олимпиады, но там подольше нужно думать. Есть школьные исследования, где нужно ещё дольше думать. Этим игры и привлекают: есть вопрос и быстрый результат здесь и сейчас.

После интервью Павел Александрович показал нам существующий при Центре развития одарённости магазин развивающих игрушек, в котором продаются разные познавательные вещи для детей — от конструкторов и игр до наборов, позволяющих детям проводить научные опыт или самостоятельно собрать простой микроскоп. Он даже продемонстрировал пару игр в действии и на вопрос: «Можно ли это считать обучением через игру?» — ответил:

— Да, сейчас много такого обучения — через игру, потому что ребятам интересно. Но превращать всё обучение в игру нельзя, должно быть какое-то усилие. Хотя чем больше игры, тем интереснее.

***